Герои Гнозиса

Одной из традиций, отвергаемых протестантизмом, является почитание Святых. По этой причине День Всех Святых в странах, культура которых обусловлена влиянием протестантизма, известен как Хэллоуин. Прочие же христианские народы продолжают праздновать День Всех Святых преимущественно как день поминовения усопших.

Отказ от традиции почитания Святых является отказом от одного из промежуточных уровней cвязи с нуминозностью, непосредственным и прямым переживанием присутствия Божьего. Святые - это те души, которые вошли в Плерому и потому могут стать духовными посредниками для всех взыскующих Света Гнозиса. А поскольку они были когда-то обычными людьми, не чуждыми человеческих ограничений, слабостей и страданий, они на ступеньку ближе к нам, чем другие духовные посредники.

Герард ван Гронинген «Притча о талантах»

Вопрос - "а зачем нам вообще нужны посредники?" - характерен для протестантизма, утверждающего что человеческая душа не нуждается ни в каких посредниках между собой и Богом. Это одно из тех утверждений, которые могут показаться истинными на чисто теоретическом уровне, но будут ложными на практическом и эмпирическом уровнях.

Традиция почитания Святых и иных духовных посредников особенно важна для гностиков, поскольку гностики понимают насколько далеки мы от Плеромы в этом мире, и насколько мы духовно слепы в нашем воплощённом бытии. Потому в гностических писаниях часто описывается множество промежуточных уровней бытия и его сущностей, помогающих на пути к Свету Гнозиса. Один из таких уровней - Святые, — те человеческие души, которые разорвали цепи смертей и перерождений в Чистом Свете Плеромы. Парадокс, но лишь при посредстве сущностей и посредством мистерий мы способны пережить прямой и непосредственный опыт Божьего присутствия, опыт нуминозности.

Традиция почитания Святых создает ряд преимуществ для нашей духовной работы и инициатической практики. Прежде всего, она создаёт историческую линию преемственности. Даже если мы имеем дело с мифической аллегорией, основанной на легендах, а не на фактах, она, тем не менее, является источником огромной психической силы и более чем реальна для нашей души. На психическом уровне традиция почитания Святых выстраивает мост между сознанием и высшим бессознательным. Чем архаичнее, древнее линия преемственности, тем сильнее её влияние на процессы трансформации бессознательного. Преемственность в некотором смысле соединяет прошлое, настоящее и будущее, устанавливая связь с вечными сферами бессознательного. Гностикам связь с прошлым открывает тонкости гностического искусства воспоминания. Одним из важных указаний, содержащихся в литературе гностиков, является предписание «воспоминать». Внутренне или внешне явленные образы Святых, открывающих своего рода канал в потоке времени, помогают нам вспомнить и понять историю собственной жизни как бытие духовной сущности, находящейся за пределами истории, времени. В Книге Еноха обитель Святых описывается так: «Там будет Свет бесконечности, и они не войдут в исчисление времени ...»

Образы Святых - это культурные образы, через которые мы можем получить доступ к архетипическим сферам. Многие из Святых непосредственно связаны с богами и богинями дохристианских религий. Св. Варвара соответствует вудуистскому божеству Легба в Сантерии, Св. Бриджит тождественна архетипу кельтской богини Бригиды, а святой Михаил напрямую соотносится с архангелом с этим именем. Традиция почитания Святых - не только христианское явление. Даже у виккан и неоязычников есть свои святые. Джеральд Гарднер, популяризатор неоязыческих и "ведовских" культов в Америке, описывает «могущественных мертвецов» - те души, которые вышли за границы смерти и перерождения и которые могут оказывать духовную помощь и учить тех, кто ещё скован ограничениями земного воплощения.

Другая роль Святых - это роль внутренних и внешних учителей Гнозиса. Таким образом, они служат Логосу, принося в мир послание Гнозиса. В Книге Познания Света Мани провозглашает: "Отец даровал нам творящий Логос". Логос означает «Слово», и это Слово вмещает гораздо больше, чем все написанные книги и писания Святой Библии; он вмещает в себя премудрость всех Посланников Света, устную и письменную. Логос - архетипический посредник между Богом и человечеством, передающий и истолковывающий пророческие иллюминации, исходящие от Бога; это коллективная ипостась посреднической роли Логоса, частью которого и являются Святые. Книга Мудрости описывает Святых как тех, кто «будет вспыхивать, как искры в волосах», что напоминает образ огней, вспыхивающих во тьме - одно из описаний Логоса в первой главе Евангелия от Иоанна: "Свет во тьме светит, и тьма не объяла его". Святой пророк Мани так описывает эти огни Логоса: «Сими огнями, кои суть сполохи Гнозиса, дарованные Ему, Он обрёл власть над всеми тайнами, дабы раскрывать их тем, кто стремится к ним». Святые - это огни, являющиеся проявлением Гнозиса. Это те, кто при жизни раскрывал тайны Гнозиса тем, кто стремился и мог их вместить, те, которые "избежали злого Эона и возложили на себя завет Отца".

Эоном в данном случае называется внешний мир, Мани описывает тех, кто отрекся от мира и его правителей, архонтов. Отрицая власть архонтов над нами, как говорит Валентин, «растворяя мир и не позволяя миру растворять нас, мы становимся владыками всего творения и разрушения». Контекст, в котором происходит творение, является контекстом, в котором нам нужно понять творение «творящего Логоса», описанного Мани. Его реальность выходит далеко за пределы популяризированных представлений про «создание своей собственной реальности» или творений наших эго. Мы должны преодолеть зависимость от мира и его привязанностей, прежде чем сможем познать и реализовать творение, которое свободно от ограничений мира. Святые - умершие, но пребывающие среди нас, разрушили эти привязанности и обрели высшую Свободу Гнозиса.

Святые - герои, которые служили Логосу и сражались против архонтов мира. Хотя мы и могли бы интерпретировать Отрешение как внутренний психологический конфликт и искупление наших внутренних архонтов, созданный ими мир чужд нашему истинному бытию. Мы «чужаки на чужбине». Мир архонтов - не наш дом. И примеры Святых напоминают нам, что мы должны преодолеть привязанности к мирским вещам и мирским способам мышления и восприятия, если хотим услышать послание творящего Логоса и приблизиться к невыразимому Свету. Одна из аналогий мирских ограничений в гностической мифологии повествует о том, что каждый из планетных архонтов создал одеяние, покров, которым можно было ограничить и поработить человеческий дух. Мы должны снять каждое из этих одеяний и вернуть их архонтам. Как сказано в Евангелии от Фомы:
"Мария сказала Иисусу: На кого похожи твои ученики? Он сказал: Они похожи на детей малых, которые расположились на поле, им не принадлежащем. Когда придут хозяева поля, они скажут: Оставьте нам наше поле. Они обнажаются перед ними, чтобы оставить это им и дать им их поле."

Духовная брань Святых напоминает нам и о том, что как только мы обрели сокровище Гнозиса, мы должны хранить его от мира, его архонтов и их попыток снова погрузить нас в сон забвения и неведения.

«Поэтому я говорю: Если хозяин дома знает, что придёт вор, он будет бодрствовать до тех пор, пока он не придёт, и он не позволит ему проникнуть в дом царствия его, чтобы украсть его вещи. Вы же бодрствуйте перед миром, препоясав чресла с большой силой, чтобы разбойники не нашли пути войти к вам. Так то, что вы ищете, будет найдено».

На очень глубоком психическом уровне это ещё одна причина "познать самих себя". Мы должны познать собственных архонтов сомнений, лжи, вожделения, гордыни, гнева, алчности и зависти и противостоять им неусыпно, лишь так мы сможем одолеть все те психические силы, которые желают погрузить нас в забвение и неведение.

И наконец, Святые служат примером того, как мы можем победить архонтов, оставив поле мира и возделывая виноградник Божий. Этот переход к деланию Святых безупречно описан в известной притче о талантах (Матфея 25: 14-29). Несправедливость этой притчи кажется очень впечатляющей на первый взгляд - ведь получается что равного распределения благ нет ни в мире, ни в духовных сферах. Но эта притча описывает «валюту» Царства Небесного, а не земной денежный эквивалент. Различия в средствах, инвестированных каждому из героев притчи, указывают на разницу уровня индивидуальных сознаний и разную способность к восприятию Гнозису у разных людей.

Гностики выражали это различие уровня сознания в классификации людей по трём типам - гилики (люди материи), психики (люди души) и пневматики (люди духа). Очевидно, что люди обладают неравной способностью к "вмещению" Гнозиса. Гилики едва ли осознают и признают духовный аспект вообще. Психики знают о нём, но не знают, что с ним делать, и поэтому заключают его в правила поведения и догмы богословия. Пневматики же, или гностики, осознанно воспринимают духовное измерение. Они способны познать то, что действительно реально. Нам просто нужно познать то, что реально, осознать нашу связь с истинной реальностью бытия.

Герард ван Гронинген «Притча о Талантах»

В притче тот, кто зарывает свою монету в землю, демонстрирует наименьшую степень осознанности. Он полагает, что «господин - жестокий человек». Похоже, что Господь, которого он знал, был древним «зуб-за-зуб» да «глаз-за-глаз» Яхве Ветхого Завета, который запрещал людям раскрывать и расширять сознание. Смысл притчи - окупить естественные вложения с чувством, толком и расстановкой. Мы должны вкладывать таланты нашего сознания в те состояния, которые помогут увеличить и расширить наше сознание в поисках Царствия Небесного, а не хоронить их в нашей земле. Если мы не способны к осознанности в малой, индивидуальной сфере нашей обыденной жизни, то как мы сможем вместить всю полноту расширенного сознания, выводящую за пределы этого мира?

Иногда расширение сознания имеет побочные эффекты - боль или горе, но если мы поддадимся страху потерь и страданий в этом мире, тогда мы потеряем величайшее сокровище, сокровище реализованного Сознания и Гнозиса. Гностик не боится ошибиться или что-то сделать "не так", так как любые шаги в направлении Гнозиса всё равно приводят к цели. Наверное, в этом и заключалась логика учения Карпократа о необходимости испытать грех, поскольку стрела, не попавшая в центр мишени, всё же ближе к цели, нежели стрела, которая вообще не выпущена в цель. Разница между грехом и Гнозисом заключается лишь в степени осознанности. Мы можем увеличить нашу восприимчивость к Гнозису, используя любые предоставленные нам способности. И мы должны использовать все возможности для достижения Гнозиса, когда они даруются нам: «...был бы среди вас знающий человек! Когда плод созрел, он пришел поспешно,- его серп в руке его,- (и) он взял его. Тот, кто имеет уши слышать, да слышит! »(Евангелие от Фомы)

Способность к Гнозису - это способность использовать Свет нашего сознания для роста этого Света. Увеличение Света сознания внутри нас раскрывает нашу память о том Свете, из которого он возник. Мы вспоминаем наш путь обратно к Свету.

Святые - это те, кто прошёл трансцендентный путь, и потому может помочь и нам вспомнить путь назад, к нашему дому Света. Воспоминание о том, кто мы есть и зачем мы здесь, временами, - суровая борьба. Пример святых может пробудить внутри нас воспоминание нашего индивидуального завета со Светом и найти все те духовные орудия, которые мы получили от Него, войдя в мир. Собор Святых напоминает нам что в сознании, деформированном ограничениями этого мира всегда существует высшее Сознание, церковь Сознаний, которая всегда предлагает нам свою помощь. Когда мы общаемся со Святыми, то обнаруживаем, что и представить не могли как много благодати, прощения и сострадания за пределами узкого восприятия, обусловленного ограничениями этого мира. Они совершили путешествие по этому миру с этой тяжкой ношей, освободились от неё и отправились в Свет, дарующий сострадание всем тем, кто всё ещё страдает в этом мире. Радости Святых нет предела, когда один из нас вспоминает о своей божественной цели и вкладывает свой Богом данный талант сознания в работу по освобождению душ. Таким образом, мы становимся «ловцами человеков» и работниками на виноградниках Логоса.

Святые - это те мужчины и женщины, которые воспользовались орудиями Гнозиса, которые пришли с серпом в руке и собрали жатву Гнозиса. Когда нам открывается возможность Гнозиса, мы должны принять её, другой может и не быть. Не откладывайте, говоря себе, что вы не готовы или не достойны, или озабочены тем, что подумают другие. Возможность Гнозиса - это возможность вознести себя в общество Святых, воспарить душой в бессмертный Дух, который находится вне времени, смерти и перерождения. Если мы пользуемся возможностями Гнозиса, которые даруются нам, Свет нашего сознания светит ярче, и именно этот Свет сознания никогда не вкусит смерти.

- Преподобный Стивен Маршалл

— перевод Инвазия

Если, при прочтении текста, Вы обнаружили ошибку, опечатку или неточность — просим сообщить нам об этом.

Если вам нравятся инициативы проекта «Инвазия», поддержать их можно символическим донатом на карту СБ РФ: 4276-1629-8582-0296