8 января 2020. Среда

С Субботы я не виделся с Сашей – она была занята, а я не находил достаточно веского повода, чтобы вытащить ее погулять. Только сегодня, когда после моего обычного вопроса «чем занимаешься?», она ответила, что валяется в кровати и смотрит «Текст» с Петровым в главной роли, до моих туго соображающих мозгов, наконец, дошло: надо звать ее в кино!

Это оказалось легче, чем в прошлый раз, и она сразу согласилась, прислав в ответ три смайлика – три танцующих в красном платье девицы. Передо мной вновь встали старые вопросы: это считается свиданием? должен ли я дарить цветы? означает ли ее согласие, что она не против стать моей девушкой или кино – это все еще дружеский жест? Я не знал ответов на подобные вопросы, как не знал и что делать потом, после кино.

Я снова полез за советами в интернет. Там писали такую херню, такую ересь, что после пяти минут чтения у меня возникли сомнения в умственном здоровье людей, пишущих в интернете. Чего только стоили рекомендации типа «на втором свидании вы должны сблизиться с вашей избранницей», дальше они советовали «потрогать ее» и «залезть в интимную зону»…

С другой стороны, откуда я знаю, как надо себя вести? Может, они правы?

Я припомнил, как мои друзья держали себя с девушками. Всегда уверенный в себе Игорь в школе общался с противоположным полом только по делу: если надо спросить что-то по урокам, или предложить помощь на физ-ре, или уступить место на общем собрании, когда все стулья заняты. Со своей девушкой – хотя я видел ее всего раз на Новый Год и плохо запомнил – он вел себя сдержанно, постоянно обнимал ее, а она жалась к нему – может, от холода, может, из-за нас.

Авдей вел себя с девушками развязано. Его смазливая как с обложки журнала внешность всегда притягивала их к нему. Некоторые буквально сходили по нему с ума. Он, довольно рано понял это и стал пользоваться. Девочек-серых мышек он не уважал и всячески издевался над ними. Бывало, он подсаживался за парту к такой девочке, которая по уши влюблена в него, – и он знал об этом – и начинал картинно признаваться ей в любви. Девочка краснела, робко что-то лепетала, стараясь отогнать его, а он галантно, напоказ, брал ее за руку, как в фильмах, и громко, чтобы все слышали, говорил ей на ухо, что она покорила его сердце, что он жить без нее не может, что он каждый день только о ней и думает… Причем ему обязательно нужны были зрители, коих он находил в Севе, реже в Тарасе, еще реже в свои театральные сцены он пытался втянуть меня. Сева всегда хвостиком бегал за Авдеем, и в такие моменты подхалимно посмеивался, Тарас ржал конским смехом, я кисло улыбался.

С теми девушками, которые нравились Авдею, он вел себя совершенно иначе. Перед свиданием он волновался, от обилия выделяемого организмом адреналина его зрачки расширялись до размеров пятирублевой монеты, и он обычно заливал страх парой банок «Ягуара», а потом закидывался целой пачкой жвачки, чтобы девушка не учуяла запах алкоголя.

Сева вел себя с противоположным полом… Он никак не вел себя. Я вообще ни разу не видел, чтобы Сева разговаривал с какой-нибудь девочкой. Мы все знали, что ему нравится Вика из параллельного класса, и он боится подойти к ней, из-за чего Тарас или Авдей постоянно над ним подшучивали. Весь декабрь они твердили ему: «Да подойди ты уже к ней!», но я не придавал их словам значения – слишком был погружен в собственные мысли. Поэтому я очень удивился, когда на прошлой неделе Авдей сообщил, что Сева идет гулять с Викой.

Правда этого так и не случилось. Они договорились на вчера. Или не договорились… Мы не смогли добиться от Севы внятного ответа. Я только понял, что он прождал ее около часа на морозе возле кафе «Гурман». Она не пришла. Написать ей в Вотсап или ВК он постеснялся.

– А че ты не написал ей? – спросил Тарас.

– Ну… я… – бубнил под нос Сева.

– Ты вообще хоть звал ее? – не унимался Тарас.

Сева насупился и, как обычно, залился краской. На все последующие вопросы он отвечал свое классическое: «отстань» и «отвали»…

С Сашей мы договорились пойти в кино на пятницу. Сегодняшний вечер уже на исходе, так что у меня остался всего один день, чтобы морально подготовиться. Я не имею права облажаться.