26 января 2020. Воскресенье

Близится окончание зимы. Не календарной – эта протянется еще месяц до масленицы, на которой, как и в прошлом году, в парке Старого Города напротив маленькой церквушки будут жечь уродливое чучело из прошлогоднего сена, а на центральной площади возле ДК им. Химиков будут подносить людям блины на лопате. Наступила та странная погода, когда в пуховике уже жарко, а без него еще холодно. Скупые на тепло, но яркие косые лучи ползущего по длинной дуге солнца заливают город светом на девять с половиной часов в день, и эта цифра неумолимо растет по мере продвижения в сторону весны.

Выходные назло выдались холодными. Градусник на заправке Роснефти, мимо которой я неумолимо проезжал каждый раз, когда выбирался со своей окраины куда-нибудь к центру города – со своего болота к бурлящему потоку жизни – нерешительно колебался около нуля. Более-менее теплые будни сожгли последние намеки на снег, но в выходные исхудалые лужи вновь покрылись мутной пленкой, а сердитые ветра шумели за окнами. И все же ожидание ранней южной весны уже витало в пока еще прохладном воздухе.

Авдей с Тарасом близки к примирению. Они пока не разговаривают друг с другом – дуются, как маленькие дети, но снова тусуются в одной компании. Скорее всего, это заслуга Игоря. Я вчера переписывался с ним в ВК, и он мне так и сказал, что почти помирил их. В этом весь Игорь – ему всегда нужно кого-то спасать, кого-то успокаивать, о ком-то заботиться. Они и меня звали гулять на выходных, но я отказался по одной очень понятной причине по имени Саша. Игорь пожелал мне хорошо провести время. Авдею же мой отказ не понравился. Он заявил:

– Ты вторую неделю подряд отлыниваешь. Пацанов на бабу променял?

Я пообещал, что на следующей неделе мы обязательно увидимся. Его слова неприятно застряли у меня где-то между мозжечком и затылочной долей мозга – они раздражающе зудели; я постоянно возвращался к ним, отплевывался, как будто в рот попали листья табака, и вновь возвращался.

Вообще я стал ловить себя на мыслях об отношениях. Само слово – «отношения» – какое-то оно токсичное, разве нет? Есть вполне научный термин: «отношение» – с буквой «е» на конце. Викисловарь дает ему семь значений. Первое: «мнение по поводу чего-либо»; второе: «характер обращения кого-либо с кем-либо»; третье: «взаимодействия и взаимосвязи между людьми, организациями, сообществами»; четвертое, пятое и шестое – в том же духе; рядом с седьмым стоит пометка «разг.», и обозначает оно «любовь, сексуальную связь, гражданский брак». Пример: «Вы женаты? Нет у нас отношения».

Вот и у нас с Сашей получается тоже какие-то «отношения». Какое же абстрактное слово! Если применить его к парню и девушке, то оно как-то сразу выражает все эти семь значений одновременно. И все же остается до конца непонятным, что имелось ввиду.

Еще я заметил, как много шуток про «отношения». Серьезно, две трети (кстати дробь в математике – тоже отношение) стендапов на «ТНТ» посвящены отношениям мужчины и женщины или сексу. Раньше они казались мне унылым говном без капли юмора, неинтересными и бессмысленными словоизлияниями. А теперь я вдруг стал с них смеяться. Это очень странно…

Иногда я задумываюсь, зачем вообще нужны два разных пола: мужчина и женщина? Эволюция и все такое как-то слабо убедительны, а всю эту мифическую чушь про Адама и Еву я, конечно, не беру в расчет. Отчасти легенда красивая, типа мужчина и женщина когда-то были одним, пока бог не оторвал у Адама ребро и не сделал из него Еву. Правда этот же миф обрек женщин две тысячи лет считаться всего лишь продолжением мужчины, чтобы в начале двадцать первого века выплеснуться третьей волной феминизма.

С чего я вообще завел разговор обо всей этой обширной, безумно почитаемой человечеством теме? Вчера мы виделись с Сашей. Мы сидели близко друг к другу, соприкасаясь плечами, развалившись на двухместных диванчиках в кафе с очаровательным названием «Лето». Зимние ветра за окном набрасывались на зазевавшихся прохожих. На столе перед нами стоял сет с роллами. Нам было тепло и уютно. Сашина голова покоилась у меня на груди, а иногда Саша сползала по шершавой спинке дивана и, уложив голову мне на колени, поднимала на меня глаза. Я опускался, чтобы поцеловать ее красные зовущие губы. Она тянулась ко мне с ответным поцелуем. Мы оба нежились в томительном блаженстве от близости друг друга.

Время от времени мы болтали по пустякам. Саша спрашивала:

– Ты кем хочешь стать?

– Я?

– Ага.

Писателем. Я хотел стать писателем, но я не собирался говорить об этом Саше.

– Да… Как-то не знаю… А ты?

Она морщила носик, слегка поерзала, будто где-то в обивке дивана затерялась горошина, и сказала:

– Я тоже еще не решила.

– А куда поступать собираешься?

– Не знаю. А ты?

– И я.

Какое-то время мы молчали. Лежа головой у меня на коленях, Саша крутила золотистый локон на пальце. Я любовался ею. Внезапно она будто замерла, вся подалась ко мне и спросила:

– А мы встречаемся?

Этот вопрос я слышал уже второй раз за неделю. Но первый был не от нее. На алгебре я, погруженный в решение какого-то логарифма, внезапно в полной тишине рядом с собой услышал возглас. Ни с того ни с сего без предисловий, объяснений, без имен и намеков, Дима вдруг воскликнул:

– Так вы встречаетесь или нет?

На миг мне показалось, что к нам обернулся весь класс. Позже я убедился, что никто не обращал на нас внимания, хотя, когда в кафе тот же вопрос задала Саша, я вновь вспомнил Димин возглас – может, она все же его слышала? Диме я тогда ничего не ответил, сделал вид, типа не понял, о чем он говорит, хотя и без лишних слов было все ясно. С Сашей такое не прокатит. Саша ждала ответа.

Викисловарь дает слову «встречаться» пять значений… Разумеется, Саша имела ввиду последнее – пятое, возле которого наклонным шрифтом стояло пояснение «перен.» и рядом пример: «Сначала мы некоторое время встречались, а потом появился Ваня»… Я подумал, что древние люди, жившие в пещерах и не имевшие развитого языка, не знали слов «встречаться» или «отношения». А значит, они не ведали всего того, что за ними стоит. Ведь «встречаться» – это не только «состоять в близких, интимных отношениях, ходить на любовные свидания», как говорит Викисловарь, но и типа какие-то права друг на друга, какие-то обязательства друг перед другом что ли. Это еще более абстрактное слово, чем «отношения»! Древние люди, не зная всего этого, видимо, просто поступали так, как им хотелось. Я тоже ничего не знаю, но что-то мне подсказывает: я не могу поступать как древние люди.

Сейчас я сижу за компьютером, пишу эти строки, передо мной раскрыт учебник философии, вчитываясь в который я безуспешно пытаюсь понять разницу между диалектикой и метафизикой, о чем Наталья Алексеевна рассказывала на пропущенных мной дополнительных занятиях, но где мне найти тот учебник, в котором можно было бы прочитать, как надо «встречаться» и что такое «отношения»?..

Тогда в кафе Саша подняла на меня взгляд и спросила: «А мы встречаемся?» Я посмотрел в ее широко распахнутые глаза под дрожащими ресницами и увидел ответ.

– Да, – сказал я.

Она удовлетворенно кивнула.