Война в Афганистане. Как мы там оказались и что оставили? 1 часть

Введение

Для начала, хочется сказать, что, несмотря на то, что Россия давно не участвует в войне в Афганистане, гражданская война, начавшаяся тогда, в 1979 году, не утихает до сих пор. По прежнему Афганистан является крупным регионом для производства наркотиков, а также базирования исламистов, которые проникают в том числе в страны Средней Азии-члены СНГ. Однако длительное время Афганистан был относительно невраждебным России (после революции в России он смог наладить отношения с РСФСР, а потом и СССР) монархическим режимом, с которым можно было договариваться, он лавировал между сторонами, пытаясь извлечь выгоду для себя. Но как же получилось, что к концу существования СССР мы держали войска там долгих 10 лет? Из-за чего и для чего в итоге истратили множество денежных и технических средств? А также существенно подорвали собственную репутацию в глазах не только жителей стран Запада, но и стран третьего мира (а также некоторые социалистические страны, например, Румыния и Китай осудили ввод войск в Афганистан). Война в Афганистане оказала влияние и на нашу страну - Съезд Народных Депутатов СССР в 1989 году осудил на официальном уровне ввод войск в 1979 году (это постановление об оценке событий ввода войск 1979 года в современной России до сих пор действует).

Кто возглавил революцию?

Афганистан на карте мира в 1978 году

В 1965 году была основана НДПА (Народно-демократическая партия Афганистана), идеология которой базировалась на марксизме-ленинизме. Генеральный Секретарем был избран Нур-Мохаммад Тараки, а Бабрак Кармаль - секретарем ЦК (запомним эти личности). Однако уже в 1966 году появились явные разногласия - Кармаль и его сподвижники выступал за легальные методы борьбы (сам он был депутатом парламента от НДПА), считал эффективным митинги и демонстрации, был в целом более умеренным во взглядах, предлагал брать в партию всех желающих работать, несмотря на класс; Тараки считал себя коммунистом, склонялся к нелегальным методам, объявлению партии коммунистической, выступал за классовый принцип отбора в партию (иначе она потеряет авторитет у народа), был в целом радикальнее Кармаля. Практически сразу после основания произошел раскол - в том же 1966 году Бабрак Кармаль вышел из ЦК и сформировал свою фракцию "Парчам" (знамя), сторонники Нур-Мохаммад Тараки сформировали фракцию "Хальк" (народ). Де-факто они стали двумя разными партиями, претендующими на название "НДПА". Раскол произошел не только из-за идеологических разногласий.
Халькисты по социальному составу были из малообеспеченных, трудовых слоев, мелких служащих, крестьян, ремесленников, военных. Они в буквальном смысле были близки с народом, однако фракция была довольно радикальной, авантюристичной.
Парчамисты были из имущих классов, помещиков, крупных торговцев, богатой интеллигенции, городской буржуазии, более образованные в своей массе, были довольно умеренными и имели реформистский уклон.
Долгое время они не могли прийти к соглашению (на пост генсека претендовал и Тараки, и Кармаль). Однако к 1977 году, когда обстановка в стране осложнилась, "Хальк" и "Парчам" смогли провести общий съезд и восстановить единство НДПА. Генеральным Секретарем снова стал Тараки. Был определен состав ЦК. Много споров вызвала фигура Хафизуллы Амина, друга и близкого соратника Тараки, которая не вызывала доверия у части халькистов и практически у всех парчамистов. Стоит упомянуть, что в 1968 году на время членство Амина в партии было приостановлено из-за "фашистских черт". Однако, несмотря на заступничество и поддержку Тараки, Хафизулла Амин в первый состав ЦК не попал.

Нур-Мохаммад Тараки
Бабрак Кармаль
Хафизулла Амин

Апрельская революция

В 1973 году произошел антимонархический переворот в стране, к власти пришел Мухаммед Дауд, двоюродный брат Захир-шаха (монарха Афганистана), получивший поддержку значительной части левого офицерства. Он объявил об упразднении монархии и установлении республики, а себя - премьер-министром. Исламские фундаменталисты и сторонники Захир-шаха попытались организовать восстание, однако они не получили поддержки в крестьянской среде и вскоре были быстро подавлены. Тем не менее, Дауд не решался на масштабные фундаментальные реформы. Он распустил парламент, Верховный суд, запретил деятельность других партий, создал однопартийный режим с собой во главе. Постепенно приходило разочарование. В 1977 году обстановка начала накаляться. По состоянию экономического развития на 1977 год Афганистан занимал 108-е место из 129 развивающихся государств. Страна замерла на стадии феодализма с глубокими пережитками родоплеменных устоев и общинно-патриархального уклада жизни. Почти 90 процентов населения проживало в сельской местности, находилось под властью феодалов, племенных вождей, мулл. Рабочий класс в стране практически отсутствовал. Около 3 миллионов афганцев вели кочевой или полукочевой образ жизни. Основная масса населения была неграмотна.
В апреле 1978 году праворадикалы убили видного деятеля НДПА. На похоронах собралось несколько тысяч человек, через некоторое время похороны превратились в манифестацию. Дауд (но в большей степени его окружение) решили использовать это как предлог для зачистки своих политических оппонентов. Тараки и множество других членов НДПА арестовали и кинули в тюрьму. Однако за время своего существования НДПА и, в особенности, "Хальк" смогли заручиться поддержкой значительной части армии, сформировав там организованные ячейки. Массовые аресты спровоцировали сторонников НДПА в армии. Через некоторое время лояльные НДПА части взяли власть, а Дауд при попытке сопротивления (он отказался сдаваться) был убит. Так произошла апрельская (саурская) революция, решающую роль в которой сыграла армия и фракция "Хальк" (а военную организацию "Хальк" возглавлял Хафизулла Амин). Парчамисты участия в революции практически не приняли, выжидая.

Уже сейчас можно заметить, что апрельская революция и приход "марксистско-ленинской" НДПА выглядела не как классическая "революция пролетариата", а, скорее, как военный переворот с прогрессивными лидерами, хоть и с пассивного одобрения значительной части населения. Практически треть партии - 5 тыс. из 18 тыс. служило в вооруженных силах. Для Москвы революция была полной неожиданностью. Была объявлена Демократическая Республика Афганистан (ДРА). Премьер-министром страны стал Нур-Мохаммад Тараки, Бабрак Кармаль стал заместителем председателя созданного революционного совета (который возглавил Тараки), Хафизулла Амин стал первым заместителем премьера и главой Министерства Иностранных Дел.

Первые преобразования правительства Тараки

Из-за фактически единоличной организации революции халькисты неминуемо взяли верх, продвигая свою программу реформ. Это были максималистские планы, никак не соотносящиеся с положением Афганистана - стране феодального общества с глубокими племенными пережитками, с господством ислама, фактически без опоры на конкретный класс (пролетариата в Афганистане практически не было, более 90% населения - селяне). У НДПА не было и организационной структуры для проведения своих реформ в жизнь. На местах вся власть традиционно принадлежала вождям различных племен. Вдобавок к этому в самой НДПА не было единства. Также НДПА отвергала сотрудничество с другими партиями, довольствуясь однопартийной системой. Халькисты планировали за 5 лет создать основы социализма, установить диктатуру пролетариата, быстро пробежать тот путь, который пробежал СССР. Советский Союз отправил группу помощников, советников и специалистов для нового режима.
1 января 1979 года официально началась аграрная реформа. Происходило изъятие излишков земли в пользу государства без компенсации и бесплатное наделение землей безземельных и малоземельных крестьян и кочевников. В ходе земельной реформы государством было изъято без компенсации у 35 тыс. землевладельцев 740 тыс. га земли. Из них 665 тыс. га бесплатно передано для 296 тыс. семей безземельных крестьян. Однако реформа проводилась на местах излишне жестоко, порой, религиозные крестьяне часто не понимали, почему делят землю, ведь она уже поделена Аллахом. Опорой реформы считали самых бедных крестьян, зачастую пренебрегая национальной буржуазией и середняками. Важным был и национальный вопрос. Афганистан - многонациональное и многоязычное государство.

Этнический состав Афганистана по регионам (на момент 1979 года "Pashtun", пуштунов было на 5% больше в целом по стране, чем на данной иллюстрации)
Языковой состав Афганистана (Hazaragi, Aimaq и Dari - диалекты персидского).
Языковой состав Афганистана

По переписи 1979 года в Афганистане насчитывалось около 15,5 миллионов человек, из них:

  1. Пуштуны - 48%, 9 млн (до революции - доминирующий этнос)
  2. Таджики - 16%, 3 млн
  3. Хазарейцы - 11%, 2 млн
  4. Узбеки - 8%, 1,5 млн
  5. Иные национальности - 17%

До революции пуштуны были доминирующим этносом, который имел значительные привилегии и преимущества. Национальные меньшинства дискриминировали, проводилась пуштунизация.
НДПА объявило об равенстве всех наций после прихода к власти, однако яростное сопротивление эту оказал Хафизулла Амин, который, будучи не последним человеком в правительстве и партии, активно лоббировал не только замедление установления равенства наций, но и потворствовал продолжению шовинистического курса на пуштунизацию (в том числе насильственными методами).

Важным являлся и религиозный вопрос. Спецификой Афганистана является децентрализованность церковной системы (нет верховного религиозного главы, нет четкой религиозной системы, где церквушки на местах слушают мечети из центра). До революции изучение ислама было обязательным во всех школах. Халькисты, несмотря на то, что получили поддержку части патриотического духовенства после революции ("за защиту ислама и демократии"), считали священников проводниками интересов исключительно реакционных и эксплуататорских классов. Объявили вне закона "братьев-мусульман", начали репрессии против оппозиционных священников. Конечно, после НДПА начала проводить мероприятия, показывающие уважение к исламу: ремонт и строительство мечетей, льготы для паломников в Мекку, увеличение жалованья муллам (мусульманским священникам), однако момент был упущен. Это не возымело должного эффекта.

Поддержка СССР режима ДРА (Демократическая Республика Афганистан), ярые атеистические наклонности многих халькистов, резкая отмена дискриминации по национальному признаку без наличия инструментов пресечения контрреволюции (шовинистические пуштунские племена составят костяк и опору исламской оппозиции режиму), промедление и неподготовленность на начальном этапе успело оказать нужное оппозиции впечатление о режиме марксистско-ленинской партии. Просоветский курс НДПА не мог не ухудшить отношения с другими странами - США, Пакистан и исламский Иран (в Иране совсем недавно в 1979 году произошла исламская революция во главе с Аятоллой) начали активно финансировать исламскую оппозицию. Китай тоже оказал поддержку антисоветским силам, однако, в сравнении с остальными игроками в регионе, несущественную. В Пакистане при поддержке США стали формировать постоянные лагеря моджахедов, в которые, в случае угрозы разгрома, фундаменталисты отступали из Юга Афганистана в Пакистан.

Угроза внутри партии?

Как и упоминалось ранее, после апрельской революции де-факто халькисты взяли власть. Начались чистки парчамистов. Хафизулла Амин начал активно насаждать Культ личности Тараки (причем часто намеренно перебарщивая, дискредитируя Тараки). Амин, пользуясь полученным влиянием от доверия Тараки, от участия в организации апрельской революции и от опоры на клановые и пуштунофильские элементы в партии, концентрировал всё большую власть. Начались репрессии против оппозиционных НДПА групп. Это затронуло и армию - начавшиеся чистки неположительно затронули её. Однако, несмотря на то, что большинство военных и так было халькистами, сказать, что парчамистов в армии не было - соврать.

Некоторые исследователи называют радикальную фракцию "Халк", а не "Хальк"

ЦК КПСС неоднократно требовал партийного единства в НДПА, посылал помощников и советников по партийной организации, однако ни Амин, ни Тараки прислушиваться к этим советам не желали (хотя на словах, конечно, соглашались). Тем временем, Нур-Мохаммад Тараки, ещё с 1978 года, стал получать предупреждения из Москвы насчет своего товарища Хафизуллы Амина. Советская сторона относилась к нему с подозрением. Параллельно был заключен договор о дружбе и сотрудничестве между СССР и ДРА (на который афганские руководители будут неоднократно ссылаться, когда будут просить ввести войска).

Моджахеды уже в Афганистане

От террора и оплошностей халькистов многие на Юге бежали в Пакистан, став просто идеальной опорной базой исламистов. Приходят первые просьбы Амина и Тараки о вводе советских войск для ненаступательных операций "в случае обострения обстановки". Однако командование СССР против. Исламисты в это время ловко стараются заручиться поддержкой региональных лидеров духовенства, привлекают часть племен на свою сторону, снаряжаясь из Ирана и Пакистана вооружением и продовольствием от этих стран (и США).

Появляются предложения ввести войска в крупные города для защиты советских объектов, так как обстановка, в том числе и в столице, накалялась. Начали подниматься антиправительственные восстания в провинциях, но пока правительственные войска умело подавляли мятежников (однако считали эффективным путь подавления, не считая необходимым видеть объективные причины, а не только иностранную поддержку бунтовщиков). В ответ на очередные просьбы о вводе войск Советский Союз заявляет, что на это пойти не может. Тем временем 5 августа в Кабуле вспыхнул ещё один мятеж (уже не первый в течение 1979 года). Хафизулла Амин, ставший вторым человеком в стране (Бабрак Кармаль отправлен в почетную ссылку послом в Чехословакию), предлагает снова СССР ввести войска с оговоркой, что они не будут участвовать в военных операциях, а лишь будут находиться на защите в случае наступления "критического момента". Советский Союз, не желая вводить в Афганистан регулярные части, идет на уступку, отправив один спецбатальон и несколько транспортных вертолетов с советским экипажем.

Звездный час Хафизуллы Амина

В сентябре 1979 года Нур-Мохаммад Тараки в ходе встречи в Москве получил ещё одно предупреждение насчет Амина и его неблаговидной деятельности. Тараки на этот раз обещал принять меры, однако было уже поздно. По приезду в Кабул Амин потребовал устранить с государственных постов ближайших сторонников и соратников Тараки (Ватанджара, Сарвари и других). Амин, пользовавшийся поддержкой в армии, использовал её, изолировал Тараки и его сторонников. Был проведен пленум ЦК НДПА, на котором приняли "просьбу" Тараки об его освобождении от всех постов по состоянию здоровья. Вместе с этим пленум отстранил и сторонников Тараки. Генеральным Секретарем стал Хафизулла Амин. СССР решил официально не рвать с Амином, однако пристально следить и предупреждать, чтобы он не начинал массовых гонений на сторонников Тараки. Спустя месяц скончался Тараки, по официальному заявлению правительства Амина, "от болезни". Однако мы знаем, что Тараки не удачно умер, а был задушен подушкой лояльными Амину офицерами (по его приказу).

Пиком террора считается именно краткое правление Хафизуллы Амина, который начал массовые чистки (в том числе аресты и казни) не только среди парчамистов, но и среди огромной части халькистов, которые были сторонниками Тараки. Амин сконцентрировал огромную власть в своих руках, физически уничтожая своих оппонентов.

"У нас 10 тысяч феодалов. Мы уничтожим их, и вопрос решен. Афганцы признают только силу" (с) Хафизулла Амин

Количество беженцев существенно выросло, оппозиция активизировалась в этот момент. Амин не прекращал просить СССР ввести войска, боясь за свою жизнь. В октябре-ноябре долгого 1979 года в Советский Союз начали поступать данные о том, что Амин прощупывает почву для переориентации политики на США и Китай. Началась активная фаза гражданской войны в Афганистане. В СССР появилась идея заменить Амина более прогрессивным правителем. Советы решили пока негласно поддержать оппозицию Амину, объединив её под руководством главы фракции "Парчам" Бабрака Кармаля. Постепенно правительство СССР пришло к выводу, что без ввода войск устранение Амина внутренней оппозицией будет крайне сложно или вообще невозможно (а на счету каждая неделя - Амин смог существенно ухудшить ситуацию ДРА всего за пару месяцев на посту генсека), к декабрю 1979 года правительство не контролировало уже 70% территорий страны (по большей части это Юг и сельская местность). Армия ДРА тоже слабела - в отличие от Тараки, Амин чистил не только парчамистов (коих в армии меньшинство), но и лояльных когда-то Тараки халькистов, что уже очень болезненно ударило по командному составу и способствовало дезорганизации войска под усиливающимися ударами оппозиции. У СССР уже был опыт ввода войск в нестабильные социалистические страны - опыт Венгрии и Чехословакии. Казалось, что можно быстро и безболезненно это сделать. Утрата Афганистана сильно бы ударила по СССР - многие моджахеды не скрывали, что после исламизации Афганистана пойдут в Среднюю Азию, в республики СССР.

Вот неполный список просьб правительства ДРА по поводу ввода различных контингентов СССР:

14 апреля. Направить в ДРА 15–20 советских боевых вертолетов с экипажами

16 июня. Направить в ДРА советские экипажи на танки и БМП для охраны правительства, аэродромов Баграм и Шин-Данд

11 июля. Ввести в Кабул несколько советских спецгрупп численностью до батальона каждая

19 июля. Ввести в Афганистан до двух дивизий

20 июля. Ввести в Кабул воздушно-десантную дивизию

21 июля. Направить в ДРА 8–10 вертолетов Ми-24 с советскимим экипажами

24 июля. Ввести в Кабул три армейских подразделения

12 августа. Необходимо скорейшее введение в Кабул советских подразделений

12 августа. Направить в Кабул три советских спецподразделения и транспортные вертолеты с советскими экипажами

21 августа. Направить в Кабул 1,5–2 тыс. советских десантников

25 августа. Ввести в Кабул советские войска

20 ноября. Направить спецбатальон для личной охраны Амина

2 декабря. Ввести в провинцию Бадахшан усиленный полк

4 декабря. Ввести в северные районы Афганистана подразделения советской милиции

12 декабря. Разместить на севере Афганистана советские гарнизоны, взять под охрану дороги ДРА

На совещании Министерства Обороны СССР 24 декабря 1979 года министр обороны Дмитрий Устинов решил удовлетворить просьбу правительства ДРА о вводе войск (до этого решение было принято в Политбюро).

27 декабря 1979 года советский спецназ штурмом взял резиденцию Хафизуллы Амина, в результате которого он был убит (хотя ставилась задача взять его живым).

Советские войска вошли в Кабул, Генеральным Секретарем ЦК НДПА стал Бабрак Кармаль, глава фракции "Парчам".

Выводы первой части

На этом моменте мы можем подвести некоторые итоги. Советский Союз, да и многие члены самой НДПА (парчамисты), не ожидал внезапной апрельской революции. Радикальное крыло халькистов, начавшее непопулярные ультрасоциалистические реформы в глубоко феодально-племенном обществе, посеяло недовольство революцией. В результате неспособности обеих фракций примириться халькисты активно и в ущерб делу революции расправлялись с парчамистами, имея идеалистические представления о собственной стране. Увеличивающаяся социальная база мятежников все больше давила на правительство, неспособное расширить свою поддержку, делающее ставку на насильственное подавление недовольства. СССР с самого начала очень не хотел вводить войска в Афганистан, однако правительство ДРА настойчиво просило об этом. Спусковым крючком стал переворот и кровавый террор Хафизуллы Амина, сподвигнувший Советский Союз ввести войска для устранения Амина и стабилизации обстановки (потому что армия ДРА после чисток Амина была полностью дезорганизована и неспособна эффективно противостоять увеличивающимся, из-за террора Амина, силам мятежников самостоятельно).

Конец первой части

Ссылка на вторую часть - https://teletype.in/@istorik/LsdH2ZUWy