Преподаватель деловой риторики

С Изнанкой поговорила Ирина Родченко — тренер и консультант по публичным выступлениям. Генеральный директор Речевой тренинговой компании IGRO.

Что вы вкладываете в понятие «риторика»?— То же, что вкладывали в это понятие все, кто занимался этой дисциплиной на протяжении нескольких тысячелетий – искусство речи. В общепринятом смысле риторика – это ораторское мастерство, так и было изначально. Но сегодня понятие стало намного шире. Сюда входит и чтецкое искусство, и красноречие, и речевая импровизация, и аргументация.

Расскажите о своём развитии в риторике. Когда вы стали обращать внимание на эту сферу?— Мне всегда хотелось заниматься чем-то связанным с речью. Думаю, что это у меня в крови, у нас в семье все болтуны и острословы, так что я с детства тренировалась. Еще в школе я несколько лет занималась в подростковом театре, потом закончила курс по специальности «телеведущий» в Петербургской школе телевидения. А потом целый год брала уроки у одного из лучших в России специалистов по технике речи Михаила Морозова.

На каких должностях и в каких компаниях вы работали? Насколько сильно за своей риторикой нужно было там следить?— Сегодня мы живем в такое время, когда за жизнь человек может построить две или даже три карьеры, тотально меняя сферы деятельности. Так было и у меня. По первому образованию я экономист и какое-то время работала в банках. Безусловно, там, как и в любом другом деле, необходимо было контролировать свою речь. Ведь очень часто от сказанного слова, даже от интонации зависели взаимоотношения с коллегами или клиентами. Как говорится, бизнес – это разговоры, риторика нужна везде. Именно поэтому сегодня мы, тренинговая компания IGRO, обучаем искусству речи людей из совершенно разных сфер деятельности.

Расскажите о самых сильных ваших неудачах в сфере риторики/корпоративной этики/т.п.— Очень ярко помню своё первое деловое публичное выступление. Это было лет 20 назад. Я тогда работала в одной небольшой компании, которая стала партнером конференции в Горном институте. Горный институт – заведение очень серьезное и в хорошем смысле слова пафосное, мероприятия там проходят на высоком уровне. Представителю нашей компании нужно было сказать несколько напутственных слов участникам. Что-то вроде «для нас большая часть… желаем продуктивной работы…». Мой начальник в тот момент уехал в командировку и выступать поручили мне.

Несмотря на годы занятий театром, в этот раз я испытала не просто страх – дикий ужас. Недели две я готовилась произнести эту короткую, секунд на 20, речь. И вот день Х настал. Помню, как я шла к сцене по ковровой дорожке, и мне казалось, что взгляды всех сидящих в зале направлены только на меня. Все видят, как ужасно я выгляжу, как иду, едва переставляя свинцовые от страха ноги. Я поднялась на сцену и подошла к кафедре. Она оказалась очень высокой и меня из-за нее было едва видно. В голове не было ни одной мысли, пересохший рот не мог произнести ни слова. Я пропищала что-то нечленораздельное, зачем-то упомянула своего деда-металлурга. Что было дальше – не помню. Недели три я переживала этот, как мне казалось, позор, и до сих пор помню всё в красках и часто использую эту историю, когда обсуждаю со своими клиентами и учениками проблему страха публичных выступлений.

Какие самые частые риторические ошибки в деловом и неформальном общении допускают люди, судя по вашим наблюдениям?— Сложность сегодня, как мне кажется, заключается именно в неумении различать стили.

В деловом общении мы умудряемся быть по-бытовому грубыми, а в неформальном – слишком официальными

Не владеем спектром стилей, не можем управлять уровнем речи. Дополнительные сложности создает общение в сетях, ведь в них мы хоть и пишем, но стиль общения – устный. Отсюда масса казусов: от неверно считанных интонаций до раздражения чужими ошибками на письме. Ведь сегодня пишут все и выступают очень многие, поэтому ошибки (устные и письменные, стилистические, грамматические, орфографически) стали очень заметны. Что ж, это лишний повод нам всем неустанно заниматься повышением качества своей речи.

Насколько много в ваших знаниях риторики информации, пришедшей ещё из античности? Скажем, того, о чём говорил ещё Аристотель.— У нас в компании IGRO все тренеры, и я в том числе, имеют академическую базу. Мы все преподавали или преподаем риторику в вузах. Поэтому то, что мы делаем, безусловно, основывается на классических знаниях. А как иначе? В конце концов, профессионал – это человек, который знает истоки своего дела.

Риторика — это про агрессивное проталкивание своей позиции любыми разумными (и на грани разумного) методами или про размеренное донесение вашей позиции?— Это про всё. Разные школы придерживаются разных методов и правил. Есть понятие «черная риторика», которое как в себя включает довольно жесткие методы коммуникации. Мы сохраняем так называемый петербургский стиль и придерживаемся принципа «не урони ничье достоинство: ни своё, ни собеседника».

Расскажите о создании вашей школы риторики. В какой момент вашей жизни вы созрели на это?— Компания IGRO родилась 16 лет назад, в 2004 году. Её придумал Игорь Родченко, один из самых известных сегодня в России тренеров по публичным выступлениям. Собственно, компания и названа в его честь: «IGRO» означает «ИГорь РОдченко». В начале двухтысячных, когда тренинги только начинались в России, Игорь отчетливо понимал, что представители бизнеса нуждаются в навыке хорошей речи не меньше, чем все остальные. Так родилось понятие «бизнес-риторика», а с ним и IGRO. Игорь по образованию режиссер, с середины девяностых преподавал риторику в СПбГИК им.Крупской (сегодня он руководит там кафедрой сценической речи и риторики), то есть в основе нашей компании академическая база и фундаментальное знание риторики.

Курсы и тренинги по каким направлениям у вас есть?— В самом начале главным направлением нашей работы были обучающие программы по ораторскому мастерству. Сегодня, кроме этого, мы занимаемся обучением этикету, грамотности и культуре речи, аргументации, деловой переписке. До всемирного карантина мы работали только оффлайн, но теперь освоили и онлайн-форматы, так что среди участников наших программ теперь жители Прибалтики, Испании, Италии, США, Израиля и других стран.

У вас есть курс развития голоса и техники речи. Назрел вопрос. Может ли увлечь всю аудиторию человек, у которого крайне неприятный для многих или сильно выделяющийся из общей массы голос? Существуют ли голоса, с которыми сложно работать?— Интересный вопрос. Я бы сказала, что человек с неприятным голосом может обратить на себя внимание, но увлечь – вряд ли. Скорее, этот голос будет отвлекать от содержания и раздражать. Конечно, есть речевые особенности, с которыми сложно работать, но если ученик мотивирован, а педагог профессионален – всё преодолимо.

В вашем паблике есть посты о важности стиля одежды для оратора. В деловом общении вас когда-либо подводил ваш стиль?— Пожалуй, мне пришлось, несколько изменить свой стиль, когда я стала много профессионально заниматься тренерством и выступать как спикер. Я постоянно работаю со стилистом и стараюсь держать этот момент под контролем. Что касается важности внешнего имиджа в коммуникации, то это очень важно. У нас в компании есть приглашенный специалист по стилю, который успешно консультирует наших клиентов.

Какие самые неочевидные способы оказания положительного воздействия на слушателей можете назвать? Например, есть ли у человека какой-то идеальный тембр голоса, который положительно настраивает слушателей?— Мы в IGRO говорим так: «Аудитория простит спикеру всё, кроме двух вещей: незнания материала и неуважения». И если про важность подготовки мы, как правило, помним, то о добром настрое, уважительном отношении к слушателям часто забываем, зацикливаясь на самих себе. А это то, что точно поможет расположить слушателей. Забудь о себе и думай о них – это главный секрет.

Кто обычно приходит к вам на занятия? Что общего у всех учеников?— Мы обучаем владельцев и руководителей бизнеса, сотрудников компаний. Проводим корпоративные и открытые тренинги и курсы. Лично я много работаю индивидуально, готовлю спикеров к выступлениям. Я очень бы хотела, чтобы после обучения их всех объединял искренний интерес к хорошей речи. Судя по тому, что многие из наших учеников годами остаются на связи с нами, это так и есть.

Какие признаки «грязной» риторики вы больше всего не любите?— Я вообще не очень «за» грязную риторику. Не люблю, когда кого-то унижают, тем более на глазах у других. Наверное, в некоторых областях деятельности, например, в политике, это бывает необходимо. Но я больше за дипломатию.

Насколько сильно поменялось деловое общение за то время, что вы изучаете его? Больше ли вольностей в современном деловом языке?— Многие компании сегодня уходят от излишнего формализма, это хорошая тенденция. Сегодня наиболее частый запрос, который я получаю, звучит примерно так: «сделайте наших спикеров живыми». Меня это очень вдохновляет, на авансцену сегодня выходят не функции, а люди с их аутентичностью, уникальностью. Стало ли больше вольностей? Возможно, если понимать вольность в негативном контексте.

В каком-то смысле это сегодня тенденция: огрубление речи. Больше обсценной лексики, больше просторечий

Это такой, своего рода, шик. Не могу сказать, что мне эта тенденция очень нравится. С другой стороны, у огромного количества людей повысился интерес к хорошей грамотной речи. Язык – самоочищающаяся система, всё лишнее и разрушительное уйдет, а полезное останется.

Как вести себя в ситуации, когда собеседник пытается принизить вас словесно, поставить себя выше вас? Обучают ли в вашей школе поведению в таких достаточно стрессовых ситуациях?— В ситуации, когда собеседник пытается вас унизить, важно сохранять спокойствие и достоинство. Неплохая стратегия — «карты на стол», то есть озвучить, что вы прекрасно понимаете происходящее. Пример: «Вы хотели меня унизить? Не трудитесь, не тратьте силы». И закончить разговор. Не принимайте ситуацию на свой счет, такое поведение — отражение внутреннего неустройства вашего собеседника. Это не ваша проблема.

От каких разговоров человеку точно стоит воздержаться?— Не стоит вступать в разговоры (во всяком случае, с малознакомыми людьми) на, так называемые, условно табуированные темы: деньги, религия, секс, политика. Не рекомендую поддерживать разговоры о сплетнях. Таким образом вы сохраните свою репутацию.

В деловой риторике уместна «вода», когда человек для создания иллюзии компетентности (или же для иных целей) говорит много лишнего? Или же вы считаете, что это ближе к грязной риторике?— Я считаю, что «вода» неуместна ни в каких ситуациях, если вы хотите быть убедительным. Не тратьте время своё и ваших собеседников, сегодня люди хотят быстрой конкретики.

Как меняется восприятие общения у человека, который отлично разбирается в риторике? Есть ли какая-то профдеформация у вас? Может, сложнее вести неформальные беседы?— Безусловно, профдеформация есть. Конечно, слышу сразу речевые ошибки, вижу недочеты в выступлениях и неточности в письменной речи. Тут главное себя вовремя одернуть и помнить, что мир прекрасен именно разнообразием, в том числе и разнообразием ошибок. Помните этот замечательный анекдот? Умер Эйнштейн. Попадает к Богу, а тот ему говорит: «Ты — лучшее из моих творений! Ты узнал больше моих секретов, чем кто-либо. Спрашивай у меня все, чего сам хочешь узнать». Эйнштейн просит показать ему формулу вечной жизни. Бог тяжело вздыхает, хлопает в ладоши, в воздухе появляется огромная доска, и мел начинает выводить здоровенную формулу... Эйнштейн внимательно следит за появляющимися цифрами, буквами... Смотрит-смотрит, вдруг тычет пальцем куда-то в середину формулы и восклицает «Но вот здесь же ошибка!» Бог внимательно на него посмотрел и сказал: «Я знаю...». Что касается меня, то я просто тренер по публичным выступлениям, который помогает людям говорить лучше и любить речь.

Школа риторики