Чернобыльский сталкер

Меня зовут Юрий Томашевский, в гугле можно найти интересные штуки по запросу имени, фамилии и приписки «сталкер». Я начал нелегально ходить в Чернобыльскую Зону в 2010 году. Со времени первой поездки в Зоне многое изменилось и, к сожалению, не в лучшую сторону. Уничтожаются объекты, усиливается ответственность за незаконное пребывание на территории Зоны.

Какие изменения считали бы улучшением?
— Таковых за 10 лет не обнаружил, становится только жестче. В Зону попадают «блоххеры», далеко не сталкеры. Я хоть и не прародитель, однако застал Зону еще той самой, без идиотов, крушащих объекты в Зоне. Вандалы достаточно безмозглы.

Как происходит нелегальное проникновение в Зону?
— Исключительно ногами. Есть знакомые, кто и на машине заезжает в Зону, но интереса в этом мало, да и редко. К Зоне идёт общественный автобус, но палевно, стараемся на такси.

Было что-то необычное у вас в походах?
— Есть лишь совокупность факторов, искажающих действительность: усталость, страх, фантазия. Тогда и мерещится что-то, аномальных вещей толком нет.

Вам приходилось ездить в Зону одному?
— Да, два раза. Огромное испытание, после которого в жизни уже мало что может испугать. Я стараюсь каждый поход в Зону чувствовать, как в первый раз. Однако если в группах, которые я веду, более трёх человек, это умаляет атмосферу. Впервые я поехал с Игорем Кулаковым, поверившим в меня, когда не знали о Зоне почти ничего, но после игры S.T.A.L.K.E.R. очень хотелось туда попасть. На самом деле, многие нелегалы сейчас стыдятся, что после игры туда поехали.

Как популярность сериала «Чернобыль» повлияла на саму Зону?
— К сожалению, туристов стало в разы больше, это в том числе мешает мне чувствовать атмосферу.

Как вам сериал «Чернобыль»? Вы глубоко изучали тему аварии?
— Мне крайне понравился. Во всех смыслах, несмотря на то, что даже ликвидаторы против выступают. Изучал хронику и документалистику по ЧАЭС, и сериал наглядно показал мне всё, что удалось впитать с архивными данными.

Менялось ли отношение к самой чернобыльской трагедии после посещения?
— Да, становилось более близка трагедия, появилась новая жажда узнать более про историю Чернобыля вне игры.

Что интересного, кроме простого перемещения, вы делали в Зоне?
Зажжение вывески ДК Энергетик, отеля Полесье, установка букв ЧАЭС на историческом месте, вывешивание букв в пять метров длины STALKER на ДК Энергетик за пять дней до анонса Сталкер 2. Также в Зоне проводили съемки части сцен моего фильма «Дезертир» по серии книг «Сталкер». В ноябре запускали дым в Припяти и снимали с квадрокоптера кадры для фильма. За это на меня власти объявили охоту, засады.

Также залезал на верх «Дуги» Чернобыль-2, ставил флаг MDK для рекламы фильма на аватарку группы, купался возле ЧАЭС, пил везде воду — это дико опасно и страшно, однако нелегальные походы обязывают. Все «коллеги по цеху» отнеслись с пониманием, ведь мои выходки в Зоне имеют лишь творческий характер.

Брали ли вы какие-то памятные предметы из поездок или это запрещено по правилам сталкеров?
— Честно, беру сувениры для души. Часть Зоны хочется иметь рядом.

Есть ли в Зоне территории, на которых до сих пор опасно находиться из-за радиации? Всю ли Зону вы обошли?
— Далеко не всю Зону, но самые нужные места, кроме кладбища кораблей в Чернобыле, — давно хочу. Опасных мест масса, но уже хожу без дозиметра, примерно карту заражения помню.

Кстати, ещё дикое было в августе 2019. Я рядом с забором ЧАЭС искал буквы ЧАЭС демонтированные, вот это было страшно из-за фона и опасности быть пойманным. А всего ловили меня два раза.

Какие последствия?
— Оформление протокола и выдворение из Зоны.

Вы проверяете здоровье после поездок?
— Было одно обследование ради интереса — всё в норме.

Как вы отнеслись к тем, кто раскрутил колесо обозрения тем летом?
— Неплохо, это же круто, сам хотел, но думал, что невозможно.

Сколько у вас всего походов?
— Уже 18 или 19. Каждый по неделе-полторы. Маловато, киевские ребята чаще ходят, хотя каждая моя поездка в Зону затмевает 30 обычных у людей. Самым неудачным походом был поход, когда поймали нас на ЧАЭС. Едва приехали с работниками — и сразу в лапы милиции.

В каких условиях вы живёте во время поездок?
— Ранее были палатки, потом спальные мешки, потом зачастую ничего, тащить приходится технику съемочную, поэтому жертвовать комфортом.

А что вы используете из снаряжения?
— Рюкзак, кроссовки и берцы на смену, перцовый балончик, сигнал охотника от диких зверей. Из зверей встречал лосей, кабанов, рысей, волков, лошадей Пржевальского.

Какие странные с точки зрения природы аномалии видели в Зоне?
— Никаких. Повезло, может. Природа живет как нужно, без видимых мутаций.

Как думаете, могут ли в ближайшие пару десятилетий вернуть в Зону полноценную жизнь?
— Жизнь туда в прежнем ключе не вернуть, жаль. Но, в то же время, энергетика Зоны без людей нужна сталкерам. Мы не заинтересованы в возвращении жизни.

Девушки попадают к вам в команду?
— Были. Ранее, честно, был против. Однако мое представление перевернула Катя, которую взял один из товарищей, я увидел такую неподдельную радость единения с Зоной, что потом брал некоторых желающих девушек в группу.

А почему были против девушек в группе, которую вели в Зону?
— Изначально думал, что сталкер — мужская игра, девушек в ней нет. А оказалось, ошибся и взял свои слова обратно. Девушки доказали мне, что могут сталкерить не хуже. И гораздо более ярко радуются Зоне, что подкупает меня. Парни-то сдержаны, а я иногда сам не хочу сдерживать эмоции и этим делюсь с миром.

Во сколько вам обходится одна поездка?
— В районе 200 долларов.

Встречали ли другие группы сталкеров?
— Познакомились с крутым сталкером Стасом Полесским там случайно. Он напугал нас, когда на крышу выбрался. Но стараюсь ни с кем незнакомым не контактировать. Были случаи обмана, воровства в Зоне. Менты выслеживали сталкеров, крали вещи. Украли у других сталкеров ценные вещи, деньги.

Менты в целом не особо жестко реагируют на сталкеров? Реально ли получить срок за нелегальное проникновение в Зону?
— Если выносить предметы, как я. А так, ловят, ставят засады. В целом, рьяно достаточно. Под конец похода, когда каждый боится, что другой станет причиной поимки милицией, когда нервы на пределе, могут собачиться люди внутри группы.

Есть ли в Чернобыле место для криминала? Может, это хорошее место, чтобы провернуть какие-то тёмные дела?
— Там иногда живут бомжи и зэки. Прячутся от закона. Небезопасно с ними пересекаться, хотя могут показаться мирными. Знаю их места обитания и обхожу стороной.

Оружие берете в зону?
— Ракетницы охотника только и перцовки.

Остались ли у вас какие-то мечты, связанные с Зоной?
— Попасть на ЧАЭС, но мне отказала СБУ, хотя товарищей туда я протащил.

Где люди вас могут найти, чтобы вы их в Зону провели?
— Вконтакте, но вожу по желанию и, в основном, знакомых и по фильму. В том числе актер фильма был там со мной два года почти в каждой поездке. И актриса побывала, отснялись.

Мир без людей/с их минимальным вмешательством вам нравится больше, чем мир мегаполиса?
— Я устаю и от того, и от того. В Зоне мне часто хочется играть в сталкера, когда играю в сталкера, хочется в Зону. После недели-полторы уже хочется домой, в Зоне по-дикому, не так-то просто и сладко. Особенно без еды и воды.

Насколько реальная Зона близка к её версии из игры «Сталкер»?
— Я ищу эту схожесть и нахожу, это доводит меня до эйфории. На днях залез в башню к Зулусу. Страх снорков и кровососов в игре очень сравним с ночевкой в Зоне.

Конечно, были непонимание и неприятие меня и Зоны, друзей , родных. Но Зона быстро убирает лишних людей из жизни, убирает тех, кто мешает моему с ней единению. Это болезнь и сумасшествие, не иначе. Зависимость и зомбированность, но иначе я уже не могу. Я пытался порвать с Зоной. Выбрасывал хабар, реквизит, отдавал книги. Старался быть нормальным, как все. Девушке одной я был нужен слишком нормальным. Вот пытался, правда пытался позабыть Зону. В итоге послал девушку. Зона — часть меня и моих увлечений, поэтому мы слишком тесны. Для людей Чернобыль — это растиражированные слухи и мнения. Мало кто займется их независимым опровержением.