Ночь желаний

АВТОР: Валентина Быстримович (г.Минск, респ.Беларусь)

История 3 сезона. Категория Обыкновенное чудо, победитель в спецноминации "Нереально реально чудо"


О чем мечтал в новогоднюю ночь парень в инвалидной коляске, которому, как приговор, при рождении был поставлен диагноз «ходить никогда не будет»? Наверное, о немецкой инвалидной коляске, более поворотливой и легкой, чем его. О чем мечтала его мать, которая, работая на двух работах, вырастила ребенка одна, и которая в свои двадцать два в роддоме сказала твердое «нет» на предложение отказаться от ребенка-инвалида? Она тоже мечтала о немецкой инвалидной коляске для сына.

Роман был инвалидом с рождения. Парень самостоятельно освоил компьютер, занимался самообразованием. Конечно, он не посещал никаких институтов, но готовил курсовые многим студентам их городка. Хоть у парня и были больные ноги, но умом и талантом Бог его не обидел.

Дитя случайной связи, мимолетной любви… И угораздило же тогда Ирину поехать вместе с сотрудниками встречать Новый год во Львов. 

Она хорошо помнила тот день, праздничные огни, гостиницу… Анатолий увидел ее в холле гостиницы, когда их группа получала ключи от номеров. Не успела Ира зайти в номер, как в дверь постучал стройный парень в дубленке, с усами и обжигающим взглядом черных глаз. «Девушка, пойдемте, погуляем! Посмотрите, какой чудный вечер!» И Ира согласилась. Они гуляли по ночному городу, ловили снежинки, зашли в ресторан в гостинице, который работал всю ночь, а потом он провел ее до номера. Они целовались, у нее кружилась голова от шампанского, от сказочности новогодней ночи, от принца с горящим взором. И только утром девушка уразумела, что натворила. Она запомнила его имя, его горящий взгляд — и уехала в свой город. Больше они не виделись, хотя через несколько месяцев Ирина бросилась искать своего случайного знакомого. И узнала, что он эмигрировал.

Ребенок родился в срок, но страшный диагноз все перечеркнул. Пока были живы отец с матерью, жизнь Ирины еще была сносной. А потом она превратилась в робота, который работал, работал, работал, а денег все равно вечно не хватало. У Иры испортились зубы, а на протезирование не было денег, и теперь она стеснялась улыбаться. Старые вещи не красили, и она из молодой красавицы постепенно превращалась в уставшую тетку. Мечты о принце растаяли, как снег, остались молитвы о ребенке и ежедневный труд.

Иногда во сне Ирина видела, как Роман поднимается с инвалидной коляски и идет сам, а рядом с ним мужчина с усами. Она радовалась, что сын ходит, и старалась рассмотреть лицо мужчины, но оно всегда было расплывчатым. Она бежала, бежала к ним, но движения были медленными… Наверное, ей снился Анатолий, но она уже плохо помнила его лицо. Да и прошедшие годы сильно изменили ее и, наверное, его тоже.

Просыпаясь после таких снов в своей однокомнатной квартирке с выцветшими обоями и старой мебелью, женщина подолгу плакала. И только когда к ней подъезжал в коляске Роман и обнимал за плечи, успокаивалась, шла готовить завтрак и бежала на работу. Роман сам убирал со стола и старался делать в квартире все, что было в его силах.

К этому Новому году Ирина готовилась особенно. Решила купить торт, шампанское и поставить настоящую елку, чтобы в квартире пахло хвоей и мандаринами, как в ее детстве. Должен же быть праздник в жизни ее Романа, ведь ему уже двадцать. Жаль, что он не может рвануть навстречу приключениям, как она когда-то.

Роман время от времени интересовался, кто его отец. Сначала Ира говорила, что он летчик-испытатель, и только пару недель назад рассказала сыну правду. Роман внимательно слушал, а потом просидел всю ночь у компьютера. Наверное, расстроился. «Зря рассказала, — думала Ирина. — Пусть бы оставался летчик-испытатель».

Загадочность и занятость Романа в последние дни тревожили женщину. Он почти с ней не общался, видно, много работал. Или чего-то ждал? «Чего он может ждать, — сердце матери сжалось. — Хотя ведь все мы ожидаем чего-то от Нового года».

Ирина искала сыну особенный подарок на Новый год. И присмотрела — кораблик с парусами. Пусть Рома поставит его на книжную полку над компьютером. Может, тогда ему будут сниться путешествия, ведь наяву никуда поехать он не сможет. Женщина тяжело вздохнула и до времени спрятала кораблик в шкаф.

Они встречали Новый год вдвоем. Открыли шампанское, и под бой часов каждый загадал желание. Как в детстве, Ира написала записку, потом сожгла и бросила пепел в бокал. В записке были три слова: «немецкая инвалидная коляска». Роман тоже что-то написал и сжег бумажку. Ирина была уверена, что там написано то же самое, что и у нее, но спрашивать не стала. Роман посматривал то на часы, то на дверь. «Хоть бы худые мысли в его голову не пришли», — испугалась Ирина.

Они долго смотрели телевизор, а потом уснули. Разбудил звонок в дверь. Наверное, опять какой-нибудь студент пришел к Роману с просьбой написать курсовую работу. Ирина набросила халат и открыла дверь.

— Ирина? — незнакомый мужчина внимательно в нее всматривался, как бы стараясь узнать, но, видно, не узнал.

— Да.

Мужчина протянул ей цветы.

— А где Роман?

— Проходите, — сказала Ирина, восхищенная галантностью мужчины, — и запахнула халат.

Роман уже сидел в коляске и выжидающе смотрел на мужчину. Они молча глядели друг на друга, как бы изучая, а потом мужчина обнял Романа и выдохнул:

— Сынок.

Ирина продолжала кутаться в халат, не зная, куда деться от нахлынувшего волнения.

— Я загадал, чтобы ты не обманул, чтобы приехал! — сказал Роман.

— Извини, не смог прилететь вчера, самолет задержали.

— Анатолий? — у Иры задрожали губы.

— Да, Ирочка, это я, — сказал он и поцеловал ее натруженную руку. — Извини, что так поздно приехал. Мне Роман помог, нашел меня через социальные сети. Живу я сейчас в Израиле.

Они долго сидели за столом, пили чай и говорили о жизни. Анатолий после той встречи вместе с матерью переехал в Израиль. Теперь у него жена и две дочери.

— Вот и сын уже есть, — сказал он и снова обнял Романа. — Я им все рассказал, и они вас ждут.

Это не сказка и не выдумка — это правда. Анатолий забрал Романа в клинику в Израиль. Ирина поехала с ними, чтобы ухаживать за сыном. Роману сделали операцию, и через год они вернулись домой уже без инвалидной коляски. Ирина стала совсем другой, у нее красивые зубы, и она улыбается особенно лучисто. Возможно, оттого что раньше так мало приходилось улыбаться, возможно, оттого что сын здоров.

Анатолий купил им квартиру и помог сыну получить образование. Он не оставил свою семью, но и Ирину с Романом не бросил. На тридцать первое декабря Ира пригласила меня на свадьбу сына.

— Ты что? Кто же гуляет свадьбу на Новый год? — удивилась я.

— Роман с невестой так решили, — ответила Ирина. — Раз в нашей семье все главные события происходят на Новый год, пусть и свадьба тогда же будет.

— Что напишешь на бумажке в полночь?

— Попрошу у деда Мороза внука, — улыбнулась сияющая Ирина.

*************

Узнать о проекте РАЗРЕШИ СЕБЕ : https://razreshisebe.ru/

Все истории первого сезона Конкурса женских историй РАЗРЕШИ СЕБЕ можно прочитать в сборнике "Жить! Творить! Любить!": https://ridero.ru/books/zhit_tvorit_lyubit/

Все истории второго сезона Конкурса женских историй РАЗРЕШИ СЕБЕ можно прочитать в сборнике "Жить! Творить! Любить!":  https://ridero.ru/books/zhit_tvorit_lyubit_1/ 

May 26, 2018by Inessa Kholodenina
16
0

Разреши себе не вмешиваться

Автор: Светлана Рамбелли (г.Луго, Италия), Победитель в категории "Обыкновенное чудо", 3 сезон


«Не женщина теперь ты - только мать». Так утешала старуха калхидскую царицу Медею, которая не мыслила жизни без любви.

«Может быть, и мне уже не светит женское счастье», – унывала я, читая Еврипида. Казалось, проще смириться и найти утешение в работе и материнском долге.

А когда пропала надежда, когда закончилось тоскливое ожидание, и началась я как личность – появился ты. Когда я окунулась в водоворот жизни, запретив себе ныть и жаловаться. Когда сквозь асфальт недоверия и цинизма, окутавшего мое сердце, пробился стебель творчества.

Самое трудное, от чего мне приходится отвыкать, чтобы быть достойной твоей искренней любви – от привычки лгать. А вру я с самого далекого детства, сколько себя помню. Тягала шоколадную стружку из кладовки, которую мама держала для праздничного торта, и врала, что не трогала ее, забыв вытереть коричневый рот. Ребятам во дворе рассказывала о старшем брате, который отправился в Африку возглавлять освободительное движение.

В десятом классе я сочинила себе родословную. В ней мой прадед был французским генералом, а прабабушка – прибалтийская волонтерка в публичном доме для военных высшего ранга. Прабабка, конечно, была красавицей, а он, понятно: богатый и некрасивый. И я тут же бросала небрежно, ставя на место этих курносых мальвин: «Решительный нос мне достался от прадеда – порода не вырождается».

Потом мне надоела эта легенда, и я придумала новую. Будто мама моя играла в молодости на сцене столичного театра и завела роман с партнером по спектаклю, теперь он - выдающийся голливудский актер, обойдемся без фамилий.

Но когда до родительских ушей доползли перешептывания соседей, мать и отец здорово прописали мне. Хоть врать я не перестала.

На первом курсе института, когда мы смотрели в актовом зале концерт выпускников детской танцевальной школы, я замечталась вслух о будущих детях:

- Отдам дочку в танцевальный кружок.

- У тебя есть ребенок? – ахнула однокурсница.

Как было не поддаться искушению? Эти пытливые глаза, навостренные уши, жаждущие сказки. Через секунду табун моей фантазии понесся вскачь.

- Я плавала на надувном резиновом матраце недалеко от берега, - язык мой следовал за мгновенно рождающейся выдумкой. - Очнувшись от сна в открытом море, я поняла, что жизнь моя кончена.

Я поведала ей историю о рыбаке, который привез юную русалку в хижину на незнакомом острове. Дальше следовала взаимная страсть, рождение смуглой девочки с кудрявыми каштановыми волосами и, наконец...

Многие обжигались от неистового огня моих выдумок и прикипали ко мне. Тогда я решила использовать свою неуемную энергию в благих целях и стала подобием палочки-выручалочки, делая услуги и раздавая подсказки.

Так я притянула тех, кто претендовал на мое абсолютное внимание. Они просили совета и поступали по-своему, вымогали честную критику и тут же затаивали обиду, качали права и отнимали у меня самое дорогое – время, которым сами пренебрегали. Забегая вперед, скажу, что впоследствии знакомые, которые так болезненно нуждались во мне, отклеились, не поленившись оскорбить напоследок и обвинить в эгоизме, несмотря на то, что я, как и прежде, не отказывала им в существенной помощи, вот только сократила отток душевной энергии. Те же, кого я, наоборот, считала слишком независимыми и нечуткими, перевернули мое мнение о них – на этих людей я могу положиться, а они – на меня, хоть порой мы не созваниваемся и не списываемся неделями.

Книги духовных учителей Ошо и Гурджиева я прочла случайно. «Если ты не принимаешь себя, то пытаешься изменить других. Это становится твоим занятием».

Встречая 2015 год, я разрешила себе обратить взор внутрь себя, следить за своим собственным развитием, перестать давать советы и не пытаться улучшить чужую жизнь. Позволять другим оставаться собой, не пытаться навязывать духовные ценности и не изливать на собеседника накопленный опыт. Не вторгаться в предназначенный ему путь, торопясь без спроса решать чужие задачи, оберегая от отчаянья. Ведь именно отчаянье для многих – начало свершений и побед.

Оказалось, что за три года можно многое успеть, если исПОЛЬЗовать время. Можно научиться играть на музыкальном инструменте, выучить два языка, освоить новую профессию, сдать квартиру в аренду и объездить двадцать стран. Благодаря взятому темпу я справилась с тягой бесконечно контролировать своего сына, самостоятельность которого отказывалась прежде признавать. Исчезла и нервная тревога: «А где же моя вторая половинка?». Когда я стала целостной, когда обрела себя, только тогда наши судьбы, любимый, пересеклись и соединились.

Мое сердце приняло тебя безусловно, без надежды изменить твой характер, привычки, мировоззрение.

Сейчас модно обвинять женщину в неудачах мужа: мало вдохновляла и влияла, недостаточно терпела и мотивировала.

А я разрешила себе не вмешиваться. Не уговаривать тебя, что ты - сильный мужчина, ты и сам это знаешь. Не критиковать и не подстраховывать – доверяю твоей деловой интуиции. Тебе нужна нежность и понимание, а не призывы и лозунги. Я с удовольствием расспрашиваю тебя о новых идеях, но когда хочу дать совет, прикусываю язык – уважаю твой выбор и знаю, что ты не нуждаешься в поучениях. Я не смею конкурировать с жизнью – только ей дано право учить – путем проб и ошибок, разочарований и побед. Да и некогда мне, любимый - так много своих интересов.

Мы подняли бокалы за Новый 2018 год.

- Знаешь, милый. После встречи с тобой я перестала врать. Даже по мелочам.

- Ты и не врала, а просто любила присочинить. В этом вся твоя эксцентричность. Иначе - куда девать твою фантазию?

- Она уходит в книгу, которую я пишу. Я тебе не говорила? Издатель одобрил черновой вариант. Там все - придуманное. Кроме финала, в котором любовь побеждает все препятствия. Где герои осознают, что преданность и честность дороже всех богатств мира.

May 15, 2018by Inessa Kholodenina
31
0
Show more