Сезон 1 Серия 3 (Миллионов на работе)

Миллионов стал выходить к трибуне, расстегивая на себе рубашку и штаны. Он раздевался в пути и когда он уже стоял на платформе, на нем были только трусы, у обувь с носками.


Миллионов оглядел наблюдавших за ним депутатов и снял трусы. "Я научился вертеть хуем!!" - прокричал он и начал выдавать тазом круговые движения. Его член от этого покачивался из стороны в сторону, постепенно вставая.


Первым встал Вламир Вольфович и заплоодировал, следом поднялась волна аваций. Миллионов перестал совершать тазом круговые движения, немнго засмущался, покраснял и чуточку захихикал.

Миллионов откланялся и пошёл к выходу, Наталья плелась за ним, Миллионов остановился у двери, обернулся, сухо и уставшее улыбнулся, отвернулся открыл двери начал выходить из зала, она окликнула: «Виталя», он повернулся и тут же чуть ли не был сшиблен на пол ей, она накинулась на него, обвила его талию ногами и начала жадно целовать в засос, он отвечал взаимностью, ее нежные почти детски ручки гладили спину. Они с ней очутились на полу один на один, если не считать толку ловавшихся этими утехами депутатов, как он мечтал, (да и она не просто так его окликнула), они продолжали сосаться минуты две, он шептал ей какие то приятные глупости, потом Наташа медленно сползала по его телу пока её милое лицо не оказалось напротив члена, начала гладить его давно уже вставший хер. Наталья произнесла,: «ого, такого я еще не видела, он же разорвет меня» и сладко улыбнулась, желая этого.


Она начала надрачивать член Миллионова нежными  умелыми движениями, тут он оттолкнул ее, поднял за волосы и перевернул, Наташа ударилась, ее попка оказалась выпячена. Миллионов без слов подошел к ней резко спустил брюки с голубыми трусами до колен, тем самым не давая ей раздвинуть ноги, она только успела выдавить «что ты делаешь, отпусти... «.Он резким движением таза загнал своего малыша в её киску, и тут раздался жесткий стон, ее крики возбуждали всех наблюдавших за этим депутатов, включая известного своей любовью к мальчика Вольфовича. Миллионов наращивал темп а она визжала от кайфа, ее влагалище казалось еще более тугим така как ноги у нее были совмещены брюками. Миллионов продержался минут 20, в одной позе он жарил ее столько времени, а она всё текла и текла, ебя ее в писю ок хотел сунуть в анал, вряд ли она была бы сильно против, но он все же не выдержал и кончил в нее. Наташа попыталась убрать попу когда почувствовала это, но Миллионов сильно прижался к ней телом.

В это время Вольфович почувствовал нежное прикосновение к своим губам... Зиданов взял его за волосы и начал целовать, его язык проник к Вольфовичу в рот, и тут он словно сорвался с цепи. Вольфович со страстью присущей, пожалуй, дикому зверю, а не человеку, начал целовать маленькие губки Зиданова, их языки оказывались в самых немыслимых позицях. Руки Вольфовича уже расстёгивали пиджак а затем рубашку Зиданова, которые плавно скатилось с его плеч, но Вольвович поймал их, не дав упасть. Вольфович аккуратно положил их на стул. Предо ним предстало великолепное тело в шелковом нижнем белье... Вольфович не заметил, как его рубашка оказалась на полу, началось настоящие "рукоблудие", неожиданно его рука почувствовала что-то очень твердое в штанах Зиданова, Вольфович понял, где оказалась его рука, но чтобы было так крепко...


- Что мы делаем? - спросил Зиданов. Эти слова были для Вольфовича каким-то ударом, он остановился. - Действительно, ЧТО я делаю? - Прости я не хотел тебя задеть. - Всё нормально, ведь это безумие.

...сплетение рук, тел... божественное тепло... непорочность и в тоже время ненасытность желаний... воссоединение похоти с прекрасным... всепоглощающая гармония. Богоугодные ангельские деяния с горящей страстью присущей сатане - все это было между ними. Были потеряны границы добра и зла, неба и земли, преисподней и рая. Белая, незагорелая грудь Зиданова манила своей непорочностью, его живот трепетал, словно лепесток тюльпана на ветру, при каждом прикосновении губ Вольфовича. Абсолютно голыми они не занимались сексом,... они любили друг друга, они действительно любили..., как лучшие представители земной расы, они не уподоблялись животным, получая воистину неземное удовольствие. Подобно Адаму и Еве они любовались первозданной красотой своих, казалось бы безупречных тел, они не стыдились комплексов, потому что были открыты как два цветка лотоса. Оргазм доставил не животное удовольствие, а действительно чисто духовное наслаждение, достойное великих мудрецов тантры и камасутры, достойных самого Александра Гельевича.