Дирижёр православного хора

Меня зовут Екатерина, мне 28 лет, я работаю в Казанской духовной семинарии методистом и дирижером, также преподаю церковное пение у юношей и хоровое пение у девушек, обучающихся на регентском отделении, кроме того, работаю регентом в церкви, где служит мой отец. По совместительству являюсь руководителем и дирижером Православного хора казанской молодежи.

Как давно вы уже занимаетесь данной просветительской деятельностью?
— Год назад я окончила консерваторию и с апреля того года работаю в семинарии. Молодежный хор же существует уже полтора года.

Расскажите, почему пошли работать именно в семинарию? Сами вы — человек верующий?
— Да, я православная. Дело в том, что после обычной школы я окончила регентскую школу при Московской духовной академии, потом закончила музыкальный колледж, после чего – Казанскую консерваторию. Так как я имею образование и светское, и церковное (регентское), меня и пригласили работать в Казанскую семинарию.

В чем разница между понятиями «дирижер» и «регент»?
— И дирижер, и регент связаны с хором. Но регент дирижирует хором в церкви, то есть во время службы он стоит на клиросе и управляет хором, ведет богослужение. А дирижер, соответственно, человек светской сферы, который управляет хором на концертах.

Ваш отец – священник? Это он был инициатором того, чтобы вы пошли в регентскую школу и далее, или вы сами с детства чувствовали, что это то, чем вы хотите заниматься?
— Да, мой отец – священник. Но он никогда не был инициатором того, чтобы я пошла туда, абсолютно. Это мое личное желание, возникло оно на почве того, что у меня там учился дядя, он тоже батюшка. Папа же был тем человеком, что помог мне полюбить музыку. У нас дома всегда играла музыка. Это могли быть мужские, смешанные хоры, классическая музыка (особенно Вивальди). Я настолько привыкла к этому, что считала это уже чем-то неизменным и общепринятым.

Когда я потом училась в консерватории, оказалось, что большую часть изучаемой музыки я уже знала с детства. Так что любовь к хору у меня родом из детства, для меня это всегда было чем-то нереальным. Я еще ребенком осознала, что хочу этим заниматься, и у меня больше не было никаких вариантов.

Я счастлива, что я сразу выбрала свой путь, потому что многие, кого я знаю, до 11 класса не могли понять, куда они хотят пойти учиться, и даже сейчас, обучаясь в институте, все думают: «Моё это или не мое?»

Я очень рада, что Господь меня направил и родственники помогли мне понять, что я люблю музыку. Еще когда меня только отдали в музыкальную школу, мой преподаватель говорила мне: «Катя, ты должна разобраться в себе и понять, можешь ли ты жить без музыки, если да, то ты будешь хорошо зарабатывать без неё, а если нет, то готовься к тому, что ты всю жизнь будешь получать маленькую зарплату, но зато будешь связана с музыкой и счастлива». Так вот, я выбрала второй вариант.

Тяжело ли быть дочерью священника? Присутствовала ли какая-то строгость воспитания, повышенный контроль и тому подобное?
— Мы с детства чувствовали, что мы не такие, как все, нам многое не дозволено. Иногда было странно и тяжеловато, но я, на самом деле, настолько счастлива, что живу именно в такой семье, потому что это оградило меня от многих ошибок юности. Например, я в детстве никогда не гуляла с подружками, не ходила на дискотеки, держала пост, когда было нужно, мне нельзя было краситься и т. п., но зато я испытывала другие радости, которые, в свою очередь, часто не знакомы обычным людям. Например, у нас очень много семейных традиций, мы всей семьей (4 брата, 3 сестры) очень тесно дружим и близко общаемся, часто все вместе проводим время: играем в волейбол, футбол вместе с родителями. Я думаю, что все эти детские запреты выработали определенный стержень, который сейчас часто помогает мне делать правильный выбор в сложных ситуациях.

Расскажите, пожалуйста, подробнее о ступенях вашего обучения.
— После окончания обычной школы я поступила в регентскую школу, как уже говорила ранее. Регентская школа, в которой я училась, — это отделение Московской духовной академии, находится при Троице-Сергиевой лавре (Московская область, Сергиев Посад). Мы там жили и учились три года, приезжали домой только на летние и рождественские каникулы. Регентская школа дает образование на уровне среднего, как музыкальный колледж. Это чисто церковное учебное заведение, оно не имеет аккредитации.

К основным изучаемым предметам здесь добавляются предметы церковной ориентации. Часто, когда хочешь сделать что-то хорошее, на пути возникают какие-то препятствия и искушения. Такая история связана у меня с лаврой. Туда принимают с 18 лет, а мне на момент поступления было 16, и я очень переживала и молилась, чтобы поступить. И что вы думаете? Когда мы ехали в Москву подавать документы, то попали в страшную аварию: наша Газель врезалась в Камаз, я сидела на переднем сидении, а перед как раз весь смяло, но каким-то чудом мы все остались живы и отделались небольшими травмами. Но на этом все не закончилось: за нами приехала машина из Москвы, и мы продолжили свой путь. В итоге я приехала поступать вся забинтованная, в шрамах – и, о чудо, поступила! А передо мной проходила девочка, которой было 17 лет, и ее документы даже смотреть не стали, сразу отправили домой.

Вообще, регентская школа стала для меня школой жизни и оказала огромное влияние на становление меня как личности. Ведь будучи ребенком я, по большей части, находилась в кругу семьи, а тут – перед тобой открыт новый мир, я наконец узнала, что такое дружба, любовь, смогла самостоятельно познать мир и почувствовать жизнь такой, какая она есть. Несмотря на то, что были и какие-то неприятные моменты, недопонимания и т. п., теперь я вспоминаю это место с любовью и благоговением.

После окончания регентской школы я взяла годовой перерыв, нигде не училась и размышляла, как же мне правильно построить свое дальнейшее будущее. Наконец, я поняла, что точно хочу связать свою жизнь с дирижированием, и мне мало получить только регентское образование и работать в церкви. Необходимы более глубокие знания. Тогда один мой знакомый дирижер сказала мне: «Катя, если ты хочешь просто регентовать, то твоих знаний достаточно, ты уже можешь идти работать, но если ты хочешь познать ремесло изнутри, то тебе нужно учиться дальше и сначала идти в колледж, а потом в консерваторию, потому что основную необходимую базу дают в колледже, а консерватория лишь углубит и дополнит твои знания». Так я приняла решение продолжить обучение и поступила в Казанский музыкальный колледж, куда меня взяли сразу на второй курс.

Я проучилась в колледже три года и закончила его с красным дипломом, а после поступила в Казанскую консерваторию, где обучалась еще четыре года. Консерватория дает высшее музыкальное образование. Однако после колледжа учиться там было уже проще.

Я параллельно начинала работать, заканчивала какие-то курсы, и знаний из регентской школы и колледжа хватило на то, чтобы в консерватории особо не напрягаться, а только совершенствовать хоровые навыки и дополнять уже полученные знания

Расскажите кратко про семинарию и ваше преподавание в ней. Какие там освещаются предметы и кем оттуда можно выйти? После окончания можно работать только в церковной сфере?
— В семинарии я преподаю церковное пение у парней и веду хор у девочек на регентском отделении. Поясняю, что семинария — это как православный бакалавриат, еще есть понятие «духовная академия» — аналог светской аспирантуры. Основной контингент от 18-23. В семинарии обучаются только юноши, а для девочек при семинарии создана регентская школа. Набор идет обычный, как и в другие вузы.

Кроме общих предметов большое внимание уделяется языкам: кроме английского и немецкого есть еще древнегреческий, древнееврейский, латинский; кроме того, из церковноориентированных предметов можно выделить Священное Писание Ветхого и Нового Завета, историю христианской церкви, догматическое богословие, святоотеческую письменность, аскетику и многое другое. Выходят отсюда священниками. Также можно преподавать в церковно-приходских школах, православных гимназиях, на теологическом факультете.

Расскажите, как к вам пришла идея создания молодежного хора? С чего все начиналось?
— Всё начиналось с неукротимого желания иметь свой хор. Конечно же, в идеале, профессиональный, а не любительский, но для начала хотя бы какой-то. Я часто ездила на различные православные молодежные съезды и однажды попала на международный съезд православной молодежи, проходивший в Курске. Каждая страна на съезде представляла свой коллектив, было много хоров. Эти хоры были маленькие, любительские, но при этом пели очень классно, эмоционально и с душой, что называется. Послушав их, я очень загорелась идеей, что у нас тоже может получиться, что это на самом деле не так сложно.

Поговорила с их руководителями, увидела, как хористы кайфуют от своего дела, и подумала: «Всё, пора создавать свой!» Однако долгое время вообще не представлялось никакой возможности. Я обдумывала разные варианты, даже какое-то время проработала в музыкальной школе, но все-таки меня это не устроило, потому что при работе с детьми твои возможности ограничены, да и условия там были такие, что мы не могли нормально развиваться.

Наконец, возможность приблизиться к мечте появилась, когда я познакомилась с руководителем православного молодежного отдела в Казани Артемом Гараниным. Он показал мне помещение, в котором собирается православная молодёжь и проводятся разные регулярные встречи. И вот, поговорив с Артёмом и увидев это помещение, я решила, что стоит попробовать. Дальше мы уже продумывали детали: приобрели электронное пианино, посмотрели площадку, расклеили и дали по всем каналам связи объявления, а после организовали прослушивание. Пришло много людей, взяли мы где-то половину всех пришедших, так как нам нужны были те, кто имеет какие-то музыкальные данные: хороший голос, музыкальный слух и умение быстро ориентироваться.

А обязательно ли иметь музыкальное образование, чтобы петь в хоре?
— Нужно: во-первых, наличие слуха и голоса, даже голос не так важен, как слух, и, во-вторых, огромное трудолюбие. У меня в регентской школе есть две ученицы, поступившие просто с нулем знаний, которым при поступлении я сразу сказала: «Девочки, если у вас есть амбиции и желание совершенствоваться, вы сейчас должны упорно учиться и прилагать массу усилий, если нет – отчисляйтесь сразу, потому что это будет сложно». И вот они сейчас учатся и под конец года добились очень многого. Они стали гораздо лучше петь, практически полностью держать партию. Я думаю, что для участия в хоре необходимо, прежде всего, трудолюбие и желание, а все остальное можно развить.

Движение православной молодежи в Казани многочисленно? Какие еще мероприятия организует молодежный отдел? Насколько это интересно подросткам?
— Движение достаточно многочисленно. Существует много разных проектов, кроме хора есть театральная студия, танцевальный коллектив. Вышесказанное относится к регулярным проектам. Также молодежный отдел проводит разовые мероприятия – просмотры фильмов, беседы со священником, Евангельские встречи, девичьи посиделки, мастер-классы, выезды на природу и т. д. Для молодежи предоставлен большой выбор мероприятий, каждый может найти себе дело по душе.

В Татарстане же подавляющее большинство мусульман, не подвергаетесь каким-то притеснениям с их стороны?
— С мусульманами у нас абсолютно хорошие отношения, никогда не возникало никаких недопониманий, я, наоборот, очень люблю всех татар и мусульман, и они к нам тоже хорошо относятся. Я думаю, это из-за того, что мы давным-давно так сосуществуем, уже не осталось никаких разногласий и все относятся друг к другу спокойно, принимая друг друга такими, какие они есть. Я сама по национальности кряшенка, мои родители всегда разговаривали дома по-татарски.

Расскажите, в каких мероприятиях вы с вашим хором принимали участие, какие съезды посещали. Каков ваш репертуар?
— Обыкновенно у нас такой план работы: мы готовимся к определенным праздникам, связанным с православным календарем, например, это Пасха, Рождество и другие значимые праздники. Иногда мы делаем сольные концерты с программой примерно на час, посвященные какому-либо событию и т. п. Например, недавно у нас был концерт про Русь, стихотворения перемежались с очень красивыми песнями про русскую землю.

Кроме сольных концертов мы также принимаем участие в спектаклях и постановках театральной студии: если это спектакль, то в роли народа, например, а если это постановка, то можем спеть там несколько песен. Еще есть выездные форматы.

Например, мы часто выезжаем в детские дома, даем сольные концерты и радуем маленьких зрителей; были в домах престарелых, доме ветеранов, центре для детей-инвалидов

Также мы выезжаем в ближайшие поселки и деревни, даем концерты в разных районах города, поем в храмах на их площадках. Мы были в ближайших городах, таких как Елабуга и Нижние Челны, принимали участие в фестивале в Чистополе, в фестивале колокольного звона в Алексеевске, в фестивале народных промыслов в Казани.

Мы стараемся быть разносторонними и не зацикливаться на каком-то определенном стиле, то есть если нужно спеть более известную эстрадную песню, мы переложим её на хор и споем под минусовку. Если должна быть акапельная строгая музыка в церковном стиле, мы исполним ее как нужно. По поводу съездов: я посещала съезды самостоятельно (еще без хора). Первый раз я ездила на международный съезд православной молодежи (о котором я упоминала ранее), он ежегодно проходит в Курске и принимает гостей из разных стран, из России там нет никого, кроме как организаторов. Татарстан туда пригласили как нечто интересное, так как это вроде и часть России, а вроде по колориту напоминает отдельную страну. Также в том году я ездила на предрождественский съезд православной молодежи в Мюнхене, в феврале была в горнолыжном православном лагере в Альпах.

А вместе с хором вы еще не выезжали за границу?
— С хором мы за границей еще не были, конечно, это для нас сейчас очень сложно, нам бы вот форму купить. Было бы здорово хотя бы в Москву выехать. Но основная проблема сейчас в нестабильности состава. Так как хор у нас любительский и людям ничего не оплачивают, то они в любой момент могут спокойно уйти. За полтора года существования хора соста�� практически полностью поменялся. Весной многие девушки почему-то резко вышли замуж, один парень женился, и они, соответственно, все ушли, так как кто-то уехал, кому-то стало некогда. Из старого состава остался костяк – пять человек. Все остальные участники – вновь прибывшие. С одним составом занимаешься, доводишь его до хорошего уровня, а потом они уходят, приходят новые, и ты начинаешь все делать заново – в этом большая проблема.

Получает ли ваш хор (и другие молодежные мероприятия в Казани) какую-либо поддержку от местных властей, или это полностью волонтерское движение?
— К сожалению, наш хор не получает абсолютно никакую поддержку, потому что мы, наверное, никогда об этом не задумывались и никогда не просили. Если нам что-то нужно, мы справляемся своими силами. Но сейчас, например, нам нужна форма, так как у нас до сих пор нет одинаковой одежды для всех, и мне бы хотелось заняться этим в первую очередь.

Денег с хористов я, естественно, не хочу брать, потому что они либо студенты, либо же работают за копейки, так что, наверное, когда-нибудь я куда-нибудь обращусь с этим вопросом

Если не секрет, какой доход приносит ваша работа?
— Если мы говорим о молодежном хоре, то зарплаты там нет никакой, все делается просто так, во славу Божью, на добровольческой основе. Мне дают 2500, чтобы я могла их потратить на бензин и еще какие-то нужды хора, вот и все. В семинарии моя зарплата зависит от того, сколько занятий я проведу.

Сколько человек сейчас в вашем хоре? Есть ли возрастной разброс: самый маленький и самый взрослый участник?
— В хоре на данный момент примерно 16 человек. Самый младший – моя сестрёнка, ей 16. Самой старшей – около 31.

У вас в хоре когда-нибудь случались серьезные конфликты?
— Были такие моменты, когда я убирала из хора людей, которые не справлялись, а они потом на меня обижались и даже на какое-то время прекращали общение. Неприятно, конечно, но такое несколько раз случалось. А внутри хора у нас, Слава Богу, конфликтов не было, мы все дружно сосуществуем между собой.

Почему вы решили освоить именно профессию дирижера, а не игру на каком-либо инструменте, например? Что обязательно должен уметь дирижер?
— Я так решила, потому что мне нравится именно хор. Я хорошо отношусь к различным инструментам, но с самого начала чувствовала, что хочу быть именно дирижером хора, иметь коллектив, создавать с группой своих единомышленников общую музыку, бороться за какую-то идею. Ведь это еще общение и дружба, а человек, играющий на инструменте, общается непосредственно только со своим инструментом.

Однако я сама также играю на гитаре и фортепиано. Дирижер должен уметь всё. Он может одной рукой дирижировать, другой – играть на фортепиано и еще петь голосом какую-нибудь партию. Дирижер не может быть дирижером, если он не умеет петь, ведь хору нужно не просто словами объяснять, как петь, нужно показать на своем примере. Дирижер должен иметь хорошую пространственную ориентацию: правая рука может делать одно, левая – другое, ногой еще можно отбивать ритм. Кроме того, возможны внештатные ситуации. У нас, например, было такое, что солист заболел, и его партию пришлось петь мне, потому что нужно было как-то выходить из ситуации.

Родственники и друзья во всем вас поддерживают? Как они отнеслись к вашей идее создания собственного хора?
— Да, родственники и друзья всегда меня поддерживают, я отдельно благодарю своих родителей за их веру в меня и поддержку всех моих начинаний. У меня всегда была полная свобода в принятии решений. В нашей семье 7 детей (я третья), возможно, поэтому родители никогда не сюсюкались с каждым ребенком, они воспитывали, но в меру, дети скорее сами перенимали что-то друг от друга, родители никогда не напрягали нас гиперопекой, как это часто бывает во многих современных семьях. Когда я закончила регентскую школу, многих моих друзей родители отправляли работать, мол, иди, зарабатывай деньги, а мои родители никогда не говорили мне, что я сижу на шее и не помогаю им, они поддерживали мое желание учиться и развиваться дальше.

Что вы считаете своим основным достижением на данный момент и чего хотите добиться в ближайшем будущем (как сами, так и в составе хора)?
— Основная моя цель на данный момент – иметь свой профессиональный хор, мне не хотелось бы всю жизнь дирижировать любительским молодежным хором, а хотелось бы, чтобы труд людей, с которыми я пою, оплачивался. Но пока не слишком понятно, как этого добиться, это для меня больной вопрос, я часто думаю об этом и переживаю. Я пока не могу сказать, что многого достигла, скорее я на пути к своей основной цели. С Божьей помощью получается достигать каких-то успехов, но в любой момент все это может прекратиться. Пока Господь дает силы, я буду трудиться дальше. Есть люди, которые мне помогают и меня вдохновляют, перед глазами есть примеры друзей, которые многого добиваются путем своих трудов. Так, один мой друг стал очень классным дирижером, а подруга – дизайнером одежды, они трудятся днем и ночью и добиваются больших результатов. Такие люди действительно вдохновляют и помогают и дальше двигаться к своей цели.

Чем вы увлекаетесь помимо музыки?
— Очень много чем. Отдельно могу выделить фотографию и конный спорт. Я заканчивала различные курсы фотографии, участвовала в конкурсах, даже есть пара грамот. Целый год ходила на ипподром, научилась кататься рысью, галопом. На данный момент катастрофически не хватает времени ни на что, поэтому временно забросила и то и другое, но очень надеюсь возобновить занятия. Сейчас еще хожу в театральную студию.

Расскажите напоследок какие-то яркие истории из жизни хора.
— Расскажу сначала одну очень яркую, но не слишком приятную ситуацию, возникшую у нас с хором около года назад. Нашему хору тогда было меньше полугода, мы впервые начали полностью разучивать богослужение, с которым должны были дебютировать на молодежном празднике. Для нас это должно было стать глобальным событием, к которому мы все долго готовились и переживали. А затем выяснилось, что как раз на день нашего выступления я запланировала поездку в молодежный лагерь в Мюнхене (о котором я говорила ранее), даже уже купила билеты. В итоге, промучившись в раздумьях, я решила купить еще один обратный билет так, чтобы вернуться в Казань приблизительно за час до запланированной ночной службы, то есть, что называется, с корабля на бал. Я улетела, все с нетерпением ждали моего прибытия.

Когда пришло время возвращаться, обратный самолет сначала задержали на час из-за сильного снегопада, а после мы сидели в самом самолете порядка трех часов и просто ждали, когда придет наша очередь на вылет. Я очень нервничала из-за того, что уже скоро должна была начаться служба, плюс я до умопомрачения боюсь высоты, а нас очень трясло, когда мы летели, я перечитала все молитвы, какие знала. Когда мы прилетели в Москву для пересадки, на стойке регистрации нам сказали, что так как наш рейс задержали, мы опоздали на самолет в Казань и теперь сможем вылететь туда только завтра утром, а сейчас нас поселят в гостиницу. Я просто отошла от этой стойки, села, облокотившись на стену, и начала рыдать, настолько сильно устала, натерпелась и все-таки опоздала на службу, к которой так долго готовилась. А меня еще было некому заменить, потому что службу регентовать тоже надо уметь! В итоге я вся в слезах написала хору, что не смогу приехать, и службу провела моя подруга, которая не умеет этого делать, но нужно было хоть как-то выходить из положения. Я с уверенностью могу назвать этот день одним из самых ужасных дней в своей жизни.

Теперь истории повеселее. Однажды мы с хором пели на Суконной слободе (ярмарка). Приехав на место, мы обнаружили, что нам негде распеваться. И вот мы вышли на улицу и распевались прямо так, около моей машины, причем громко, во весь голос. Мимо люди проходили, тыкали пальцами. А потом мы надели свои сарафаны (все, даже мальчики) и пошли до ярмарки пешком, а идти там было прилично, до сих пор вспоминаю наше маленькое путешествие со смехом. Еще как-то раз наш хор принимал участие в колядовании. И вот мы ходили славить Христа не только по домам, а еще и по разным магазинам, в Пятерочку, например, заходили, даже в пивной магазин. Было очень весело, все нас снимали, слушали.

Интервьюер