March 27, 2019

Противоядие от позитивного мышления Спринт бестселлера Оливера Буркемана «Антидот»

В современных книжных магазинах можно затеряться среди полок c мотивирующей литературой. Их авторы дают советы, как сделать жизнь ярче, карьеру успешнее, а семью крепче. Они уверяют, что все возможно благодаря планированию, постановке целей и позитивному мышлению. Все в один голос говорят о том, что мы сами творцы своей судьбы, которая целиком зависит от нашего усердия и работы над ней. Но такой всплеск популярности литературы жанра «помоги себе сам» вызывает скептическую реакцию — не пытаются ли авторы просто нажиться на нашей погоне за счастьем. Возникает естественный вопрос, а что делать тем, кого не устраивают советы «быть позитивнее».

Британский журналист Оливер Буркеман в своей книге «Антидот» предлагает пойти от противного и взглянуть по-новому на свои страхи, сомнения и неудачи. По мнению автора, концентрация на негативных аспектах жизни может сделать человека гораздо счастливее, чем примитивные советы о позитивном мышлении.

Эта мысль не нова — она берет свое начало еще из древних времен. Поэтому автор обращается к стоикам и буддистам, чьи учения во многом противоречат современному помешательству на позитиве. Буркеман рассказывает, чем полезна медитация и практика осознанности и почему излишний контроль над жизнью вреден.

Однако автор не ограничивается лишь теоретическими размышлениями — он встречается с разными представителями «негативного» мышления, отправляется на медитативную практику и перебарывает свой страх общественного осуждения. «Антидот» — это не только книга о пользе пессимизма, но и личная история взаимоотношений Буркемана с таким спорным аспектом жизни, как счастье.

Почему позитивное мышление не делает нас счастливее? У автора есть несколько важных идей.

Идея № 1. Вместо поисков счастья лучше заняться более рациональными вещами

Буркеман считает, что потребность людей в счастье загоняет их в опасную ловушку. По его мнению, нужно остановить поиски счастья, так как оно — призрачная и абстрактная категория. Во-первых, оно постоянно ускользает от нас — чем сильнее человек пытается сделать себя счастливым, тем меньше это получается. Во-вторых, счастье не поддается единому описанию. Каждый объясняет его по-своему. Даже у одного и того же человека на протяжении жизни может меняться представление о счастье.

Буркеман изучал отношение к счастью исследователей и представителей различных религий. Он выделил для себя наиболее рациональных и убедительных авторов и проследил между ними взаимосвязь. Все они разными способами приходили к одним выводам — попытки стать счастливым делают человека еще более несчастным, а избегание негативных мыслей ведет к зацикливанию на них. Это заключение подводит к другой мысли — нужно выработать такой подход к жизни, который будет учитывать эту особенность человеческой природы. Решением проблемы стал «негативный» путь, то есть достижение состояния гармонии через соприкосновение с тем, чего мы старательно избегаем — несчастья, страдания, страха, неопределенности, мысли о смерти.

Человек устроен так, что интуитивно он старается избегать суждений о плохом, поэтому многие попадаются в ловушку позитивного мышления. Но, несмотря на внешнюю притягательность и широкое распространение этого подхода в современном мире, он приносит мало пользы. Негативный взгляд на вещи более конструктивен и логичен. Буркеман доказывает, что корни такого подхода уходят в прошлое — античные стоики рассуждали над пользой предвидения неудач и поражений, буддисты признавали важность спокойного и созерцательного состояния ума, а средневековые мыслители чтили смерть и никогда не забывали о ней.

Стоит отметить, что негативный путь — это не призыв действовать наперекор системе и не борьба с позитивом. Также не стоит путать его с цинизмом, апатией или депрессивностью. Он состоит в умении принимать жизнь со всеми ее проявлениями и выносить пользу из того, что мы обычно считаем плохими сторонами жизни и негативными эмоциями. Он помогает критически взглянуть на «культ оптимизма», который прочно занял свои позиции и приверженцы которого упрощают серьезные философские вопросы и сводят их к методикам самопомощи.

Представители негативного пути — различные мыслители, жившие в разные исторические эпохи. Но их объединяет желание прекратить вечный поиск счастья и стремление использовать свои негативные эмоции себе на благо.


Идея № 2. Продумывайте сценарии возможных неудач и смотрите в глаза страхам

Чем больше человек думает о возможных злоключениях и страданиях, тем больше ценит свою жизнь. Благодаря размышлениям о своих действиях в случае неблагоприятного стечения обстоятельств он обретает внутреннее спокойствие. Эту, на первый взгляд парадоксальную мысль, автор позаимствовал у стоиков, представителей философского течения, которое сформировалось в Афинах в четвёртом веке до нашей эры. Стоики были сторонниками так называемой «негативной визуализации», когда человек обдумывает несчастья, которые могут с ним произойти. Таким образом он готовит себя к тому, чтобы при встрече с проблемами не растеряться и не впасть в ступор.

Современный стоик и, по совместительству, американский психолог Альберт Эллис использовал принципы этого учения в своей практике. Он советовал пациентам сделать то, чего они так боятся. Он считал, что люди тратят слишком много сил на нерешительность и тревожность. Вместо того чтобы постоянно переживать и прокручивать в голове пугающие мысли, нужно намеренно встретиться со своими страхами лицом к лицу.

Буркеман испробовал этот метод на себе. Ему предстояло проехать в нью-йоркском метро, объявляя станции за несколько секунд до автоматического оповещения. Автор пишет о панике, которая охватывала его даже при мысли о таком поступке. Паника смешивалась с неловкостью и боязнью общественного осуждения. Но уже после нескольких минут он преодолел свой страх и понял абсурдность своих тревог — пассажиры в метро были равнодушны к его поведению. То, чего мы так боимся, зачастую оказывается пустяком.

Этот подход полностью противоположен методикам позитивного мышления, которое учит создавать только положительные установки. Согласно ему, негативные мысли притягивают такие же события — если вы представляете себя измотанным, уставшим и еле стоящим на ногах после каждой рабочей недели, то вы таким и будете, поэтому нужно представлять себя уверенным победителем. Но исследования нейрофизиолога Тали Шарот показали обратное. Люди, склонные к депрессивным состояниями и тревогам, более адекватно оценивают свои возможности влиять на события, чем те, кто живет на позитиве. Взгляд так называемых пессимистов более реалистичен и лишен преувеличений. Другие исследования продемонстрировали снижение желания действовать у тех, кто занимался позитивным фантазированием.

Это не значит, что нужно везде искать недостатки. Достаточно вдуматься, что предлагают адепты позитивного мышления.

Они призывают человека жить на вечном душевном подъеме в состоянии между экстазом и прекрасным настроением. Но это противоречит человеческой природе.

Античные стоики понимали значимость положительных эмоций и пагубность негативных, но они призвали не к радостной жизни, а к душевному спокойствию. Такого покоя можно достигнуть только с помощью преодоления необоснованных страхов и воспитания безразличия к вещам, которые мы не в состоянии изменить. Современному человеку кажется, что все в его руках, стоит только этого захотеть. Но никто не отменял случайностей и рока судьбы. Мы часто забываем об этом, а потом злимся, что все пошло не по плану. Стоики же призывали не забывать о неизбежностях и заранее воспитывать в себе смелость принять то, что люди не всесильны.

Безразличие достигается благодаря умственной работе. Анализируя эмоции, можно прийти к выводу, что сами по себе они не хороши и не плохи. Это мы наделяем их положительными или отрицательными характеристиками. Стоики видели в нашем восприятии собственных эмоций механизм возникновения страданий. Мы переживаем из-за вещей, которые сами наделяем значимостью. Но мы в состоянии остановить себя и спросить, правда ли это доставляет мне дискомфорт и почему.

Стоицизм и позитивное мышление расходятся и в вопросах будущего. Сторонники позитивного мышления призывают не прогнозировать неудачи, в то время как стоики обдумывают возможные варианты провала. Исследования показали, что человек с настроем только на успех в случае неудачи страдает значительно больше, чем тот, кто был готов к негативному исходу. Концентрация только на положительной стороне делает человека менее гибким и более уязвимым. Стоики понимали это, поэтому они создали методику «негативной визуализации», которая заключается в том, чтобы представлять сценарии негативного развития событий. Например, заранее подумать о том, что первое свидание с давно понравившейся девушкой может пройти неудачно. Так вы будете морально готовы к тому, что свидание пойдет не по плану.

Смысл этого упражнения заключается не только в предварительной «закалке», но и в принятии мысли о непостоянстве всех благ. Человек привыкает к тому, что имеет. Постепенно все начинает восприниматься как должное и теряет свою ценность. Стоики же благодаря своей практике всегда помнили о нестабильности и текучести жизненных обстоятельств, что помогало им наслаждаться жизнью и легче относиться к неприятностям.


Идея № 3. Избегайте зависимости от переменчивых настроений своего ума

Нет смысла гоняться за счастьем, оно придет в жизнь само. Нужно лишь создать благоприятные для него условия, одним из которых является принятие негативных аспектов жизни. Помимо стоиков эту же точку зрения разделяли буддисты. Считается, что человек страдает, потому что он зависит от того, чем обладает — от своего материального положения, работы, семьи, привычного образа жизни. Чем больше он имеет, тем больше боится все это потерять. Поэтому одно из основных понятий в буддистском учении — непривязанность.

Однако буддизм не призывает всех становиться аскетами. Это учение помогает отказаться от своих привязанностей и посмотреть на жизнь чистым непредвзятым взглядом. Другими словами, нужно контролировать свои эмоции и желания, избегать осуждения и критичного отношения к другим и не пытаться мыслить позитивно. Нужно сконцентрироваться на своем душевном покое, а не находиться в возбужденном состоянии поиска счастья.

Медитация — это главный инструмент на пути этого очищения. Сейчас распространено мнение, что медитация поможет обрести радость или даже подарит мгновения экстаза. Но это противоречит сути этой практики. Медитация не служит никакой конкретной идее. Она является способом прекратить все поиски. Во время медитации человек лишь наблюдает происходящее с ним — будь оно позитивным или негативным. Это не поиск счастья, тишины, спокойствия или гармонии. Это глубокое осознание преходящей природы всего нас окружающего и единение с миром.

Людям свойственно искать в любой практике пользу и конкретную цель, так как им сложно смириться с неопределенностью и зыбкостью окружающего мира и духовных упражнений в частности. Но такой подход усугубляет проблему. Усердные попытки найти именно тот образ счастья, который человек создал себе в голове, обречены на провал. Излишняя концентрация на определенной идее и отрицание других ограничивает человека и делает его рабом своих мыслей. То, от чего мы бежим, встречается гораздо чаще, чем то, чего мы хотим. Тогда какой смысл в этом бегстве и избегании негативных вещей?

Согласно буддистской традиции, сам Будда начал свой духовный путь со встречи с негативными сторонами жизни, от которых его мечтал отгородить отец. Его духовное просветление началось со знакомства с непостоянством и человеческим страданием в образах старика, больного, мертвого тела и странствующего отшельника.

Автор пишет о своих ощущениях во время групповой практики, которая длилась почти неделю и подразумевала девятичасовую медитацию каждый день. Он пришел к выводу, что медитация знакомит человека с самим собой. Закрывая глаза и погружаясь в себя, мы сталкиваемся с роем мыслей, которые меняются со скоростью света. Поначалу, такая хаотичность и неорганизованность мыслительного процесса раздражает, и раздражение выходит наружу. Буркеман с юмором рассказывает, как несколько дней подряд его выводило из себя слишком громкое дыхание парня с бородой, сидящего впереди него. Важно научиться наблюдать за этим процессом, понять и принять меняющиеся настроения ума. Это лишь умственные сценарии, от которых ничего не зависит. Многим кажется, что буддизм — это пассивная философия, которая мало применима к практической деятельности. Но практика медитаций и отстранения от своих мыслей и чувств может помочь во многих практических делах.

Каждый хоть раз сталкивался с проблемой прокрастинации, когда невозможно приступить к работе. Авторы «позитивных» подходов к жизни, как правило, предлагают настроить себя на работу с помощью множества мотивирующих приемов. Но проблема таких уловок в том, что их эффект недолог. Он действует лишь первое время, а уже через несколько дней энтузиазм спадает. Буркеман видит неудачу такого метода в том, что в его основе лежит один и тот же принцип — нужно вдохновиться и захотеть действовать.

Прокрастинирующие люди не испытывают трудности с самим действием, но они не могут найти в себе желание заняться этим делом. Но кто решил, что это желание вообще должно возникать? Настроение человека настолько переменчиво и непостоянно, что невозможно всегда с ним считаться. Нужно научиться сосуществовать со своим разумом, который порой будет выдавать не те мысли, которые хочется. И эта практика схожа с медитацией.

Существует стереотип, что художники и писатели творят только тогда, когда к ним приходит муза. Но если бы они настолько зависели от своих настроений, мир вряд ли бы увидел их произведения. У многих писателей и художников был свой метод работы — регламентированное трудовое время, количество написанных страниц или слов.

Четкий план на день помогает держаться на плаву и не зависеть от переменчивого настроения.

Буддийский подход к жизни помогает примириться с самим собой и своими недостатками. Нужно стать наблюдателем своих эмоций. Такое отстранение помогает не только оставаться в гармонии с собой, но и избегать разрушительного влияния негативных эмоций.


Идея № 4. Стремление к безопасности и уверенности в завтрашнем дне — это стремление к иллюзии, которая не делает нас счастливыми

Автор замечает, что каждое поколение считает свою эпоху опаснее и неопределеннее, чем любую другую. Одни жалуются на финансовый кризис, другие на потерю нравственности и веры в бога. У каждой эпохи свои проблемы, но основное вечно — болезни, войны, смерти. Автор считает, что причина чувства потерянности кроется не в специфичности самого времени, а в природе человека, которому свойственно чувствовать себя неуверенно, в результате чего он тянется к безопасности.

По этой причине мы постоянно пытаемся окружить себя тем, что создает ощущение стабильности — крепкие отношения, финансовое благополучие или безопасный район и консьерж в подъезде. Мы понимаем, что не можем быть до конца уверены в завтрашнем дне, но стремимся хотя бы к этому ощущению.

Но очень часто приемы, которые якобы должны обеспечить безопасность, во-первых, малоэффективны, а во-вторых даже вредны, так как они ограничивают нашу свободу и создают бессмысленные страхи. Человек боится больше всего того, что хорошо себе представляет. Как правило, наши страхи связаны с тем, о чем мы слышали до этого лично или видели по новостям. Мы начинаем чувствовать себя небезопасно, потому что сами лишаем себя уверенности. Например, многие не летают на самолетах из-за боязни авиакатастроф или терактов, но поездка на машине, согласно статистике, опаснее.

Мы принимаем решения, исходя из стремления к защищенности, однако это редко ведет к счастью.

Парадокс заключается в том, что человек в уязвимом и шатком положении чувствует себя счастливее, чем те, у кого есть мнимая уверенность в завтрашнем дне. Дело в том, что люди, оказавшиеся в отчаянном положении, понимают, что нет смысла тратить силы на поиск безопасности. Лучше открыто посмотреть страхам в глаза и принять их.

Однако, чтобы испытать подобное состояние и освободиться от вечного гнета безопасности, не нужно становиться нищим. Достаточно полюбить нестабильность жизни и принять то, что она наш вечный спутник. Постоянное желание найти твердую почву под ногами опаснее, чем чувства уязвимости и неуверенности. Поэтому есть только один выход — смириться с неустойчивостью жизни и перестать гнаться за ложным чувством безопасности.


Идея № 5. У постановки целей могут быть неочевидные опасности

Существует стереотип, что успешны только те люди, которые ставят себе цели и идут к ним. Считается, что это качество лидеров и людей с высокой эффективностью. Они не плывут по течению, а четко знают, чего хотят достичь. Книги по самопомощи упорно убеждают в том, что нужно ставить цели, и это кардинально изменит жизнь. Стоит только четко сказать себе, что вы хотите, и это многократно усилит ваши шансы на успех.

Однако на деле происходит обратное. Энтузиазм появляется только на первых порах, когда человек задумывается и ставит себе цель. Когда дело доходит до действия, многие понимают, что цель недостижима, а имеющихся ресурсов для ее выполнения может не хватить. Тогда приходит апатия, и начинается душевный разлад. Но это не единственная опасность целеполагания. Жизнь в рамках одной идеи может ослеплять и лишать человека других возможностей.

Буркеман обращается к Крису Кэйсу, преподавателю менеджмента в Вашингтоне. Он долгое время работал в сфере бизнеса, затем решил уволиться и поступить в университет, чтобы изучать психологический аспект поведения в группах. Но до поступления он едет в горы, где становится свидетелем развернувшейся катастрофы на вершине Эвереста в 1996 году. Тогда на горе за одни сутки погибло восемь человек. Причины трагедии сложно понять, так как в тот день была хорошая погода, а все восходившие были опытными спортсменами. Сейчас существует множество объяснений этой трагедии, но основная причина — это «дорожная пробка», возникшая на вершине. Но автор предлагает заглянуть глубже.

В тот день восходило несколько групп людей, никто не хотел откладывать свое восхождение, к тому же гидам не удалось закрепить страховочные тросы, что еще больше замедлило скорость подъема. В теории руководители групп должны были развернуть участников и начать спуск, так как существует строго регламентированное время на подъем. Если группа не успевает подняться к полудню, то нужно идти назад. Иначе может не хватить кислорода в баллонах, и есть риск остаться на вершине в темноте. А ночью, как правило, наступает самая опасная погода — пурга, сильный ветер и низкие температуры. Но руководители не дали команды возвращаться, и на свой риск повели группу вперед. Соответственно, они не успели вернуться до наступления темноты, и попали в снежную ловушку. Поведение руководителей и участников группы кажется нелогичным и лишенным здравого смысла. Это были опытные альпинисты, понимающие опасность своего решения, но они все равно пошли на риск.

По возвращении домой Кэйс продолжал изучать детали катастрофы и анализировать случившееся. Чем больше он узнавал, тем больше ситуация походила на уже знакомую. Он не раз встречался в бизнесе с такой схемой поведения — люди ставили себе цель и были настолько ей ослеплены, что шли на любые жертвы. Так поступили и альпинисты в майский день 1996 года. Восхождение для них было не просто событием или желанной мечтой, мысль об этом стала частью их личности. Они воспринимали мир через свою цель, не замечая ничего вокруг. В этом Кэйс видит коварность целевого подхода.

Причина, по которой люди стараются наметить свой жизненный путь, ясна и понятна. Мы не любим неопределенностей. Жить гораздо проще, когда знаешь, что тебя ждет завтра и даже в следующем году. В какой-то степени это действительно помогает быть готовым к неожиданным неприятностям и понять, какого же курса мы хотим придерживаться. Но, по мнению автора, нужно уменьшить озабоченность целями.

Нет ничего страшного в том, чтобы позволить жизни плыть по течению.

Он приводит в пример опытных предпринимателей, которые в ходе исследования рассказали, что никогда не начинают новый проект с конкретных целей и шагов. Они предпочитают присмотреться к будущим покупателям, понять их потребности, и только через некоторое время переходят к выработке рабочей стратегии.

Многие исследования о пользе целей были проведены в упрощенных лабораторных условиях. Они имеют мало общего со сложностями реальной жизни, в которой приходится работать с имеющимся материалом. Исследовательница Сарас Сарасвати, проводившая эксперимент с бизнесменами, предлагает использовать антицелевой подход — отталкиваться от того, что уже достигнуто, и не ждать лучших возможностей. Не нужно отвлекаться на мысли о будущем успехе, так как из-за этого вы только вредите себе и теряете концентрацию. Такой подход исходит из того, что неопределенность — это продуктивное состояние, которого не нужно бояться. Так как человек, не скованный рамками и планами, может раскрыть свой потенциал, если научится доверять себе и быть открытым миру.

Автор призывает задуматься о настоящей пользе постановки целей. Перед покупкой очередного ежедневника или планера нужно спросить себя, а помогает ли это лично вам. Автор не отрицает пользу целей, но вместе с тем, советует не слишком ими увлекаться. Нужно давать жизни хоть иногда плыть по течению, ценить неопределенность.


Идея № 6. Анализируйте свои неудачи и ошибки, так как они дают бесценный жизненный опыт

Неудачи — это естественный атрибут нашей жизни. Но несмотря на вездесущность провалов, о них все еще не принято говорить. В разговорах с друзьями мы не упоминаем неловкие курьезы и неудачи, произошедшие с нами. Считается, что это обратная сторона жизни, которая должна оставаться «в шкафу». Даже ученые подвержены этой тенденции. Исследование Кевина Данбара показало, что ученые в случае неудачи эксперимента сразу же забывают неудавшийся опыт и переходят к следующим, более перспективным проектам.

Адепты позитивного мышления придерживаются общей тенденции, поэтому они полностью игнорируют эту сторону жизни, считая ее недостойной обсуждения. Но оправдано ли такое отрицание неудач? Автор считает, что мы можем научиться извлекать преимущества из неудач и они могут многому нас научить.

Умение работать с чужими и собственными неудачами во многом определяет возможность успеха. Во-первых, это помогает избегать подобных ошибок в будущем. А во-вторых, мы воспринимаем провал менее болезненно, если думали о нем ранее. Важно преодолеть свой страх перед возможными неудачами и отдаться на волю неопределенности. Однако нужно помнить, что прогнозирование трудностей и неудач не всегда ведет к успеху, так как он, в силу своей природы, довольно хаотичен.

При этом важно относиться к неудаче как к самостоятельному явлению, а не как к временному неудобству на пути к счастью.

Неудача может помочь во многом разобраться, а значит, нужно относиться к ней с вниманием. И тем более, не пытаться всеми способами ее избегать. Конечно, это не всегда бывает легко, так как мы воспринимаем неудачи как врага для нашего благополучия. Причина — в привязанности к благополучию. Мы настолько сильно срастаемся с какой-либо идеей, что не мыслим себя без нее. Соответственно, когда приходит неудача, мы воспринимаем ее как болезненную катастрофу. Например, человек несколько лет мечтал о повышении, но когда он получил желаемую должность, компания обанкротилась, и он потерял работу. Потеря работы и крах мечты видятся только в негативном ключе.

Чтобы извлечь максимальную пользу из каждой неудачи, автор предлагает расслабиться и перестать думать о последствиях каждого решения. В конце концов, успех не вечен, и для всех наступает тот момент, когда приходится спускаться на землю и начинать путь заново. Если помнить об этом, то неудачи и провалы будут не страшны, так как мы будем понимать, что они являются естественными составляющими жизни.


Идея № 7. Адепты позитивного мышления придают слишком большое значение индивидуальности человека

Несостоятельность привычных подходов к счастью кроется в методах, которые они предполагают. Но что если зайти дальше, и задуматься не только над способами достижения этого состояния, но и над самим собой. Мы привыкли воспринимать собственное «я» как неоспоримую данность. Но Буркеман предлагает изменить свое отношение к себе и отойти от привычных представлений. Нужно усомниться, а правда ли мы являемся теми, кем кажемся.

Рассуждая над природой личности, автор обратился к известному духовному учителю Экхарту Толле. В возрасте двадцати девяти лет в период сильной депрессии он пережил душевное потрясение, которое полностью изменило его. Он переродился и стал другим человеком — точнее перестал ощущать себя кем бы то ни было. Последующие два года он провел в раздумьях, сидя большую часть времени на лавочке в лондонском парке. По словам Толле, все это время он находился в состоянии гармонии. Ему не казалось странным, что он жил на улице и просто наблюдал за происходящим. После этого он стал писать о своем духовном опыте. А через несколько лет стал одним из самых известных авторов эзотерической литературы.

Его учение далеко от негативного пути к счастью, однако Буркемана заинтересовало другое — отношение Толле к собственному «я». Идея о том, что наши представления о самих себе несколько примитивны, была выдвинута не только им. Изучая разные философские и религиозные тексты, можно встретить похожие мысли. Однако редко встречается человек, который пережил такой опыт на себе.

Один из начальных постулатов учения Толле состоит в том, что мы проводим жизнь в компании собственного голоса, и, как правило, отожествляем себя с ним. Мы начинаем думать, что он это мы, а значит, все мысли, которые без конца приходят и уходят — это часть нас самих. По этой причине мы не пытаемся остановить этот нескончаемый поток и перестать обращать на него внимание. Мы совершаем обратное — прислушиваемся к этому голосу и начинаем считать его неким авторитетом. В результате этого отожествления рождается чувство самости — человеческое эго.

Наши мысли рождаются из субъективного восприятия мира. Событие может быть не таким плохим, каким мы его посчитали, запомнили и поместили себе в голову. А мы идентифицируем себя с этими мыслями, что приводит к созданию искаженного восприятия действительности. Поэтому эго не нравится настоящее и оно предпочитает жить планированием будущего.

По мнению Толле, пока человек отожествляет себя с внутренним голосом, он не может быть счастливым.

Его будут терзать амбиции и стремления эго. Но выйти из этой ловушки возможно. Нужно перестать считать себя единым целым со своими мыслями. Именно такое «отделение» произошло с Толле в ночь его прозрения. Он внезапно понял, что способность мышления, которую он считал высшей ценностью человечества, играет с ним злую шутку — его мысли управляют им, а не наоборот. Когда он разорвал этот круг, он увидел себя со стороны. А вместе с этим ушла тревожность, и появилось спокойствие.

Подобный опыт переживаем все мы время от времени — например, в моменты глубокого созерцания. Уйти от мыслей легко в моменты физической занятости, но сложно оставаться объективным при активном мыслительном процессе. Это состояние схоже с тем, которое пытаются достигнуть буддисты путем медитаций.

Экхарт Толле учит противостоять своему эго, в то время как адепты позитивного мышления наоборот восхваляют его. Их призывы планировать будущее, ставить цели ведут к тому, что человек живет будущим, а не настоящим. Он постоянно грезит о том, чего достигнет, забывая радоваться тому, что имеет. Часто люди осознают это слишком поздно. Другая проблема — позитивное мышление заставляет человека еще больше зацикливаться на себе. Опираясь на свой личный опыт и результаты экспериментов, автор приходит к выводу, что альтруисты счастливее эгоистов. Когда мы делаем что-то для других, наша жизнь становится более осмысленной и радостной. Буркеман далеко не во всем согласен с позицией Толле, но он считает верным то, что человеку нужно пересмотреть отношение к своему «я» и задуматься о том, существует ли оно вообще.

Автор обращается также к философу Алану Уоттсу, которого интересовал вопрос разграничения человеком своего «я» и окружающего мира — как человек понимает, где заканчивается его личность. Чаще всего мы ограничиваем себя рамками своего тела, которое является границей нашей индивидуальности. Мы считаем своим то, что можем контролировать. Но так ли осознанно мы владеем своим телом? Очевидно, что мы не влияем на кровообращение или дыхание. Это физиологические процессы, которые происходят сами по себе. Даже мышление далеко не всегда подвластно нашей воле.

Уоттс пришел к выводу, что невозможно отделить свое «я» от окружающего мира, потому что сама идея разграничения чужда человеческой природе. Мы не существуем вне окружающего мира. Мы — это не только внутренняя оболочка, но и внешняя (социальное окружение, атрибуты физического мира). Но люди чаще всего не осознают этой взаимосвязи с окружающим миром. По этой причине пытаются ставить себя выше других и показывать свое превосходство.

Толле и Уоттс подходят к вопросу человеческой индивидуальности, которая толкает людей на борьбу друг с другом. Излишнее внимание к себе, концентрация только на своих нуждах ослепляют человека и отделяют его от мира. Стоит пересмотреть отношение к своему «я» и к своему эго — вполне возможно, что это лишь иллюзии, порождаемые нашим мозгом. Автор не призывает совсем отказаться от своей уникальности. Он лишь говорит о более внимательном подходе к себе и другим. Душевное состояние напрямую зависит от умения человека поддерживать гармоничные отношения с внешним миром и оставаться целостным. Адепты позитивного мышления придают слишком большое значение человеческой индивидуальности. Они ставят в центр желания, амбиции, стремления, что только подпитывает тщеславие и еще больше отдаляет людей друг от друга.


Идея № 8. Размышления о смерти обогащают жизнь

Смерть не подчиняется так называемому закону наоборот, согласно которому трудно забыть то, чего старательно избегаешь. Многим людям удается не только забыть о неизбежности смерти, но даже относиться к ней как к обыденной вещи. Каждый день мы сталкиваемся с гибелью людей в книгах, в газетах, в теленовостях, но мы не принимаем это на свой счет. Кажется, что смерть никогда не коснется именно нас, особенно когда мы молоды и здоровы.

Эту загадку человеческой природы пытался разгадать писатель Эрнест Беккер в своей книге «Отрицание смерти». Он считал, что подобное бегство является доказательством болезненности этой темы. Человек обладает двумя началами — физическим и духовным. Разум понимает, что умирает именно телесная оболочка и по этой причине пытается убедить себя, что возможно сделаться бессмертным благодаря духовной составляющей. Мы наполняем свою жизнь действиями, стремимся быть не просто участниками естественного процесса под названием рождение и смерть, а стать чем-то большим. По этой причине мы придумываем традиции, обычаи, искусство и даже богов. Это помогает поверить в свое бессмертие и заглушить экзистенциальную тоску. Если следовать логике Беккера, нет ничего удивительного, что человек не может поверить в свою смертность.

Можно подумать, что напоминание людям об их физической слабости способно их отрезвить, но практика показывает обратное. Осознающие близость смерти становятся еще одержимее в своих попытках обрести бессмертие. Они еще сильнее хватаются за свои «наполнители» и становятся усерднее в отрицании смерти. После теракта одиннадцатого сентября многие впервые серьезно задумались, что жизнь по своей сути хрупка. Но человек, испытывающий такой страх, жаждет не философского прозрения, а избавления от страха смерти. Поэтому он готов идти за тем, кто обещает спасти от неопределенности и зыбкости. Так, Джордж Буш-младший воспользовался смятением американцев и заставил поверить в то, что именно он спасет их от террористов.

Отрицание смерти может показаться естественным и логичным, так как оно является частью нашей природы. Адепты позитивного мышления могут призывать помнить о конечности жизни, чтобы это подхлестывало стремление к великим свершениям. Но они совсем не учитывают, что подобные стремления сами, по сути, являются выражением страха перед смертью и желанием остаться бессмертным.

Глубокое осознание собственной уязвимости способно вывести на новый уровень жизни.

Поэтому автор советует уделять время мыслям о смерти. Сначала нужно побороть в себе стремление к отрицанию этого физиологического процесса. Для этого стоит задуматься о нерациональности подобного страха, так как смерть — это бессознательное состояние, которое схоже с состоянием сна или нахождением в утробе матери. Нас страшит не сама смерть, а мысль о том, что мы потеряем все, что имеем, и окунемся в неизвестность. На тот момент мы уже не будем ощущать этой потери.

Буркеман не призывает считать смерть высшим благом и даже добром. Столкновение со смертью всегда болезненно, но оно учит главному — ценить жизнь и быть благодарным. Поэтому автор предлагает позицию золотой середины — не бояться смерти, но и не превозносить ее, жить так, чтобы не пожалеть о прожитой жизни в ее конце. Смерть — опасный друг, который многого лишает, но и многому учит.


Воплощение идей

Понравились идеи спринта? Читайте также Напоминание о главном — ключевые идеи бестселлера «Пять главных сожалений умирающих» Бронни Вэр. (Впервые на русском!)

Что стоит сделать тем, кого заинтересовали идеи книги Оливера Буркемана.

  • Помнить об иллюзорности счастья.
  • Использовать негативную визуализацию для борьбы с тревогами — представлять свои действия в случае негативных сценариев развития событий.
  • Тренировать умение отстраняться от своих мыслей и эмоциональных состояний, наблюдать за их переменчивостью.
  • Ценить неопределенность и не увлекаться постановкой жестких целей. Помнить об опасности быть ослепленным целями и о том, что зачастую лучше быть гибким и действовать по обстоятельствам.
  • Научиться воспринимать ошибки и неудачи как неотъемлемую часть жизни.
  • Побеждать прокрастинацию не мотивирующими призывами, а действием, собственной системой и пониманием переменчивости своего настроения.
  • Задуматься об иллюзорности ощущения себя как неделимого «я» (рекомендуемое чтение на эту тему — «Инкогнито» Дэвида Иглмена, «Иллюзия «я» Брюса Гуда, «Кто за главного?» Майкла Газзаниги).
  • Размышлять о конечности жизни (рекомендуемое чтение на эту тему — «О скоротечности жизни» Сенеки, «Отрицание смерти» Эрнеста Беккера, «Вглядываясь в солнце» Ирвина Ялома, «Пять приглашений» Фрэнка Остасески).

Заключительные комментарии

Мы представители цивилизации, которую волнуют вопросы счастливого и радостного существования. Очевидно, что уровень технического прогресса и материального состояния не дают стопроцентную гарантию счастья. Исследования показывают, что люди в беднейших регионах мира радуются жизни больше, чем те, кто имеет все блага в виде финансовой стабильности, высокого уровня жизни и возможности получить образование.

Это наталкивает на мысль, что мироощущение больше зависит от состояния ума, чем от внешних факторов. Чтобы быть счастливым, нужно работать над своим отношением к жизни. Самым простым и естественным способом обрести гармонию кажется позитивное мышление. В отдельных случаях принципы положительного подхода к жизни действительно могут быть полезны, но нужно знать меру и не ждать от них чудес. Буркеман выступает против излишней переоценки позитивного мышления. Он считает, что люди ждут от него слишком многого, и, в конце концов, разочаровываются.

В противовес этому подходу автор предлагает более здравое и реалистичное отношение к жизни. Автор считает, что мудр тот, кто обладает негативной способностью, под которой он подразумевает готовность к неопределенностям, сомнениям и неудачам. Люди, не гонящиеся за постоянством и ложным чувством безопасности, чувствуют себя счастливее, чем те, кто пытается взять все под свой контроль.

Стоит учитывать, что книга рассчитана на массового читателя, людям, серьезно занимающимся психологией и философией, она будет интересна в меньшей степени. Каждая глава представляет собой небольшое эссе на определенную тему — ошибки, неопределенность, избегание смерти, помешательство на целях. В своей книге Буркеман не выводит готовую концепцию негативного взгляда на жизнь, он лишь собирает воедино различные приемы, которые помогут взглянуть на несчастливые события с новой стороны. Стоики учат невозмутимости, буддисты — покою ума. И те и другие учат бороться с беспокойным разумом, который постоянно придумывает свое восприятие реальности и влияет на наши действия. Автор пишет об универсальности этого пути — можно самому решать, какие приемы использовать, а какие нет. Такая гибкость олицетворяет важное правило негативного подхода — смотреть по ситуации и не выбирать систему поведения заранее.

Сторонники позитивного подхода используют концепцию счастья как понятное и достижимое состояние. Но алгоритмы и советы по его достижению искажают саму природу этого состояния. Не существует готовой схемы, подсказывающей, как быть счастливым, хотя бы потому, что счастье — это загадочное состояние, у которого нет постоянной формы. Поэтому автор предлагает не делать из счастья культа и конечной цели. По его мнению, стоит вести гармоничную и осознанную жизнь, радуясь положительным моментам и принимая отрицательные.