42

by @moralistik
42

Тема 4 Задача 2

           При подготовке к проведению в 2006 году в Санкт-Петербурге саммита «G8» органами государственной власти, обеспечивавшими безопасность этого мероприятия, были предприняты ряд мер, связанных с ограничением прав граждан.

За неделю до начала саммита было перекрыто шоссе, проходящее мимо резиденции «Константиновский дворец», где должен был проходить саммит. На период больше двух недель была закрыта для движения судов акватория Невы и Финского залива, на два дня закрыт городской аэропорт, отменено движение поездов. В апреле руководители большинства государственных учреждений города рекомендовали своим сотрудникам на период саммита уехать из города, а вузам города – перенести сроки вступительных экзаменов. По маршрутам следования участников саммита – на крупных проспектах города – было предписано закрыть все магазины и офисы. Все бездомные граждане были вывезены в соседние регионы – за несколько десятков километров. В поселках Стрельна и Петродворец в течение месяца граждане могли попасть домой только предъявив паспорт с отметкой о регистрации. Те, кто снимал жилье по договору найма и не были зарегистрированы, были вынуждены поселиться в гостиницах.

Оцените правовые основания для применения подобных мер, в частности, положения Федерального закона «О государственной охране» от 27 мая 1996 года №57-ФЗ, с точки зрения конституционных принципов взаимоотношений государства и граждан? Можно ли считать какие-то меры незаконными и требовать в судебном порядке возмещения вреда, причиненного в результате применения таких мер?


1

Задачка про саммит. Она касается ограничительных мер, которые были предприняты органами в связи с проведением саммита глав государств.

           Тут есть конкретный перечень ограничений – закрыта акватория, закрыты трассы и так далее, закрыты предприятия.

           Проблема в том, что результатом принятых мер стало то, что граждане не могли реализовать свои права. В частности, бездомные были вывезены, люди не могли попасть домой без паспорта с меткой о регистрации. Мы все это должны оценить с точки зрения принципа.

           Нам задают уточняющие вопросы – нужно изучить положения ФЗ «О государственной охране». Можно ли считать какие-то меры незаконными.

           Глобально проблема в том, что у нас в ст. 2 КРФ написано, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, но если все и каждый будут так осуществлять все права, то права разных людей будут сталкиваться. Более того, широкая реализация гражданами своих прав может потребовать реализации государством разных функций типа осуществления обеспечения государственной безопасности и так далее, что перечислено в ч. 3 ст. 55 КРФ, которая говорит, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены ФЗ, поскольку это необходимо для охраны всех этих ценностей типа ОКС, здоровья, нравственности и так далее.

           Тут возникает некоторая видимость противоречия между ст. 2 и ч. 3 ст. 55 КРФ. Получается, что права и свободы не такие уж и высшие. Но его можно интерпретировать как видимое противоречие, потому что защита ценностей по ч. 3 ст. 55 КРФ предполагает приоритет прав человека, есть принцип пропорциональности ограничений, он описывает возможные пределы ограничения прав человека, чтобы за правами приоритет этот оставался. Права могут быть ограничены, но лишь постольку, поскольку в этом есть необходимость и поскольку это влечет защиту конституционно значимых ценностей.

           В этой задаче глобальная проблема состоит в том, что все эти меры представляют достаточно ощутимое вмешательство в права человека. Большинство этих мер ФЗ соответствует – органы могут устанавливать пропускной режим, ограничивать движение транспортных средств и так далее. Формальных оснований нет только для переселения бомжей в другие регионы. Остальные меры, в принципе, можно обосновать со ссылкой на закон среди мер государственной охраны или среди конкретных прав органов государственной охраны.

           С точки зрения принципа пропорциональности. Пропорциональность – ограничение должно быть обосновано. Как правило, говорят о том, что для соблюдения пропорциональности ограничение должно быть установлено законом, должно преследовать защиту ценностей из ч. 3 ст. 55 КРФ и быть пропорциональным. Пропорциональность чаще всего раскладывают на обоснованность, необходимость и соразмерность (в немецкой доктрине добавляют еще и пригодность, средство должно быть способно достичь этих целей, ради которых ограничение установлено). Обоснованность состоит в том, что существует угроза конституционным ценностям. Необходимость ограничения прав предполагает, что другими способами, кроме как ограничением прав, оградить конституционные ценности от причинения вреда не получается, а если есть возможность не ограничивать права, то их не нужно ограничивать. Соразмерность предполагает, что права должны быть ограничены лишь настолько, насколько это необходимо для того, чтобы избежать причинения вреда. Другими словами, вред предотвращенный должен быть больше, чем вред причиненный. При этом интересно, что закон о государственной охране сам по себе ограничения прав не вводит, но он устанавливает полномочия для органов государственной охраны, а реализовывая их, эти органы могут ограничивать права, и если мы посмотрим на меры в задаче, то у нас тут что-то закрывают и так далее. Смысл в том, что, наверное, закон это предусматривает, цель вроде как тоже имеется, а вот когда мы начинаем оценивать пропорциональность, то возникает проблема, потому что наличия реальной угрозы мы можем не найти – нужно ли перекрывать что-то или ограничивать хозяйственную деятельность, действительно ли это было нужно, нужно ли это было в таких масштабах? Скорее всего, нет. Но закон это позволяет.

           Проблема глобальная задачи в проверке самого закона. Оценить нужно закон с точки зрения конституционных принципов взаимоотношения государства и общества. Допускает ли закон только пропорциональное ограничение прав или он позволяет органам государственной охраны делать все для достижения благой для них цели? Закон сегодня сформулирован очень широко, и мы можем увидеть, что список полномочий органов государственной охраны постепенно становится все шире.

           Можно ли требовать возмещения вреда и признавать принятые меры незаконными? Формально незаконно тут только перемещение бездомных в другие регионы. Все остальное имеет основания в ФЗ.

           Если мы считаем, что тем, что ограничена хозяйственная деятельность, нам причинен ущерб, мы бы, наверное, написали бы соответствующее обращение в суд, чтобы эти действия признали незаконными, чтобы можно было вред возместить. Но закон предусматривает только полномочия, никаких кри��ериев для реализации этих полномочий нет. От органов не требуется обоснованности и соразмерности мер, они не должны оценивать конкретные меры. Точно также и суд, который получит заявление от пострадавших – он посмотрит, что есть полномочия, закон критериев законности не устанавливает, значит и проверку соразмерности суд не сможет провести, а значит откажет в возмещении причиненного ущерба. В этом смысле конституционное качество закона является сомнительным, он позволяет органам государственной охраны принимать меры, не соразмерные цели. Понятное дело, что КС много раз говорил, что правоприменение не должно быть формальным, суд не должен ограничиваться формальным соответствием или несоответствием действий закону, но суду это сложно сделать, потому что в законе ему не на что опереться.


2

Проблема: пределы ограничения прав и их основания, а также, как именно государственными органами должны применяться меры, ограничивающие права граждан, чтобы соблюсти основные конституционные принципы и права человека?

Ч. 3 ст. 55 Конституции предусматривается, что права и свободы человека могут ограничиваться, но это ограничение предусмотрено абстрактно. Пределы сформулированы лишь так, что ограничения могут устанавливаться только для достижения легитимной цели, для защиты конституционных ценностей. В нашей задачи входят в противоречие две ценности: безопасность государства и права человека. То, что касается пределов ограничений, то должен быть соблюден принцип пропорциональности. Согласно Постановлению Конституционного Суда от 22 июня 2010 года № 14-П цели ограничения прав и свобод должны быть не только юридически, но и социально оправданы, а сами ограничения быть адекватными этим целям и отвечающими требованиям справедливости.

Например, К. Экштайн пишет, что “государству запрещается проводить такие мероприятия, которые свыше необходимой меры ограничивают конституционные права и свободы”. Рассматривая данную задачу мы должны учитывать два принципа: принцип соразмерности и принцип пропорциональности

Принцип соразмерности ограничений их целям означает, что общая свобода действий человека может быть ограничена настолько, насколько это необходимо для достижения преследуемой цели. Однако не исключается возникновения ситуации, при которой ограничение, необходимое для достижения той или иной цели, может быть антиконституционным, т. е. тяжесть воздействия на права и свободы настолько велика в сравнении с общественным интересом и целью, что ограничение становится несоразмерным. Если же достижение цели возможно различными путями, то необходимо выбрать наименее радикальный по отношению к субъектам правоприменения (субъектам реализации ограничения). Кроме того, при ограничении не должна быть нарушена сама сущность ограничиваемого права (ст. 2 Сиракузских принципов толкования ограничений и отступлений от положений Международного пакта о гражданских и политических правах).

Принцип пропорциональности по содержанию довольно близок к принципу соразмерности. Суть его в том, что при осуществлении тех или иных действий или при принятии решений, затрагивающих индивидуальные права и свободы, он требует обязательного наличия причинной связи между решениями или действиями органов власти и целями, ради которых эти действия предпринимаются. Другими словами, принцип пропорциональности определяет основание пределов ограничений, которые не должны выходить за рамки соответствующих целей.

Этапы анализа пропроциональнсти:

1.          Категорически запрещенные средства (если пытки запрещены, значит, она запрещена даже в том случае, если является единственным средством достижения цели)

2.          Легитимность цели. Например, конституция германии предусматривает возможность ограничения свободы передвижения и запрета на вторжение в жилище только в том случае, если они необходимы для охраны общественного порядка и безопасности и т.д.

3.          Обоснованность и релевантность. Меры и средства являются обоснованными только если они действительно являются таковыми, т.е. по-настоящему обоснованы и пригодны для достижения цели.

4.          Необходимость. Решение конфликта оптимально, только если оно улучшает ситуацию одой стороны, не нанося при этом ущерба другой.

5.          Балансирование.

В нашем случае становится очевидно, что эти принципы нарушены. И в данном случае органы государственной охраны действуют непропорционально, ограничивая права.

В соответствии с Федеральный закон от 27.05.1996 N 57-ФЗ (ред. от 25.11.2013) "О государственной охране" возможно установление ряда ограничений. Закон указывает только на возможность установления ограничений, но не обозначает пределы. Закрыта акватория на период больше двух недель, на два дня закрыт аэропорт и т.д. Отсутствие четких пределов приводит к тому, что временной промежуток ограничений может с каждым разом произвольно, на усмотрение государственных органов, увеличиваться (что на практике и происходит).

Теоретически, каждое такое решение должно быть обоснованным, но проблема российского правоприменителя заключается в том, что суды не будут оценивать обоснованность, если в законе не указаны четкие критерии, по которым ее можно оценить. В законе сказано, что государственными органами может быть ограничено право передвижения, значит, любая жалоба будет отклоняться на том основании, что они по закону имеют право. Поэтому необходимо реализовывать на практике принцип обоснованности, судебной оценки тех решений, которые принимаются административными органами.

С последней консультации:

Аэропорты, акватории, поезда – каждый раз государственный орган должен обосновывать, почему тот или иной срок ограничения необходим.

Бомжи – из закона сложно вывести такую необходимую меру, следовательно, в этой части закон нарушается.

Перенос ЕГЭ – в законе не предусмотрено, но здесь отсутствует требование принудительной реализации, следовательно, Никакого нарушения закона. 


3

April 25, 2019
by @moralistik