История одной незаконченной битвы

Каждый человек ведет свою невидимую битву. Большое уважение у меня вызывают люди, которые встречаясь со своей болезнью каждый день, не сдаются, одерживают маленькие победы, иногда отступают, но не опускают руки. Это сложно. И сложно вдвойне, когда у человека диагностировано пси-расстройство. Почему-то обществу легче сострадать людям страдающим от онкологии или какой-то соматической болезни, но на пси-иных стоит некая печать: они агрессивны, опасны и непредсказуемы, лучше бы их вообще не было... К сожалению, это самая частая реакция "обычных" людей. На самом деле, почувствовать и понять до конца , что значит быть пси-иным возможно только через личный опыт. Я расскажу о своем: у меня болен сын.

Официальный диагноз ему был поставлен в 2016 году, и так как он попал в больницу в острой фазе, диагноз был поставлен неправильно: параноидальная шизофрения, потом, в процессе динамического наблюдения, диагноз поменяли на шизоаффектвное расстройство смешанного типа. Я хочу рассказать историю моей битвы, потому что когда заболевает близкий человек, мы проходим те же стадии, что и больной, только не всегда мы можем их пройти, иногда, близкие (родители, мужья, жены, дети) застревают на стадии отрицания. Внешне это выглядит так, будто им совершенно плевать на родного человека, они как бы оставляют его на волю обстоятельств. Я не специалист и не могу судить, что происходит в этот момент с родными заболевшего, возможно, у них просто нет ресурса нести такую ношу даже психологически, возможно, им все равно. Но я точно знаю, что поддержка очень нужна людям, у которых диагностировано психическое расстройство.

Наверное, многие знают, что в 50-ые - 60-ые годы XX века медицина сделала большой шаг вперёд. В результате этого онкологические больные, обречённые на смерть, получали определённую "отсрочку", при том, что их заболевание в большинстве случаев оставалось неизлечимым. Швейцарский психиатр Элизабет Кюблер-Росс, работавшая с такими пациентами, видела свою задачу в том, чтобы поддержать их. В процессе своей работы она стала отмечать, что переживания смертельно больных людей складываются в определённые схемы, типы реагирования, которые ещё и сменяют друг друга в определённой закономерности. В своей книге "О смерти и умирании" она описывает эти пять стадий: Отрицание, Гнев, Магическое мышление, Депрессия и Принятие.

В дальнейшем было установлено, что подобное реагирование характерно для людей не только в случае заболевания смертельного и неизлечимого, но и любой травмирующей ситуации, достаточно сильной, чтобы не быть принятой и прожитой одномоментно.

ОТРИЦАНИЕ

Диагноз и выписка после госпитализации вызвали у меня смешанные чувства: шок, боль и мысли о том, что врачи, видимо, какие-то идиоты, конечно, с моим сыном сейчас не все в порядке, но "параноидальная шизофрения" - это явный перебор. Конечно, у него был психоз, но сейчас он попьёт пару месяцев таблетки и все встанет на свои места... Я была совершенно не готова, совершенно безграмотна и совершенно потеряна. После того, как сын месяц пропил нейролептики (которые ему еще не совсем хорошо подобрали, как сам нейролептик так и дозу) он бросил их принимать и у него началась постпсихотическая депрессия (как мне потом объяснили) - он начал резать руки. Отрицание было уже невозможно. Каждый новый порез на его руках становился шрамом на моем сердце...


ГНЕВ

Это был обычный вопрос, который задает себе любой нормальный родитель, когда понимает, что его ребенок серьёзно болен. Ночью этот вопрос становился криком и рыдая в подушку я повторяла без умолку: за что, за что за что... это было просто невыносимо. Потом, я начала читать литературу, искать психиатров, ходить к ним на консультации вместе с сыном или даже одна, когда он отказывался идти, и верить, что вот сейчас именно этот прекрасный врач, пропишет волшебные безвредные таблетки. Но когда этот врач говорит, что таких таблеток нет, а те, что есть придётся пить очень долго, почему-то именно в этот момент кажется, что должен быть другой путь, надо только его найти...

МАГИЧЕСКОЕ МЫШЛЕНИЕ

Да. Это оно. Думаю, что 99% мам/бабушек/жен прошли этот опыт. Да. Вот сейчас мы наконец найдём доброго волшебника, который взмахнет своей хрустальной палочкой и фьють... твой сын/дочь здоровы. Я не буду описывать всех чародеев и святых, к которым я обратилась. Мне кажется, что чистой воды шарлатанов среди них не было, каждый по своему верил, что сможет помочь и оказывал свою помощь от всего сердца Был среди них и совершенно удивительный человек - отец Хосе, он читал молитвы над моим сыном и добавлял: тебе обязательно надо принимать таблетки, которые прописывает врач, но и вера твоя должна поддерживать тебя. Я верующий человек, не отношу себя к какой-то конфессии, но верю. Это даёт силы идти как бы трудно не было...

В процессе поиска помощи я написала пост на Фб и мне в личку ответила одна замечательная девушка, которая чудесным образом оказалась психиатром в ПНД нашего района. Она приехала к нам домой, долго говорила с сыном, отказалась наотрез от финансовой компенсации за свой труд. Потом сын ушел в свою комнату, а я начала плакать и рассказывать историю его болезни, описывать свои попытки найти врача и даже альтернативное лечение, она улыбнулась и сказала: лучший экзорцист - это кветиапин, приходите в ПНД, надо вставать на учет и подбирать лечение...

ДЕПРЕССИЯ

Это сейчас происходит со мной, вернее я в транзите от депрессии к принятию. Депрессия забирает очень много сил, ты понимаешь, что твой близкий болен, ты понимаешь, что ему сложно с этим жить, но у тебя еще тлеет надежда, что ты что-то контролируешь и можешь на что-то повлиять. Я понимаю сейчас, что надо принять болезнь, надо помогать, но результат лечения или, в идеале, наступление ремиссии - мне не принадлежит. Я могу уповать. Поддерживать. Молиться. Но болезнь может отступать, а может случится обострение. И так было уже несколько раз. И с этим надо просто жить...

Мне потребовалось больше трех лет, чтобы пройти через эти стадии. От всего сердца желаю вам здоровья, сил и никогда не сдаваться.


Юлия Минина специально для F00-F99.