Ирелия - Танцующая с клинками

Почти всю жизнь, с самого раннего детства, Ирелию Зан пленила красота и грация движений тела. Бабушка научила ее шелковым танцам своей провинции. Девочка не особо верила, что они якобы помогают наладить связь с духом Ионии, – но само искусство танца полюбила всей душой. Ирелия покинула дом, чтобы обучаться у самых именитых танцоров Ионии в Пласидиуме, что в провинции Навори.

Миролюбивый народ Ирелии стремился жить в ладу с соседями, однако Пласидиум всколыхнули слухи о том, что к берегам Ионии подходят корабли иноземных захватчиков. Вернувшись в деревню, Ирелия застала там солдат в стальных шлемах, которые прибыли из далекого Ноксуса. Черенками копий они подгоняли беззащитных жителей, бежавших по улицам. В доме семьи Зан ноксианский адмирал Дюкал приказал расквартировать своих офицеров.

Само собой, братья Ирелии и ее отец Лито запротестовали. В результате вся семья Ирелии оказалась в безымянных могилах среди садов.

Убитая горем, девочка безвольно наблюдала, как люди Дюкала выносят из дома все ценное, пока не увидела среди прочих трофеев большой железный сундук с фамильным гербом Зан. Ирелия бросилась к нему и стала вырывать добро из рук ноксианцев. Вмешался сам адмирал. Он швырнул девочку наземь и приказал солдатам разбить герб тяжелой железной кувалдой, а затем – вырыть могилку для не в меру прыткого дитя.

Ирелию окружили. Взгляд ее упал на разбросанные по земле осколки герба, и в глубине ее души зародился незнакомый ритм. Куски металла дрогнули, дернулись будто сами собой – и Ирелия вновь почувствовала ликование, которым наполняли ее тело древние танцы.

По мановению ее руки осколки взлетели ввысь и прошили двух ноксианцев, словно кривые ножи. Дюкал и его офицеры в страхе отпрянули. Ирелия схватила фрагменты герба и мигом покинула деревню.

В лесной тишине она оплакивала свою семью и вспоминала бабушкины уроки. Приемы, которым та ее научила, действительно оказались не набором обычных танцевальных шагов, а чем-то гораздо большим.

Из-за вторжения ноксианцев царивший в Ионии мир вскоре начал трещать по швам. Говорили, что даже Карме, духовной предводительнице, пришлось направить магию на убийство захватчиков – правда, с тех пор ее последователи отступили к Вечному алтарю и отказались применять силу. В Навори все громче звучали голоса несогласных, которые отказывались сидеть сложа руки, пока Иония не станет свободной. Ирелия вступила в ряды сопротивления и танцевала для соратников в лесных лагерях, дабы хоть так сохранить гибнущую культуру.

Как ей только-только исполнилось четырнадцать, она снова попала в Пласидиум. Там ее отряд объединился с ополченцами, которые поклялись защищать монастыри и священные дикорастущие сады.

Ноксианцы, однако, слишком хорошо понимали символизм этого места. Хитроумный полководец Джерико Свейн захватил Пласидиум и взял защитников в плен, чтобы заманить в ловушку тех, кто бросится на помощь.

Именно тогда Ирелия взглянула в лицо судьбе. Освободившись от уз, она исполнила древний танец клинков. Впервые в жизни она не сдерживала силу, грациозно разя противников. Дюжина ветеранов Свейна упала замертво, и в рядах ноксианцев началась паника. Другие пленники бросились помогать Ирелии, а сама она ранила полководца. Наконец, непокорная девица подняла над головой его отрубленную руку, и этот момент стал переломным в войне.

После великого противостояния в Навори каждый иониец услышал об Ирелии Зан. Ее прочили в предводители. Ирелии это было не по душе, но еще целых три года она поневоле вела изнуряющую борьбу с ноксианцами во главе набирающего силу сопротивления. Наконец, в заливе Далу она разбила флотилию адмирала Дюкала и покарала его от имени всех, кто столько лет ждал отмщения.

Война давно закончилась, но Иония уже никогда не будет прежней. Исконную землю терзают распри новых фракций, зачастую ведущих себя не лучше захватчиков. Многие уповают на мудрость Ирелии, и хотя иной на ее месте обрадовался бы власти, Ирелию тяготит это бремя.

В глубине души ей хочется всего лишь танцевать в одиночестве.