Шая - Бунтарка

В детстве Шае нравилось слушать отцовские баллады о древних героях вастайи. Чарующие напевы переносили малышку в те давно забытые времена, когда мир духов плыл в вольном танце сквозь мир людей. Но с каждой сменой поколений, люди захватывали все больше земель, издревле принадлежавших племени Лотлэн. Распаханные луга и вырубленные леса – людские порядки вносили разлад в дикий, хаотичный танец, отражавший саму сущность Ионии. Мир духов отдалялся. Шая не могла спокойно наблюдать, как угасает ее род. Презрев запреты племени, она отправилась к людям, чтобы попытаться воззвать к их совести и разуму. Наивная.

Оказавшись в деревне людей, Шая быстро поняла, как мало на самом деле знала о мире за пределами уединенных родных земель. На нее тут же напали селяне, которых бедность довела до крайности. Одни из них решили вырвать ее перья, сочтя их дорогостоящей диковинкой; другие испугались необычной внешности пришелицы и призвали воинов, вынудив Шаю защищаться. Напавшие быстро усвоили урок: вастайи трогать опасно. Жаль только, воины не смогли воспользоваться полученной премудростью – отточенные перья прошили их насквозь.

В смятении вернувшись домой, Шая обнаружила, что все сородичи, в том числе и отец, бесследно исчезли. Древний храм вастайи запятнала неестественная и чуждая темная магия, и связь храма с миром духов была нарушена. Шае пришлось уничтожить родной алтарь, чтобы развеять злые чары. Когда это было сделано, природная магия вновь наполнила окрестные земли. Цветущий вид порадовал бы Шаю… но ее народ так и не вернулся.

Несколько лет в поисках виновных Шая совершала набеги на крепости варлордов и бандитские форты в регионах вокруг своей родины. Она оставляла за собой след из трупов, и получила от людей прозвище: "Пурпурный ворон". Шая жила одна, планируя каждый следующий шаг, и целиком посвятила себя миссии: найти и освободить свой народ.

А потом она встретила другого вастайи, и эта встреча изменила ее жизнь. Однажды поиски украденного артефакта вастайи привели Шаю высоко в горы, в поселение под названием Влонко. Там ее внимание привлекла галдящая толпа чем-то взбудораженных людей. Перед ними по сцене расхаживал яркий, красующийся на публику молодец – ни дать ни взять, золоченый павлин, – который исполнял для этих ротозеев древние песни своего народа. Вастайи развлекает людей! Когда он закончил выступление ярким букетом дешевых трюков (в глазах Шаи они именно такими и были), толпа взорвалась аплодисментами и начала скандировать его имя: "Рэйкан". Тот театрально поклонился. "Чертов позер!" – возмутилась Шая.

Заставив себя отвлечься от циркача и не обращать на него внимания, Шая исполнила то, зачем пришла. Поскольку почти все жители Влонко собрались поглазеть на представление, вастайи не составило труда улизнуть незамеченной.

Уходя из города, Шая поклялась себе не искать встречи с этим "Рэйканом", однако... не могла перестать о нем думать. Она испытывала незнакомые и смешанные чувства. Какая-то легкость была в его характере, а в душе незнакомого вастайи словно сиял свет, и это одновременно притягивало Шаю – и тревожило ее.

Погруженная в непривычные мысли, она утратила бдительность. И словно узнав об этом, группа наемников набросились на вастайи из засады. Шая ожидала нападения, да и успела истосковаться по хорошей драке, так что рада была обагрить перья кровью. Бой был бы лучшим лекарством от сторонних мыслей и ненужных чувств.

Но тут-то и состоялся выход Рэйкана великолепного.

Обмениваясь стремительными ударами с врагами, Шая кричала позёру, что обойдется и без его помощи. Рэйкан, увернувшись от топора, заявил, что ему плевать, а веселье он ни за что не пропустит! На удивление Шаи, мужчина-вастайи показал себя хоть и чудаковатым, но храбрым и полезным союзником. Он выписывал пируэты, словно сражение было танцем, и наемники невольно заглядывались на его невообразимые па... Пока Шая скашивала их опустошающе-точными ударами одного за другим.

Словно не слыша протестов женщины-вастайи, Рэйкан продолжал сопровождать ее. Через некоторое время она привыкла к его удивительному обществу и стала его привечать. Поначалу Шая не хотела признавать этого – но мир уже не казался столь ущербным и бесприютным, когда Рэйкан был рядом. А потом они стали неразлучны. Боевому танцору-выпендрежнику передался бунтарский пыл Шаи. А сама Пурпурная птица научилась использовать хаос, который он привносил в битву, в качестве отвлекающего маневра для врагов. Она приняла свободного духом Рэйкана таким, каким он был, и теперь они сражаются плечом к плечу, чтобы магия в Ионии снова струилась вольным потоком, а вастайи вернулись к процветанию.