ХОЖДЕНИЕ ПО ВОДАМ

В Евангелии есть удивительно рифмующиеся сюжеты.
Вот например сегодняшнее чтение о хождении по водам перекликается с одним из событий Великой Пятницы - отречением Петра.

Перекликается так сильно, что становится практически прообразом того, что случится во дворе Анны на том страшном рассвете.

Именно прообраз отречения мы видим сегодня на Галилейском море, когда Петр смело выпрыгивает из лодки в бушующие волны, но на полпути до Христа от страха теряет веру и начинает тонуть. «Маловерный, зачем ты усомнился?» - спрашивает Иисус, хватая его за шкирку.

Так будет и на рассвете Пятницы: Петр смело, я б даже сказала – очертя голову, рванет за арестованным Иисусом в самое логово врага, но там вдруг поддастся страху и отречется.

Петр - настоящий главарь, вожак по характеру. Он не боится брать на себя ответственность. Он не боится первым сказать и вообще сказать за всех - как же много в нем внутренней свободы, умения не оглядываться на то, что скажут и подумают другие, а сделать решительный шаг. Он не боится действовать - это прекрасные, достойные, очень благородные черты характера.

Но как всякое достоинство, при переизбытке они перетекают в недостаток.

Главная его ошибка, что в лодке, что на Вечере - переоценка собственных сил. И желание погеройствовать, конечно, желание погеройствовать - огромное искушение для апостола Петра с его ярким порывистым характером и внутренним ощущением себя первым среди равных.

И сегодня, и на Тайной вечере Петр строит и будет строить из себя героя, беря на себя лишнее, хватаясь за тот крест, который ему не предлагают пока нести. Обещая большее, чем может дать. "Если и все соблазнятся о Тебе, я не соблазнюсь". "Если это Ты, вели мне идти к Тебе", - «Ну иди, герой, сам напросился», - так и слышится ответ. Иди и пойми, что геройство должно быть ответом на призыв, а не вызовом Богу. Иди и пойми, что своих сил и своего желания может хватить для того, чтобы ринуться в подвиг, но чтоб довести его до конца, необходима сила Божья, ибо "без Меня не можете творить ничего".

Сегодня его побили волны и вытащил Христос. А в следующий раз Христа не окажется рядом, и до Его протянутой руки будет не три шага, а три дня, и захлебнется Петр не в воде, а в собственных слезах.

И поймет.