Руководитель школы корейского: когда язык сам тебя выбрал

Как в вашей жизни появился корейский язык?— Моя история любви с Кореей и корейским не такая стандартная, как это обычно бывает. Самое частое, что происходит, это «я посмотрела дораму/послушала музыку, и дальше понеслось». У меня же всё получилось совершенно случайно. В 2010 году я поступила на факультет Международных отношений МГИМО. Вдобавок к английскому все студенты должны учить ещё один иностранный язык. Обычно бюджетникам не дают права выбрать этот язык, но предпочтения спрашивают. При подаче документов я указала испанский, а 31 августа получила студенческий билет и корейский язык как второй иностранный.

Мой шок, наверное, сгладило только то, что я знала одну девушку, с которой на год раньше случилось то же самое. С одной стороны был шок, а с другой какое-то огромное чувство любопытства, будто я уже знала, что корейский приведёт меня к чему-то чудесному, как и получилось. Но, если честно, до этого момента единственное, что я знала, так это то, что Кореи две, и даже не думала, что как-то свяжу свою профессиональную деятельность с их языком.

А как так случилось? Простая ошибка?— Нет, не ошибка. Просто обычно популярные языки указывают все, а на редкие, каким являлся в то время корейский, мало кто хочет идти. Потому деканат распределяет самостоятельно, уже без учёта предпочтений и по своему усмотрению. Как это делается, никому не известно. Мы даже шутили на потоке, что это как в Хогвартсе с шапкой, которая отправляет на факультеты.

Как начали изучать язык и как выглядело обучение корейскому в МГИМО?— Корейский был самой первой парой в самый первый день. И потом в следующие пять лет почти ежедневно. В плане языкового образования МГИМО — подарок судьбы.

Преподаватели мирового класса с таким багажом знаний и опыта, что не было совсем никаких сомнений, что всё получится. Огромным плюсом было ещё то, что мне дали шанс поехать на стажировку по обмену в корейский университет на целый год

С опытом у вас появилось понимание того, что вы как-то не так учили язык (включая самообучение)? Если вы смогли выделить какие-то ошибки, поделитесь ими.— Да, конечно. Могу сказать, что весь процесс до уверенного владения был чередой проб и ошибок, о которых я много рассказываю сейчас своим ученикам. Основная из них, наверное, заключалась в том, что я очень стремилась учиться и не очень стремилась применять. Боялась устной речи, боялась носителей языка и общения с ними. Я, конечно, вовремя поправила ситуацию, но такое часто приводит к образованию большого языкового барьера, от которого потом довольно сложно избавиться. Поэтому в нашем центре ребята начинают общаться с носителями уже с третьей недели обучения, чтобы сразу привыкать к живому общению на новом языке.

Когда и при каких обстоятельствах вы впервые пообщались с носителем языка? Когда у вас получилось провести диалог, было чувство облегчения?— В нашем университете были ребята-корейцы, которые тоже приезжали учиться по обмену. Первый раз, когда удалось пообщаться с носителем, это был как раз такой ученик, причём парень из Северной Кореи, что было вдвойне интересно. До сих пор помню его идеально выглаженную белую рубашку со значком флага КНДР. Присутствовал и небольшой испуг с его стороны, что очень объяснимо.

Облегчение было, конечно. Это всегда такой чудесный момент, когда чувствуешь награду за усилия, и видишь, что уже умеешь свободно общаться на новом иностранном языке.

Одна из особенностей корейского языка, о которой я недавно узнал, — это существование двух видов письменности в этом языке (хангыль и ханча). Расскажите, как сосуществуют два вида письменности в рамках одного языка? И владеете ли вы обоими?— В корейском есть алфавит (хангыль), именно он используется в 99.9% случаев. И есть иероглифы, которые используются, например, в газетах или научной литературе. Но это не так, что целые предложения записываются только иероглифами, и не так, как в японском, когда письмо по определению смешанное. В корейском в этом плане всё проще. Будет некорректно и просто неправильно сказать, что при изучении корейского как иностранного иероглифы совсем не нужны, но прожить без них можно, особенно первое время. Даже у самих корейцев есть определённые иероглифические минимумы, которые они отдельно проходят в школе, и экзамен на их знание.

У меня был период, когда я сильно погружалась в иероглифику, очень нравилось. Но потом это увлечение отошло на второй план, потому что другие языковые аспекты гораздо приоритетнее.

Расскажите о каких-то других особенностях корейского языка, которые покажутся необычными русскоязычному человеку. Что-то такое, что вообще не свойственно русскому языку.— Ещё одна особенность, которая сводит с ума всех иностранцев, это то, что в корейском все наоборот.

Главное правило предложения — сказуемое всегда в конце. То есть, пока не дослушаешь предложение до конца, сложно понять, что вообще в нём происходит. Это делает супер-сложным синхронный перевод с корейского

Например, если по-русски мы скажем «Я вчера ходила в кино с друзьями», то по-корейски это будет «Я вчера друзья с кино в ходила», вот такая абракадабра.

Какую часть обучения корейскому языку составляет изучение написания корейских букв? Насколько сложно запомнить правильность написания каждой буквы и приспособить руки к совершенно новым формам?— Здесь всё довольно просто — один раз научился и навсегда. Правила написания как букв, так и слогов довольно простые. В нашей школе на изучение букв и правил чтения уходит всего два урока, после которых ребята уже умеют читать и писать. Главное здесь — привыкнуть к тому, что письменность не строчная, а слоговая. То есть буквы не просто идут друг за другом, а по определённой логике складывается в слоги.

Корректно ли сравнивать корейский язык с китайским или японским? Легче ли тому, кто знает, например, японский, учить корейский язык?— Было бы некорректно называть хангыль (корейскую азбуку) иероглифами, что очень часто можно встретить среди тех, кто далёк от языка. А просто сравнивать языки — вполне, тем более в корейском очень много слов, которые образовались от китайских, даже произношение иногда созвучно. С японским же есть похожие грамматические конструкции. Тем, кто уже знает японский и знаком со спецификой изучения и использования азиатского языка с элементами иероглифики, будет проще, определённо. Единственное, что не советую, — это учить их одновременно.

Насколько тесно ваша жизнь связана с этим языком? Вы работали и жили в Корее?— Теснее некуда уже, мне кажется. После окончания университета у меня была прямая дорога в дипломатию, но всегда больше интересовал именно язык, переводческая деятельность, преподавание, поэтому решила связать свою карьеру именно с этим. Я много работала с переводами, преподавала, в том числе в корейских компаниях на корпоративной основе. В определённый момент почувствовала потребность расширить свою деятельность, сделать так, чтобы корейскому могли учиться ребята, у которых нет возможности платить за репетиторов или ходить на очные курсы. Так появился Центр Корейского Языка и Культуры Юна, основанная мной онлайн-академия корейского языка, на которой сейчас и сфокусирована моя профессиональная деятельность и работа с корейским. Мы существуем два года и уже разрослись до сотен учеников, которые живут по всему миру, что очень меня радует.

Переводами чего вы занимались? С какого на какой язык переводили? Или работали больше с людьми, чем с текстами?— С переводами был очень широкий спектр. Корейский — не единственный язык, с которым я работаю, ещё испанский и английский. Проектов было много, из самого интересного — Олимпиады в Сочи и Рио-де-Жанейро. На первой я работала ассистентом губернатора провинции Канвондо, в которой проводились олимпийские игры 2018 года, а на второй — переводчиком южнокорейской команды гимнастов. Чего только не было: и интервью, и подписание договоров, и переговоры, было очень интересно.

Из самого необычного — однажды мне пришлось переводить с корейского на испанский, когда я путешествовала по Мексике и оказалась в нужное время в нужно месте. Один из мексиканских штатов заключал соглашение с больницей Сеульского Национального Университета, переводила переговоры между главой штата и директором больницы. Из письменного — одно из самых страшных и неприятных — техническая документация, которую мне однажды пришлось переводить для компании Хёндэ (которая в России известна как Хёндай). Из самого интересного письменного — новостные материалы для канала Россия 1, но это уже было в паре русский/английский. Всегда было интереснее работать с людьми, нежели с бумажками.

Какие самые интересные/забавные/неприятные и попросту запомнившиеся клиенты (люди, слова которых вы переводили) были на вашем опыте?— Самое запомнившееся — как раз Олимпиады. Было много весёлых моментов, удалось посмотреть много соревнований и увидеть, как мероприятие организовано изнутри. Самое забавное в Мексике. Когда ни кореец, ни мексиканец не понимали, что тут делает эта русская, почему она разговаривает на стольких языках и почему у неё так хорошо получается. Ведь у каждого на тот момент были привезены свои переводчики, которые просто не нашли общий язык. Я в тот момент стояла в сторонке про запас, пришлось подключаться.

Насколько прибыльна работа переводчиком с корейского и на корейский?— С корейским прибыльнее, чем с другими языками, потому что меньше специалистов. На самом деле, в плане оплаты переводов все очень сильно зависит от того, насколько хорошо вы работаете и как сами себя оцениваете, два условия одновременно. Средние расценки по рынку довольно низкие, поэтому часто приходилось в плане оплаты продавливать свою позицию и потом доказывать, что дело того стоило.

Расскажите о вашей первой поездке в Корею. Что сразу бросилось в глаза, когда вы попали в эту страну?— Первый раз я поехала в Корею в 2013 году, когда страна была ещё не такая открытая для иностранцев, как сейчас. Первые впечатления — супер чистый аэропорт, очень влажный воздух, очень много ресторанов и кафе.

У нас недавно выходило интервью с русским корейцем, который переехал жить из России в Корею. Он сказал, что если и сталкивается с этническими корейцами, переехавшими в Корею из России, то только с невоспитанными и узколобыми. Ваш опыт встреч с русскоязычными иммигрантами в Корее был более удачным?— Да, гораздо. Моим окружением были в основном студенты, которые приезжали так же, как и я. Плюс рядом с нашим кампусом был офис Самсунга, на улицах можно было встретить много русскоговорящих инженеров из этой компании.

Что в поведении корейцев может удивить человека, впервые столкнувшегося с представителем этой нации?— Думаю, что вежливость и скромность. Корейцы очень учтивы и вежливы по своей натуре, могут очень удивить поклоны при приветствии и общении с незнакомым, более взрослым или более высоким по статусу/должности человеком.

Все ваше взаимодействие с культурой и социумом Кореи происходило и происходит только через призму Южной Кореи? Или вам приходилось бывать и в Северной? Насколько вообще разорваны два этих государства и как относятся южные корейцы к своим соседям?— К сожалению, в большинстве через призму только Южной Кореи. Никогда не была в Северной, но очень надеюсь побывать. Была возможность стажировки, но она сорвалась. Зато в университете мне довелось учиться у Валерия Евгеньевича Сухинина, гениальнейшего дипломата, который много лет проработал чрезвычайным и полномочным послом России в КНДР и внёс огромный вклад в развитие отношений между двумя странами. Очень этим горжусь.

По поводу отношений между двумя странами — вопрос слишком спорный и наболевший. Особенно для старшего поколения корейцев, кого война 1950-53 годов затронула напрямую, чьи семьи были разделены. Общее настроение среди моих друзей корейцев, рождённых в 90-ые, — полное понимание и принятие ситуации, желание сближения и сглаживания конфронтации. Очень надеюсь, особенно с гуманитарной точки зрения, что этот тренд сохранится и приумножится.

И, что очень радует меня как специалиста в области языкознания, одним из средств сближения был и остаётся язык, который претерпел лишь незначительные изменения за время разделения Корейского полуострова

А самое главное — общее прошлое, общая культура, за которыми стоят не политические решения, а обычные люди с болью за всё то, что случилось. Когда я первый раз приехала в Корею, мне довелось довольно долгое время находиться в доме корейской семьи, общаться со старшим поколением и видеть всю горечь, которую принёс политический конфликт.

В настоящее время о северокорейском быте узнаю от своей близкой подруги и соосновательницы нашей школы Анастасии Черницкой. Она сейчас находится в Пхеньяне по работе.

Как вы можете объяснить такое широкое распространение корейской культуры по миру? Речь и о кей-попе, и о дорамах, и об авторском корейском кино.— Мне кажется, про это я могу говорить бесконечно. По поводу дорам и кейпопа — здесь, как думаю, есть своеобразный парадокс, в котором лучшая реклама и пиар исходят от самих же потребителей, то есть фанатов. Получилось так, что популярность айдолов (известных медиа-персон) породила ещё большую их же популярность. Фанаты не просто слушают и любят кей-поп и смотрят дорамы, но и объединяются в фан-клубы, следуют повсюду за шоу своих любимцев, воспроизводят их музыку где только и как только могут, пытаются повторить их хореографию и распространяют видео с ремейками по всему миру. Таким образом, кей-поп и его звезды становятся ещё более популярными. То же самое можно сказать об актёрах дорам. Авторское корейское кино гораздо менее популярно, к сожалению, хотя очень заслуживает внимания. Дело заметно пойдёт в гору после недавних Оскаров фильма «Паразиты», очень надеюсь, что интерес возрастёт.

Как так вышло, что довольно локальный кей-поп стал настолько массовым, хоть и держащимся в определенных субкультурных рамках? Ведь в каждой стране есть свои продюсерские проекты с достаточно простой и запоминающейся музыкой.— Как мне кажется, дело в том, что кей-поп стал настоящей индустрией, в которую вкладывается гораздо больше средств и стараний, чем в сферу популярной музыки в других странах. Кей-поп групп огромное количество и все соревнуются за одно и то же — внимание и любовь аудитории. Победить конкурентов непросто, поэтому выкладываться по-полной приходится не только самим артистам, но и огромной команде за кулисами. Продюсеры, хореографы, преподаватели по пению, костюмеры, гримеры и многие другие годами трудятся над созданием образов и постановкой представлений перед тем, как записать даже самый первый хит.

А для самих артистов существуют специальные артистические школы, в которых будущих звёзд начинают готовить к сцене аж с 11 лет. Раскрутка популярности лидеров кей-поп групп — тоже огромная работа и хорошо продуманная стратегия, результат которой — превращение артистов в айдолов (от английского idol) с многомиллионными армиями поклонников. А количество поклонников все растёт и растёт во многом из-за того, что многие из айдолов — не только певцы, но и успешные актеры, что даёт им в два раза больше аудитории.

Плюсы к этому: очень привлекательная внешность звёзд, профессиональная хореография с довольно чётко отличающимся стилем, яркие и модные костюмы, приставучесть песен. И, что может поначалу удивить, смысловая наполненность композиций, не всех, но многих. И слушать приятно, и в изучении языка помогает. Ещё отличительный момент: корейская попса — это не только песни на корейском. Поют многие звезды кей-попа ещё и на английском, китайском и японском, что тоже очень расширяет рынок. И ещё чисто психологический момент — людей из других культур всегда привлекает новое, незнакомое и экзотичное, этим тоже можно объяснить такую дикую популярность по всему миру.

А что думаете о корейских дорамах? Объясните мне, человеку, который не посмотрел ни одной дорамы, что это такое и чем отличается от не самых дорогих российских телевизионных мелодрам?— Об этом тоже могу говорить бесконечно. В плане дорам, или попросту сериалов, корейцы очень чётко попали в свою целевую аудиторию и её потребности. Кто обычно засматривается сериалами? Девушки. Что хотят видеть девушки? Красоту, душевность, романтизм, интересный и непредсказуемый сюжет. С учениками и подписчиками мы всегда шутим, что дорама — это один раз начал, и понеслось. Очень много тематик, качественное кинопроизводство, красивые актёры и один из лучших инструментов языкового погружения и тренировки навыков аудирования. Идеально.

Можете ли вы порекомендовать какую-то дораму, которая имеет шансы запасть в душу даже тому, кто мало понимает специфику корейской культуры? В том числе и мужской части аудитории.— Моя самая любимая дорама — Бойфренд (남자친구), очень красивая и не такая душераздирающая по эмоциям, как иногда бывает. Девушкам понравится точно. Для мужчин, думаю, подошли бы исторические дорамы.

У вас есть своя школа корейского языка, в которой планируется какой-то курс, связанный с дорамами. В чём суть этого курса?— Этот курс рассчитан на продолжающих в корейском, то есть тех, кто уже освоил базовый уровень. Обычно к этому моменту надоедает стандартный формат обучения и хочется чего-нибудь новенького. Поэтому мы решили сделать курс, который совместит приятное с полезным, а именно просмотр дорам и обучение. Плюсов очень много — это и постоянная тренировка восприятия на слух, от которой автоматически и произношение улучшается, и огромная работа с лексикой, причём в привязке к реальным жизненным ситуациям. Вдобавок на этом курсе мы разбираем грамматические конструкции, которые наиболее часто встречаются в разговорных фразах.

Что ещё полезно и интересно послушать и посмотреть изучающим язык?— Сейчас очень много классных корейских ютуб каналов, тематики тут на любой вкус и цвет. Ещё многие ребята, изучающие язык, сильно увлекаются корейскими телевизионными шоу. Они довольно смешные и интересные (но не все), но в плане языка будут сложноваты для новичков.

Расскажите историю создания школы. Как вы решились на это и как привлекли туда людей (преподавателей и первых учеников)?— Мне просто очень сильно захотелось, чтобы корейскому могли учиться как можно больше людей. Частным преподаванием особо большое количество учеников не охватишь чисто физически, а со школой это уже проще. Плюс я выбрала именно онлайн-формат, чтобы прям совсем никаких ограничений, ни количественных, ни физических, ни территориальных. История успеха нашего Центра из разряда «если очень хочется, то обязательно получится». Люди и возможности находились сами собой.

Какие курсы есть в школе?— Курсы в нашей школе поделены по уровням в соответствии с международным экзаменом оценки знаний корейского ТОПИК. Это что-то наподобие Айлтса в английском. Всего таких уровней шесть. В нашем Центре на данный момент есть курсы Уровень 1-2 и Уровень 3, готовим курс Уровень 4. Планируем сделать все 6. Плюс есть профильный интенсив для подготовки к самому экзамену ТОПИК. Ещё есть Разговорный Клуб, в котором ребята общаются с носителями, и Дорамный Курс, который идёт между 3 и 4 уровнями.

Какие навыки для ученика откроет прохождение курса 1-2 уровня? Будет ли он комфортно смотреть не очень сложные дорамы и понимать основные мысли носителей языка?— Прохождение курса Уровень 1-2 — одна треть на пути к абсолютно уверенному владению. После него ребята знают лексический минимум в 2000 слов и 80 грамматических конструкций, которые позволяют общаться на повседневные темы без специфической лексики.

Огромное внимание как раз уделяем использованию языка в реальной жизни, умению понимать на слух, общаться с носителями

Не очень сложные дорамы уже тоже можно будет смотреть.

Какая часть учеников приходит к вам, вдохновившись кей-попом или дорамами?— Большинство. Обычно любовь к корейскому так и начинается. И это две самые популярные мотивации на обучение — понимать фильмы и понимать песни. Дальше по списку идут обучение и работа в Корее, общение с друзьями-носителями или родственниками, если речь идёт об этнических корейцах.

К чему готовиться людям, которые планируют изучать корейский язык? Что и на какой стадии обучения может заставить ученика забуксовать?— Здесь есть несколько моментов, как мне кажется. Во-первых, надо сразу настроиться на то, что изучение нового иностранного языка — длительный процесс, особенно если это касается восточного языка. То есть все вот эти «корейский за две недели» — полная ерунда, так не бывает. Очень часто ребята торопятся, ставят себе нереальные сроки и слишком много от себя требуют на ранних этапах, просто не понимая, что это нормально, что приобретение нового навыка занимает время.

Во-вторых, понять, что обучение новому будет супер-классным и приятным, с одной стороны, и сопряженным с определёнными трудностями — с другой. Когда мы учимся чему-то новому, то выводим себя из привычной зоны обитания, ставим себя в новые ситуации, которые иногда бывают связаны с волнением, например, первые разы общения с носителями. И к этому нужно быть морально готовыми.

В-третьих, осознать, что ответственность за свою голову и свой успех — это своя собственная ответственность. У нас в Центре обычно такого не бывает, но коллеги учителя рассказывают истории о том, как человек, например, нанял репетитора и думает, что это волшебная таблетка, которая просто загрузит информацию в голову, и особо тут ничего делать не надо.

Обучение новому — это всегда труд, и здесь уже не только об иностранных языках. Поэтому надо быть готовым к тому, что, если действительно хочется, чтобы все получилось, придётся постараться, отставить отмазки из разряда «голова болит/на работе завал/интернет плохой/...», признать себя взрослым и ответственным человеком, который сам себе дал обещание выучить новый язык, и это обещание выполнить.

Сайт школы

ВК школы

Инстаграм школы