Война в Афганистане. Как мы там оказались и что оставили? 2 часть

Карта Афганистана и приграничных с ним государства в 1978 году
Расположение Афганистана на карте мира на момент 1979 года

Введение

Для начала советую вам ознакомиться с первой частью https://teletype.in/@istorik/wtHi43E9

В случае чего, напомню, что прошлая часть статьи останавливается на моменте ввода советских войск в Афганистан и переходу власти в Демократической Республике Афганистан (ДРА) от радикального крыла НДПА "Хальк" к умеренному "Парчам" во главе с Бабраком Кармалем.

Первые преобразования правительства парчамистов Кармаля

В целом именно афганские солдаты приняли приход советских войск с радушием, скандированием лозунгов советско-афганской дружбы. Городское зажиточное население встретило, скорее, настороженно, но, тем не менее, отдельные факты агрессии не перерастали в массовый характер.

Новое правительство осудило кровавую диктатуру Хафизуллы Амина, обвинило его в работе на американский империализм, а также объявило агентом ЦРУ. Тогда и вскрылся тот факт, что прошлый глава государства и партии до Амина, Нур-Мохаммад Тараки, умер не от болезни, а от удушения подушкой двумя офицерами, лояльными Амину.

Началась политическая амнистия (было освобождено 15 тысяч заключенных), вернули часть конфискованных земель (которая были конфискована незаконно), подняли на треть закупочные цены на сельскохозяйственную продукцию, вернули национальным предпринимателям право заниматься продажей и производством предметов народного потребления, снижены таможенные тарифы. Кармаль объявил о создании единого фронта патриотических партий НОФ (Национальный Отечественный Фронт). Однако де-факто власть продолжала оставаться у НДПА, слова об коалиции прогрессивных партий остались словами.

Однако опять обострились межфракционные противоречия. Период до 27 декабря 1979 года (до свержения Амина) был объявлен "черным этапом ошибок и извращений", кидая тень не только на партию, но и на халькистов, которые были у власти ещё при Тараки и до Амина. Бабрак Кармаль начал полномасштабную чистку во всех органах власти и в армии от сторонников Хафизуллы Амина, однако, под предлогом борьбы с ними, он избавлялся от халькистов в принципе, активно продвигая парчамизацию армии. К моменту смещения Амина более 90% офицеров-партийцев были халькистами, естественно, парчамизация кадров под предлогом борьбы со сторонниками Амина не могла их не разочаровать и не подорвать боеспособности вооруженных сил ДРА. Однако процесс парчамизации кадров был заморожен вмешательством СССР. Теперь, когда Советский Союз имеет не только корпус советников при правительстве ДРА, но и вооруженный контингент на территории Афганистана, у Москвы появилось больше рычагов влияния на внутрипартийные разборки в НДПА. Советники выступали арбитром между "Хальк" и "Парчам" как третья сторона, не заинтересованная в доминировании одной из фракций, старались максимально усмирить мстительные и клановые потуги новых парчамистских лидеров. Тем не менее, халькисты чувствовали себя обделенными, видя, что СССР отдает предпочтение "Парчам". Однако противоречия при помощи Кремля удалось приморозить, противостояние между фракциями не закончилось, однако перестало нести настолько деструктивный характер. Но столь активное вмешательство Советского Союза не могло не укрепить идеологически лагерь оппозиции. Теперь, когда СССР напрямую участвует в военных операциях ДРА, оппозиция имеет прочные базы в сельской местности. Правительство Кармаля, несмотря на ряд преобразований, всё равно видело в силовом методе подавления главный инструмент борьбы с оппозицией. Часть территорий удалось вернуть, однако исламисты по прежнему укрывались в селах и горах.

А едины ли моджахеды?

Несмотря на иностранное давление и единого врага, исламисты имели проблемы с организационным объединением. В конце 1979 года был создан альянс оппозиционных исламских партий - Движение исламской революции Афганистана, однако он практически сразу же распался. В 1980 году объявили о создании Исламского союза освобождения Афганистана, в который вошло 6 партий. На первой же конференции они объявили свои цели: свержение атеистического режима НДПА и создание исламского государства с законами шариата. В декабре 1980 года этот союз распался. В июне 1981 года при поддержке иностранных партнеров и афганских мулл был создан альянс Исламского Союза Моджахеддинов Афганистана (ИСМА) с 6 партиями в членстве. Однако и этот союз не просуществовал долго. Сначала в августе 1981 года вышла партия НИФА (Национальный Исламский Фронт Афганистана), потом вышла из союза ДИРА (Движение Исламской Революции Афганистана, это не ранее упомянутая организация, а один из её осколков), потом вышла НФСА (Национальный Фронт Спасения Афганистана). И только в мае 1985 года оппозиционные партии смогли снова собраться в единый альянс из 7 партий под именем Исламского Союза Моджахеддинов Афганистана (старого названия, ИСМА). Но даже после этого объединения члены ИСМА в отдельности сохраняли свои организационные структуры, подчинялись своим лидерам, а не всепартийным. Может показаться, что исламисты были относительно слабы, если постоянно терпели крах в хоть каком-то объединении в единую организацию, правительству ДРА, вероятно, легко могло бы их сокрушить. Но тут есть проблемы. Несмотря на разрозненность, практически все эти организации настроены яро против режима НДПА и используют переговоры и договоры о прекращении огня лишь для выгодного отступления, чтобы перегруппироваться и продолжить войну. А партизанская тактика, на которую молниеносно перешли все моджахеды, позволяла эффективно небольшим организациям противостоять центральному правительству в сельских районах.

Правительство Кармаля

Бабрак Кармаль продолжил курс парчамистских преобразований. В апреле 1980 были заменены принятые халькистами герб и флаг ДРА. Произошли первые всеафганские конференции и съезды различных организаций, по типу съездов учителей, писателей, конференция улемов и духовенства и проч. Но Кармаль, после первоначальных преобразований, всё больше углублял курс на видимость реформ. Кармаль практически не предпринимал ничего такого, что могло бы помочь НДПА заполучить поддержку у сельских жителей. Более того, он старался максимально использовать советские войска для подавления мятежников, что не вызывало восторга в деревнях.

Так в своих мемуарах описывал Бабрака Кармаля генерал Валентин Варенников, который неоднократно с ним встречался:
"Он всегда внимательно выслушивал предложения, которые ему высказывались. Много записывал и часто в конце бесед говорил: "Вот вы смотрите и, должно быть, думаете — пишет, пишет этот Кармаль, а ведь все равно делать ничего не будет…" На самом деле именно так и было. Кармаль не заслуживал доверия ни со стороны своих соратников, ни со стороны народа, ни со стороны наших советников. Был он демагогом высшего класса и искуснейшим фракционером. Мастерски умел прикрываться революционной фразой. Этот «талант» помог ему создать вокруг себя ореол лидера. Каждый раз после очередного просчета он всех убеждал: «Товарищи, вот теперь мне все ясно! Ошибок больше не будет!» Ему всякий раз верили и ждали. А он тем временем расшатывал партию, с народом не работал, да и не умел работать или не считал нужным это делать. Фактически он не боролся за народ — это однозначно. В государственном и партийном аппаратах создал такую бюрократическую систему, которая дает знать о себе и по сей день. Именно здесь вязли и продолжают увязать многие хорошие решения партии и правительства. К сожалению, многие излишне надеялись на Кармаля, шли у него на поводу."

Тем временем, война затягивалась, СССР всё больше считал денежные и военные траты в Афганистане бесперспективными, желал вывести войска из страны, однако так, чтобы там не установилось радикальное правительство исламских фундаменталистов. 15 января 1980 года в ЦК КПСС была отправлена аналитическая записка "Некоторые соображения о внешнеполитических итогах 70-х годов". Вот часть её содержания:

"Введением войск в Афганистан наша политика, очевидно, перешла допустимые границы конфронтации с Западом в "третьем мире". Выгоды от этой акции оказались незначительными по сравнению с ущербом, который был нанесен нашим интересам:

  1. В дополнение к двум фронтам противостояния — в Европе против НАТО и в Восточной Азии против Китая — для нас возник третий опасный очаг военно-политической напряженности на южном фланге СССР, в невыгодных географических и социально-политических условиях, где нам придется иметь дело с объединенными ресурсами США и других стран НАТО, Китая, мусульманских государств и повстанческой армии афганских феодально-клерикальных кругов, обладающих сильнейшим влиянием на афганский народ. Впервые после Второй мировой войны мы оказались перед возможной перспективой локального военного конфликта, в котором, в отличие от корейского, вьетнамского и других, нам придется воевать собственными войсками. В связи с этим возрастает угроза военной эскалации;
  2. Произошло значительное расширение и консолидация антисоветского фронта государств, опоясывающего СССР с Запада до Востока;
  3. Значительно пострадало влияние СССР на движение неприсоединения, особенно на мусульманский мир;
  4. Заблокирована разрядка и ликвидированы политические предпосылки для ограничения гонки вооружений;
  5. Резко возрос экономический и технологический нажим на Советский Союз;
  6. Западная и китайская пропаганда получила сильные козыри для расширения кампании против Советского Союза в целях подрыва его престижа в общественном мнении Запада, развивающихся государств, а также социалистических стран;
  7. Афганские события, как и кампучийские (Кампучия это Камбоджа времен Пол Пота - прим.), надолго ликвидировали предпосылки для возможной нормализации советско-китайских отношений;
  8. Эти события послужили катализатором для преодоления кризисных отношений и примирения между Ираном и США;
  9. Усилилось недоверие к советской политике и дистанцирование от нее со стороны СФРЮ, СРР (подразумевается Югославия и Румыния - прим.) и КНДР. Даже в печати ВНР и ПНР (социалистическая Венгрия и Польша - прим.) впервые открыто обнаружились признаки сдержанности в связи с акциями Советского Союза в Афганистане. В этом, очевидно, нашли свое отражение настроения общественности и опасения руководства указанных стран быть вовлеченными в глобальные акции Советского Союза, для участия в которых наши партнеры не обладают достаточными ресурсами;
  10. Усилилась дифференцированная политика западных держав, перешедших к новой тактике активного вторжения в сферу отношений между Советским Союзом и другими социалистическими странами и открытой игре на противоречиях и несовпадении интересов между ними;
  11. На Советский Союз легло новое бремя экономической помощи Афганистану".

Афганская армия, хотя и несколько окрепла, без помощи советских войск вести самостоятельные широкомасштабные боевые действия была не способна. Советское военное присутствие и поставки вооружения, техники и другого специмущества фактически продолжали оставаться гарантом нахождения НДПА у власти. Вооруженная борьба с оппозицией отнимала много сил и требовала больших материальных затрат. Советские войска несли потери. Однако сломить сопротивление вооруженной оппозиции не удавалось. Потому что в подавляющем большинстве ее отряды были не просто бандами, а местным мятежным населением, которое поднялось против ломки родоплеменных устоев и защищало свои интересы.

Если в 1981-1983 годах на территории Афганистана численность активных формирований моджахедов составляла около 45 тыс. человек, то к 1986 году - уже 150 тысяч человек. Несмотря на то, что объединенные афгано-советские вооруженные силы, действующие в Афганистане, достигли к этому времени численности около 400 тысяч (округлено) человек (из них советские войска это около 100 тысяч солдат и офицеров), они надежно контролировали всего около 23% территории страны. Под контролем правительства оставались города и связывающие их основные автомобильные магистрали. Подавляющее большинство сельских районов было под усиливающимся влиянием исламских комитетов моджахедов.

Так продолжалось до прихода к власти в СССР Михаила Горбачева.

Дней Наджибуллы прекрасное начало

Твердая позиция горбачевского СССР по выводу войск из Афганистана была в НДПА встречена довольно негативно.

Когда этот вопрос был поставлен, реакция с афганской стороны была в основном отрицательной. Бабрак Кармаль сказал: "Если вы сейчас уйдете, в следующий раз придется вводить миллион солдат". В целом Кармаль вел себя пассивно и, на словах безусловно поддерживая предложения СССР, продолжал линию на видимость реформ. За это время Кармаль успел разочаровать не только СССР, но и значительную часть аппарата, поэтому, когда Советский Союз решил пролоббировать смену генсека, никто и не встал на защиту терявшего влияние Кармаля.

В мае 1986 года на пленуме ЦК НДПА Генеральным Секретарем был избран член фракции "Парчам" Мохаммад Наджибулла. Наджибулла стал членом политбюро лишь в 1981 году, с 1980 года по 1985 возглавлял Службу Государственной Информации (СГИ, афганский аналог КГБ). С 1985 года вплоть до своего назначения на пост генсека был секретарем ЦК. Считался относительно молодым (ему было 39 лет), "афганским Андроповым", реформатором, вышедшим из спецслужб.

Мохаммад Наджибулла

Наджибулла оправдал ожидания Кремля и начал реформировать партию. Выработал стратегию ПНП (Политика Национального Примирения). То есть решение проблемы не военными, а политическими методами (путем примирения с частью оппозиции). В начале 1987 года в рамках ПНП были приостановлены все боевые операции, а войска отправлены в места постоянной дислокации, было приказано позиции противника не обстреливать, если не нападет сам. Формируется Всеафганская чрезвычайная комиссия национального примирения (ВЧКНП). Созывают джирги (джирга - нерегулярный "совет", в монархические годы "Лойя-джирга" (большой совет) был аналогом нашего Земского собора) мира, имеющими ряд полномочий и прав, целью которых является достижение мира в Афганистане, а также налаживание снабжения в окрестности Афганистана из территорий ДРА (в том числе и по линии безвозмездной помощи СССР). Наджибулла выступает за многопартийность. Он обещает, что группировкам, которые пойдут на соглашение, будут предоставлены широкие льготы. Началась политическая амнистия исламистов, обещавших не воевать против нового правительства. Под эти акции Советский Союз вывел из Афганистана 6 боевых частей.

На конференции по ПНП 1987 года были объявлены такие данные:

По сравнению с 1981 годом общая численность первичных партийных организаций в армии увеличилась более чем в 2 раза; в царандое (МВД Афганистана) - в 2,3; в органах госбезопасности почти в 8 раз. Что касается партийной прослойки, то в армии она возросла за этот период среди офицеров с 58% до 83%, среди сержантов - с 17% до 47%, среди солдат - с 5% до 11%. В царандое число партийцев увеличилось в 2,5 раза. В органах госбезопасности — в 6 раз. Подчеркивалось: "В 1360 году (1981 - прим.) среди офицеров вооруженных сил высшее и среднее образование имели 32 тысячи человек, в 1366 году (1987 - прим.) — свыше 54 тысяч", увеличилось содержание военных, сокращены сроки срочной службы.

В ноябре 1987 года была созвана Лойя-джирга (всеафганский совет), на котором приняли проект новой конституции Афганистана. Вводился пост президента (1 срок - 7 лет, избрали Мохаммада Наджибуллу); из названия убрали слово "демократическая", то есть страна стала "Республикой Афганистан" (РА); ислам объявлялся официальной религией государства; допускался суд шариата, про социализм и коммунизм в конституции намеренно сказано не было (чтобы подчеркнуть всенародность правительства Наджибуллы). Закреплялся внеблоковый статус Афганистана.

Часть оппозиции и населения перешла на сторону правительства Наджибуллы. Начались массовые чистки (но без массовых расстрелов, больше в духе перестройки с местной спецификой), убирали противников реформ, в том числе и под лозунгом борьбы с коррупцией. Намеренно в некоторые области были поставлены беспартийные управленцы или управленцы из других партий (включительно и те, которые ранее были в оппозиции). Формируется левый фронт партий, готовых сотрудничать с НДПА.

Противоречивость Политики Национального Примирения

Однако всё было, конечно, не так радужно, как может показаться. Всё-таки по прежнему значительная часть страны находилась под контролем мятежников, которые не пошли на поводу властей РА (Республики Афганистан), многие с недоверием относились к НДПА, а некоторые исламисты желали не договариваться, а вести борьбу с "атеистическим режимом" до победного конца. ПНП (Политика Национального Примирения) не дала ожидаемого результата. В итоге наиболее крупные исламистские группировки заняли непримиримую позицию в отношении правительства Наджибуллы. Резко увеличилось число обстрелов (оппозиция пользовалась установкой ПНП на одностороннее прекращение огня в некоторых ситуациях).

С момента объявления Политики Национального Примирения (ПНП) на сторону РА перешло 100 отрядов и групп (из 3785) общей численностью 6370 человек (около 4,7% от общей численности мятежников в РА.) На этом этапе переговоры с правительством РА о возможном переходе на его сторону вели главари около 326 бандформирований общей численностью около 13 тыс. человек (ещё примерно 9% от общей численности мятежников). При этом необходимо подчеркнуть, что многие из главарей, заключая соглашения или вступая в переговоры с органами власти РА о прекращении вооруженной борьбы, преследовали тактические цели: избежать ударов по своим бандформированиям, сохранить силы и средства, получить помощь государства, выждать и в зависимости от дальнейшего развития обстановки определить свои позиции. (По данным штаба 40-й армии, город Кабул, апрель - июль 1987 года).

В 1988 году Наджибулла предложил сформировать коалиционное правительство с моджахедами. Однако исламисты, надеясь взять власть сразу после вывода советских войск, отказывались. В итоге сформированный коалиционный кабинет был, скорее, импровизацией - в его состав вошли: НДПА, беспартийные, а также маловажные партии, не представлявшие сильной угрозы режиму. Не стоит забывать и о том, что в этой части статьи мы практически не вспоминали - о фракционной борьбе. Со времен Кармаля СССР сдерживал парчамистов и халькистов от междоусобиц. Однако более радикальные халькисты были крайне недовольны уступками в пользу контрреволюционеров, а ещё больше их злило, что эти уступки не давали ожидаемого реформаторами результата. Но пока советские войска находились в Афганистане, а СССР имел широкий, но сокращающийся корпус советников при правительстве и партии, выступать против "друга Горбачева" Наджибуллы (СССР поддерживал ПНП) халькисты не решались.

В апреле 1988 года были подписаны Женевские соглашения. Согласно им, СССР в срок с мая 1988 по февраль 1989 выводил войска из Афганистана, а Пакистан (как и США) прекращал поддержку и снабжение исламской оппозиции. СССР и РА поступательно начали выполнять договоренности (СССР активно выводил войска, численность которых в Афганистане была около 100 тысяч), однако США и Пакистан де-факто не соблюдали их, механизмы контроля, предусмотренные Женевскими соглашениями, работали плохо. Комиссия контроля, сформированная ООН, неоднократно жаловалась на нарушения со стороны Пакистана, однако ничего не могла с этим поделать. В это время моджахеды решили начать наступление, несколько городов, которые были под контролем правительства, пали. Несмотря на это, Женевские соглашения и начало вывода советских войск позволили Наджибулле достичь соглашения ещё с небольшой частью оппозиции.

Советские войска уходят

После начала вывода советских войск бандформирования начали друг друга обстреливать. Тем не менее, правительство Наджибуллы стало терять контроль над частью территорий, сохраняя лишь около 28% страны (из более 30 тысяч кишлаков контролирует около 8,5 тысяч). Халькисты во главе с Шахнаваз Танаем (глава министерства обороны) после начала вывода советских войск уже в открытую стали выказывать недоверие президенту Наджибулле. Тем не менее, СССР всё же оказывал большую поддержку РА, присутствовал корпус советников, СССР помогал финансово, поставлял оружие, снабжал необходимым продовольствием, одеждой и т.д. (хотя после начала вывода войск уровень снабжения ухудшился из-за массовых захватов советской помощи мятежниками).

Армия РА в целом готовилась к обороне. Наступать она уже не могла - недоукомплектованность, а тут ещё и боеспособная четверть от всех действующих сил (советский контингент) уходит. Афганистан был зависим от советской помощи (хоть и часто нерационально её использовал, иногда помощь просто разворовывалась). На одном из пленумов ЦК Наджибулла сказал: "Как это ни тяжело говорить, но надо сказать правду. К примеру, размеры государственной дотации сельскому хозяйству только по семенам и удобрениям составляют в год около 400 миллионов афгани. А что имеет государство? Почти ничего. Совет Министров установил план закупок зерна в объеме 110 тысяч тонн, из-за невыполнения его скорректировали до 40 тысяч. Зато из Советского Союза получаем зерна в объеме 240 тысяч тонн. Легко и удобно!"

США и Пакистан продолжали не соблюдать Женевские соглашения, в Пакистане в СМИ выступали лидеры афганской оппозиции, находились тренировочные лагеря моджахедов, а американцы помогали им оружием и финансами. Де-факто компромисс в Женеве превратился в одностороннее разоружение со стороны руководства РА и СССР. Власти Афганистана неоднократно требовали прекратить вывод войск, сетуя на то, что США и Пакистан не соблюдают соглашения. Аппаратчики НДПА волновались, что после вывода советского контингента моджахеды снова начнут наступление, которое окажется для НДПА последним. Однако позиция горбачевского руководства в вопросе вывода войск была твердой и непреклонной. В феврале 1989 года советские войска окончательно покинули Афганистан.

Наджибулла без советского контингента

Расстановка сил в Афганистане в 1989 году после ухода советских войск
  1. Правительственные войска РА Наджибулла
  2. Исламская Партия Афганистана (ИПА) Гульбеддин
  3. Исламская Партия Афганистана (ИПА) Халес
  4. Исламское Общество Афганистана (ИОА) Раббани
  5. Движение Исламской Революции Афганистана (ДИРА) Мухаммади
  6. Исламский Союз Освобождения Афганистана (ИСОА) Сайяф
  7. Национальный Исламский Фронт Афганистана (НИФА) Гейлани
  8. Шиитские партии

Тем временем, моджахеды проводили переговоры между собой насчет переходного правительства. Того самого, которое возьмет власть после ликвидации РА. Конечно, у оппозиции были разногласия, однако большая часть получила желанные места в правительстве. Началось масштабное наступление исламистов. В РА ввели чрезвычайное положение.

Правительственные войска, на удивление оппозиции, США, Пакистана и, вероятно, даже себе, довольно эффективно держали оборону, смогли защитить крупный город Джелалабад, однако не смогли пойти в контрнаступление. Масштабная атака моджахедов была отбита.

В РА всё ещё оставались советские советники (в числе примерно 30 человек), несмотря на сокращенный в несколько раз штат. Советский контингент был выведен, количество советников снова, как и до декабря 1979 года, стало несущественным, атака исламистов была отбита. Действительно, может, мы что-то забыли? Да, халькисты решили воспользоваться этим моментом, чтобы, наконец, вернуть себе власть (они считали себя организаторами апрельской революции и теми, кто больше всех воюет на поле боя, а парчамистов - узурпаторами и оппортунистами, захватившими власть при помощи СССР). В марте 1990 года радикальные халькисты во главе с Шахнаваз Танаем (министром обороны) подняли вооруженный мятеж против Наджибуллы в Кабуле. Однако верные президенту военные части отбили мятеж. Начались чистки в армейском составе сторонников Таная, накалились отношения с халькистами. В целом после мятежа Таная положение Наджибуллы стабильно ухудшалось - он терял авторитет в партии (как в "Хальк", так и в "Парчам"), а исламисты в очередной раз убедились в отсутствии необходимости идти на уступки (союзники даже при смерти и прямой угрозе не способны объединиться).

В июне 1990 года прошел съезд партии НДПА на своей 25-летие. Партия "НДПА" (Народно-Демократическая Партия Афганистана) была переименована в партию "Ватан" (Отечество/Родина), а марксизм-ленинизм перестал быть официальной идеологией партии. Политика Национального Примирения не дала ожидаемых результатов, советского контингента в стране больше нет, а исламская оппозиция, не желающая идти на переговоры, замышляет очередное наступление. Планируется обеспечить существование режима РА через отказ от ряда завоеваний революции (что, естественно, не может понравится фракции "Хальк").

РА, несмотря на это, продолжала относительно эффективно обороняться от исламистов, однако сил наступать всё так же не было. Армия была крайне изнурена. Правительство Наджибуллы стойко держало оборону вплоть до декабря 1991 года. После Беловежских соглашений Советский Союз перестал существовать как субъект международного права. Вместе с ним прекратилась и любая помощь Афганистану (правительство независимой России не собиралось выделять помощь Наджибулле). Фактически РА оказалась в изоляции - окруженная исламистами, поддерживаемыми США, Пакистаном и Ираном, не имея никакого международного прикрытия и иностранной помощи.

В апреле 1992 года исламисты вошли в Кабул, а Мохаммад Наджибулла скрылся в здании миссии ООН в Кабуле до 1996 года. В 1996 году его поймают члены радикального исламистского движения "Талибан" и повесят на площади Кабула. Социалистический режим в Афганистане пал, а гражданская война вскоре разгорелась с новой силой - исламисты и боевики так и не смогли объединиться после потери общего врага...

Выводы второй части

Думаю, важно отметить, что Советский Союз думал над уходом из Афганистана ещё со времен Андропова, однако боялся прихода радикальных исламистов и экспорта исламской "революции" в среднеазиатские республики (что в итоге и произошло, например гражданская война в Таджикистане 1992-1997 года между светским правительством и исламистами). Правительство Кармаля активно бездействовало, подмораживало ситуацию, делая ставку на военное подавление, а Наджибулла, надеясь уступническими реформами добиться раскола вооруженной оппозиции, в итоге расколол свою собственную партию и обнажил противоречия между фракциями, которые вылились чуть ли не в прямое противостояние после ухода арбитра - советских войск. Члены НДПА были не готовы к ущемлению своих внутрифракционных интересов ради революции, НДПА не смогла быть единой без внешней подпорки. СССР ушел без позора, он многое вложил в Афганистан, многое за это время построил, укомплектовал, однако сейчас это всё в запустении. Пренебрегая интересами Афганистана, перестроечный Советский Союз неукоснительно следовал губительным Женевским соглашениям, выполняя их де-факто односторонне. Как мы можем видеть, это не была в полном смысле слова бессмысленная и преступная война - мы ввязались в неё нехотя, желая помочь народу Афганистана в борьбе с религиозными фундаменталистами (и чтобы этот фундаментализм не распространился на нашу страну), помогали афганцам и старались установить мир на их земле. И хоть в итоге советские войска ушли, де-факто бросив афганцев на суд моджахедов, не стоит принижать подвиг советских солдат в борьбе с религиозным фундаментализмом и защитой косвенно в том числе и своей Родины - ведь это нам в России (или в Беларуси, Украине) может казаться, что война не имела смысла, однако для народов Узбекистана, Таджикистана и других стран - стран, которые пережили теракты и военные выступления исламских фундаменталистов из Афганистана, это не было бессмысленно. Всё это было нашей общей Родиной, которую мы защищали.

Конец второй части