«Чистейшая полицейская провокация». Что происходит с делом человека в маске Путина

Текст: Татьяна Буторина

Фото: Динар Идрисов

В Петербурге в Невском районном суде рассматривают дело оппозиционного активиста Владимира Иванютенко. Его обвиняют в незаконном хранении и передаче взрывчатых веществ (статья 222.1 УК РФ). Участника мирных протестов, известного как «человек в маске Путина», защищают адвокаты Леонид Крикун и Ксения Михайлова.


В начале заседания подсудимый Владимир Иванютенко заявил об отводе судье Александра Максимова в связи с тем, что последний запретил слушателям записывать ход судебного заседания на видео, вести трансляцию и фотографировать происходящее в зале суда. Иванютенко обвинил судью Максимова в личной заинтересованности. Судья на месте постановил, что требование Иванютенко не основано на законе и ничем не подтверждается.


На очередном заседании Леонид Крикун присутствовать не смог, но он оставил ходатайство о необходимости к приобщению к материалам дела статей «Фонтанка.ру» Дениса Короткова, а также выписки из ЕГРЮЛ физических лиц, которые были привлечены к участию в оперативно-разыскных мероприятиях. Адвокат убежден, что эти материалы помогут им раскрыть полицейскую провокацию, а сами участники ОРМ связаны с Евгением Пригожиным.


Судья Максимов не стал приобщать к делу ничего из предложенного адвокатом, объяснив, что статьи из СМИ и выписки из ЕГРЮЛ не являются доказательной базой.


На заседании были допрошен сотрудник ФСБ Алексей Яковлев. Он делал заключение по обнаруженному веществу, которое поступило к нему от руководителя подразделения полковника Горбунова. На суде Яковлев категорично заявил, что это было пластичное взрывчатое вещество на основе гексогена весом 0,92 грамма.


Также была опрошена старший дознаватель отдела дознания УМВД России по Невскому району Инна Человечкова. Дело находилось в ее производстве до апреля 2019 года, пока оно не перешло к другому дознавателю.


Дознаватель вышла из дела после инцидента в СИЗО № 6, где содержался Иванютенко. Там она знакомила Иванютенко и его адвоката с подшитой в дело психиатрической экспертизой. Обвиняемому не понравились результаты экспертизы, и он хотел что-то написать ручкой прямо в деле. Завязалась потасовка – Человечкова тянула дело на себя, а Иванютенко отнимал. В результате пятый и шестой лист заключения оказались повреждены. Дознаватель вызвала понятых и составила акт о произошедшем.


Владимир Беляков пояснил «Северо-Запад. МБХ медиа», что его подзащитный увидел там информацию, которую он рассказал врачам на условиях конфиденциальности. Они обещали ее в дело не подшивать, но этого не произошло.

Также адвокат Беляков заметил, что в деле было немало «ляпов», на которые защита активно реагировала. В пример он привел ложный рапорт московского оперативника из ГУПЭ МВД России Попова Р.С., в котором было сказано, что Иванютенко был задержан 20 февраля 2019 и отвезен в Невское РУВД. На самом же деле, по словам адвоката, он незаконно удерживался в 7 отделении полиции, откуда уже и был доставлен иными людьми, а не Поповым, в Невское РУВД после незаконного допроса 19 февраля 2019.


На суде Иванютенко задавал вопросы Человечковой об обстоятельствах его допроса и задержания.


- Вы помните, как вы меня допрашивали? Допрос прерывался?
- Нет, - ответила дознаватель.
- То есть к вам не заходили джентльмены и не давали вам инструкций? - уточнил Иванютенко.
- Нет, я руководствовалась уголовно-процессуальным кодексом, - отчеканила дознаватель.
- Я не могу сказать, что она лжет, когда она лжет, - сказал суду Иванютенко, который до этого уже получил замечание, что обвинять «безосновательно» свидетеля во лжи он не имеет права.


Третьим свидетелем, допрошенным сегодня, стал Валерий Амельченко – герой знаменитой статьи «Повар любит поострее» журналиста Дениса Короткова, опубликованной в «Новой газете». В суд он пришел с адвокатом. Амельченко сообщил, что познакомился с Иванютенко лишь на опознании, на котором Владимир обвинил его в нападении на него. Валерий Амельченко жаловался, что за нападение, которое он не совершал, на него возбудили уголовное дело. Амельченко рассказал, что у следствия к нему вопросы пропали после исследования его биллингов.


Так как именно по фотографии в статье Дениса Короткова Владимир Иванютенко опознал нападавшего на него Валерия Амельченко, то на суде свидетель рассказал, что с журналистом Коротковым он встречался несколько раз. По его словам, во время встреч Коротков убеждал Амельченко за деньги дать интервью о его противоправных деяниях за пределами РФ (Эстония, Финляндия). Он укорил журналиста в том, что тот подал заявление о его похищении в полицию, хотя этого не было. Он пришел в полицию и сообщил, что его никто не похищал.


- Я считаю, что эти ситуации были преднамеренно спровоцированы господином Коротковым. Являясь журналистом «Новой газеты» и получая деньги от Ходорковского, он очерняет действующую власть и высших лиц государства, чтобы оправдаться перед своим работодателем, - рассказал в суде Валерий.


Свидетель Амельченко рассказал, что Денис Коротков спрашивал его о том, может ли он сделать себе поддельный загранпаспорт, чтобы по своему документу выехать за пределы РФ, а потом по поддельному уехать минимум на год в другую страну и отсидеться там. Всплывал также вопрос об обеспечении его оружием.


На вопрос адвоката Ксении Михайловой, знаком ли он с Евгением Пригожиным? Амельченко ответил, что из Пригожиных знает лишь шоумена Иосифа Пригожина.


- Я действительно вел с Амельченко многочисленные разговоры. Он говорил, что не может более подробно рассказать о своей миссии, находясь в России, так как опасается за свою жизнь и здоровье. И да, я предлагал ему разговор за границей, чтобы наши беседы были для него безопасны. Редакция согласилась обеспечить безопасность после его выезда за пределы РФ. Однако этого не состоялось в виду его исчезновения. В октябре, через час после нашей последней встречи в кафе на Малой Садовой улице, мне позвонил Амельченко. Он сказал, что за ним идут какие-то неизвестные люди, затем звонок прервался и телефоны его больше не отвечали. Когда я подъехал к дому, в котором расположена его квартира, там валялись два его смартфона и полботинка. Естественно, в этих условиях не было другого разумного решения, кроме как обратиться в полицию. Я предполагал, что была высокая вероятность провокации, но и ненулевая вероятность того, что в отношении Амельченко были совершены серьезные противоправные действия. Эту вероятность игнорировать было невозможно. Я в своем заявлении о пропаже подробно изложил обстоятельства дела, а полиция уже решила, что этого достаточно для заведения дела о без вести пропавшем, - так Денис Коротков пояснил «Северо-Запад. МБХ медиа» позицию относительно некоторых обвинений, которые были выдвинуты Валерием Амельченко на суде.


Следующее заседание запланировано на 10 октября.


Как полагает дознание, Иванютенко 18 февраля в магазине «Пятерочка» на улице Дыбенко незаконно спрятал отрезок огнепроводного шнура, который содержал в себе взрывчатое вещество «дымный порох» и два электродетонатора с взрывчатым веществом массой около одного грамма. Все это он передал для изготовления взрывного устройства лицу, которое участвовало в оперативном эксперименте – Георгию Левину.


Подсудимый свою вину полностью отрицает, а предъявленное обвинение называет «бредом сумасшедшего» и «чистейшей полицейской провокацией».