Эра милосердия. Конвенции и законы, регулирующие правовые аспекты плена в годы ВМВ.

by @militaryhistory
Эра милосердия. Конвенции и законы, регулирующие правовые аспекты плена в годы ВМВ.

Во все времена, в ходе военных действий случалось так, что солдаты попадали в плен к врагу.

В старые добрые времена с пленными можно было делать все что угодно, их совершенно спокойно убивали, приносили в жертву, обращали в рабство, требовали за них выкуп или, наоборот, брали себе на службу.

По мере естественного развития человеческого общества, где то в глухих потемках души начинало зарождаться такое странное чувство как гуманизм. Лично мое мнение – произошло оно от того, что военное счастье переменчиво, и ежели, ты сегодня отрежешь ногу попавшему в твою милость врагу, никто не гарантирует, что его соратники завтра не отрежут тебе две, чисто из мести. Именно принцип взаимной сдержанности регулировал положение военнопленных до начала 20 века.

В 1907 году, в Гааге была принята КОНВЕНЦИЯ О ЗАКОНАХ И ОБЫЧАЯХ СУХОПУТНОЙ ВОЙНЫ. Ознакомиться с ней можно здесь (http://www.memo.ru/prawo/hum/haag07-1.htm). Отдельные статьи этой конвенции касались и военнопленных.

Главным документом регламентирующим положение военнопленных в ходе Второй мировой войны была, да-да, Женевская конвенция о военнопленных, основанная на базовых принципах Гаагской конвенции.

27 июля 1929 года в Женеве было составлено 2 документа:

1)Конвенция об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях. 

2)Конвенция об обращении с военнопленными. 

С текстом интересующей нас конвенции можно ознакомиться здесь: http://wolfschanze.narod.ru/genkon29.htm

Присоединение к этой конвенции было абсолютно добровольным. Страна, подписавшая конвенцию, в одностороннем порядке принимала на себя утвержденные ею обязательства. При этом статья 82-я конвенции однозначно указывала на то, что:

Положения настоящей конвенции должны соблюдаться высокими договаривающимися сторонами при всех обстоятельствах. 
Если на случай войны одна из воюющих сторон окажется не участвующей в конвенции, тем не менее положения таковой остаются обязательными для всех воюющих, конвенцию подписавших.

Т.е. теоретически, если бы страна подписавшая конвенцию начала воевать с племенем Мумбо-Юмбо, в обычаях которого было пожирать захваченных пленных, в отношении воинов этого племени, конвенцию надо было соблюдать, несмотря ни на что.

Сразу стоит принять во внимание тот факт, что СССР вышеозначенную конвенцию НЕ ПОДПИСЫВАЛ. Сделано это было совершенно осознано, поскольку ряд положений вышеуказанной конвенции противоречили некоторым основополагающим принципам советского государства.

СССР присоединился к конвенции об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях, о чем была составлена декларация НКИД от 25.08.1931 .

Гуляющий в сети текст этой декларации, в которой несознательным патриотическим гражданином добавлен пассаж о присоединении к конвенции о военнопленных, является грубой подделкой, показывающий, что ее автор не понимает сути советского общественного строя

Базовые положения Женевской конвенции были взяты из Гаагской конвенции 1907 года, ратифицированной Российской империей, и, в качестве ее правопреемника - Советским союзом. Рассмотрев текст Женевской конвенции, правительство СССР решило принять собственное Положение о Военнопленных, которое бы повторяло в целом принципы Женевской конвенции и одновременно устраняло те противоречия, которые делали ее неприемлемой для нашей страны.

С текстом Положения можно ознакомиться здесь: 

http://www.doc20vek.ru/node/337.

После его принятия был подготовлен документ, в котором приводятся различия между этим положением и Женевской конвенцией.

Приведу его полностью:

ЗАКЛЮЧЕНИЕ КОНСУЛЬТАНТА МАЛИЦКОГО ПО ПРОЕКТУ ПОСТАНОВЛЕНИЯ ЦИК И СНК СССР "ПОЛОЖЕНИЕ О ВОЕННОПЛЕННЫХ" 

Москва, 27 марта 1931

27 июля 1929 г. Женевская конференция выработала конвенцию о содержании военнопленных. Правительство СССР ни в составлении этой конвенции, ни в ее ратификации участия не приняло. Взамен этой конвенции выработано настоящее Положение, проект которого был принят СНК Союза ССР от 19 марта с.г. 

В основу проекта этого положения положены три мысли: 

1) создать для военнопленных у нас режим, который не был бы хуже режима Женевской конвенции; 

2) издать, по возможности, краткий закон, не воспроизводящий деталей всех тех гарантий, которые дает Женевская конвенция, с тем, чтобы эти детали составили предмет исполнительных к закону инструкций; 

3) дать вопросу о военнопленных постановку, соответствующую советским принципам права (недопустимость льгот для офицеров, необязательное привлечение военнопленных к работам и т.д.) 

Таким образом, это Положение основано в общем на тех же принципах, как и Женевская конвенция, как-то: воспрещение жестокого обращения с военнопленными, оскорблений и угроз, воспрещение применять меры принуждения для получения от них сведений военного характера, предоставление им гражданской правоспособности и распространение на них общих законов страны, воспрещение использовать их в зоне военных действий и т.д. 

Однако в целях согласования этого Положения с общими принципами советского права в Положении введены следующие отличия от Женевской конвенции: 

а) отсутствуют льготы для офицерского состава, с указанием на возможность содержания их отдельно от других военнопленных (ст.3); 

б) распространение на военнопленных гражданского, а не военного режима (ст.8 и 9); 

в) предоставление политических прав военнопленным, принадлежащим к рабочему классу или не экcплуатирующему чужого труда крестьянства, на общих основаниях с другими находящимися на территории СССР иностранцами (ст.10); 

г) предоставление [возможности] военнопленным одинаковой национальности по их желанию помещаться вместе; 

д) так называемые лагерные комитеты получают более широкую лагерную компетенцию, имея право беспрепятственно сноситься со всеми органами для представительства всех вообще интересов военнопленных, а не только ограничиваясь получением и распределением посылок, функциями кассы взаимопомощи (ст.14); 

е) воспрещение носить знаки различия и неуказание на правила об отдании чести (ст.18); 

ж) воспрещение денщичества (ст.34); 

з) назначение жалованья не только для офицеров, но для всех военнопленных (ст.32); 

и) привлечение военнопленных к работам лишь с их на то согласия (ст.34) и с применением к ним общего законодательства об охране и условиях труда (ст.36), а равно распространение на них заработанной платы в размере не ниже существующей в данной местности для соответствующей категории трудящихся и т.д. 

Принимая во внимание, что данный законопроект устанавливает режим для содержания военнопленных не хуже, чем Женевская конвенция, что поэтому принцип взаимности может быть распространен без ущерба как для СССР, так и для отдельных военнопленных, что количество статей положения сведено к 45 вместо 97 в Женевской конвенции, что в Положении проведены принципы советского права, к принятию данного законопроекта возражений не усматривается. 

* * * * * 

ГА РФ, ф.3316, оп.64, д.1049, л.1-1а. Машинопись. Подлинник

Что же касается отношения Советского государства к своими гражданам, попавшим во вражеский плен, то надо понимать следующее.

Каждый гражданин СССР, вступая в ряды РККА, приносил воинскую присягу, в которой в частности клялся защищать свою Родину «мужественно, умело, с достоинством и честью, не щадя своей крови и самой жизни для достижения полной победы над врагами.» 

В соответствии с положением присяги, добровольная сдача в плен считалась серьезнейшим воинским преступление. В Уголовном кодексе СССР статья 193 п. 22 постановлял: « Самовольное оставление поля сражения во время боя, сдача в плен, не вызывавшаяся боевой обстановкой, или отказ во время боя действовать оружием, а равно переход на сторону неприятеля, влекут за собой высшую меру социальной защиты с конфискацией имущества.» 

Тем не менее, в комментариях к этой статье, сказано: «Каждый военнослужащий обязан выполнить свой воинский долг согласно данного им торжественного обещания (красная присяга) "не щадя своих сил, ни самой жизни". Однако, в известных случаях обстановка на поле боя может сложиться так, что сопротивление по существу представляется невозможным, а уничтожение бойцов бесцельным. В этих случаях сдача в плен является актом допустимым и немогущим вызвать судебные преследования. В силу сказанного, статья 22 предусматривает, как преступление, лишь такую сдачу в плен, которая не вызвана боевой обстановкой, т.е. сдачу в плен с целью избежать риска, связанного с нахождением в рядах бойцов (быть убитым, раненным и т.п.)» 

Т.е. по большому счету выяснение обстоятельств попадание в плен было ничем иным как попыткой установить – совершалось ли военное преступление военнослужащим или нет. Как говорится – закон суров, но он закон. К сожалению, очень часто к этому вопросу подходили весьма формально, скопом записывая бывших военнопленных в преступники.

November 8, 2018
by Elkitel