Кася Иоффе l подборка стихотворений из сборника "Созвездие псов"

Иллюстрации: Елизавета Красикова

гелиотропы строф

Поэт никогда не врёт,
никогда.
Поэт понимает, что падающая звезда
исчезнет вот-вот,
поэтому не беда,
что дней череда –
лишь бы видеть следы ночей
сиянием смертных, как наши сердца, лучей.

Младенческий космос в пелёнках эпох растёт,
и время свивается возле плеч и ног,
а вот у бедра подвернулась одна из вех
в какой-то изломанный, смятый до боли век –
и Кронос лукаво и голодно стал глядеть
на это дитя, будто втайне стремясь раздеть
пространство,
планетную плоть
поглотить,
владеть;
тьма – свет.

Жан Жак де Меран
наблюдает небесный мрак
вдоль солнечных троп,
средь сумрачных стран.
И так
понимает гелиотроп,
ласкающий лепестками грядущий день.

Пусть мне будет дан
всего лишь один твой знак,
всего-то один. А потом, говорят, потоп.
Потом, говорят, просторечие ран,
пороги смертей.
Чернота. Порок.
Кошмары детей.
Истекающий срок
Земли моей.

Вернёмся к цветам и учёному в век надежд,
век веры в прекрасное, вечные миражи.
Век юности – восемнадцатый – на дворе.
В покоях безоких держи его, не держи,
цветок – без окон – улыбается на заре.
Цветок понимает закон
ближайшей звезды.
Горячность её и в тени ему так близка,
что взгляд свысока – даже этот – лелеет жизнь.

Пусть мне не видны
будут больше твои глаза,
свои закрывая, увижу их дальний свет.
Как вишня, ваниль и миндаль,
и гвоздики пыль,
как будто судьба
у разлуки крыльев и спин,
как будто гелиотропин,
сны пахнут тобой.

Свитки света – и пелена
заслужена теми,
кто Солнце ласкал сполна,
смотрел на любовь,
пока та не спалит в ответ.
Скажи мне, пожалуйста,
что повидал поэт?

17.10.2020

*

Вдруг ветер – это птиц незримых стая? 
Вот славки свист среди садовых слив, 
Вот щёлкнул клюв стрижа, за прядь 
словив 
Какого-то ребёнка. Вот истаял 
Под крышей лёд – и ласточек гнездо, 
Всю суету их ласки ожидая, 
Порыв весенний приютило – дом 

Первейшего – из выпавших – птенца.
 
Вверяют облакам себя так звёзды: 
Срываются – и светлые борозды 
Оставив в нас желаньям без конца, 
Летят, летят. Волнуют тёмный воздух. 
Рубашки ворот вздохом шевелят. 

А кажется – листают наши книги 
Сухими пальцами небес ветра 
С утра 
До той заутрени стыдливой, 
Которой нет отпора. 
Не пора 
Ни в прошлом, где вчера, 
Ни в будущем, где скоро, 
Любить пустышек свист и щебетанье птиц, 
И шелест странниц-мыслей и страниц 
Исписанных судьбы куриной лапкой. 

Как странно это: детские загадки 
Весенним небом управлять вольны. 

А что любовь? Удар из-за спины. 
И слётки-сквозняки: в стене за кладкой 
И за подкладкой старого пальто. 

И все глаза, кроме твоих – не то. 
18.03.2020


*

Вдруг ветер – это птиц незримых стая? 
Вот славки свист среди садовых слив, 
Вот щёлкнул клюв стрижа, за прядь 
словив 
Какого-то ребёнка. Вот истаял 
Под крышей лёд – и ласточек гнездо, 
Всю суету их ласки ожидая, 
Порыв весенний приютило – дом 

Первейшего – из выпавших – птенца.
 
Вверяют облакам себя так звёзды: 
Срываются – и светлые борозды 
Оставив в нас желаньям без конца, 
Летят, летят. Волнуют тёмный воздух. 
Рубашки ворот вздохом шевелят. 

А кажется – листают наши книги 
Сухими пальцами небес ветра 
С утра 
До той заутрени стыдливой, 
Которой нет отпора. 
Не пора 
Ни в прошлом, где вчера, 
Ни в будущем, где скоро, 
Любить пустышек свист и щебетанье птиц, 
И шелест странниц-мыслей и страниц 
Исписанных судьбы куриной лапкой. 

Как странно это: детские загадки 
Весенним небом управлять вольны. 

А что любовь? Удар из-за спины. 
И слётки-сквозняки: в стене за кладкой 
И за подкладкой старого пальто. 

И все глаза, кроме твоих – не то. 
18.03.2020

***

В тенистом парке в этот день
В моих ладонях, как в гнезде,
Селились маленькие боги. 

30.05.2016 

Взросление 

Тот весел, кто, монаха не спросив,
Запретный плод давным-давно вкусив,
Отправится на поиски священных
Волшебных мест. И тайны предпочтёт
Всем таинствам пред ликом совершенных.
Тот праведен, кто, выказав почёт
Монарху, не останется у трона.
Стараясь миру не нести урона,
Жизнь выберет в ликующем пути
Вне терний в ночь, где копошатся звёзды.
И плакальщицам будет не найти
Приют последний. Не для гроба создан
Тот, кто считает стадо облаков
По головам кудрявым до потери
И памяти, и веры тем, кто смерил
Угрюмым взглядом цветники веков.
И кто отца не заставляет дважды
Прожить все дни, решая за него,
Тот весел: пьёт, уже познавши жажду.
И мёд его вовек не загорчит,
И сердце в рёбрах весело стучит.

03.07.2016