57

by @moralistik
57

Тема 5 Задача 7

Зимой 2003 г. четверо граждан, войдя в музей и общественный центр имени Андрея Сахарова, где проходила выставка «Осторожно, религия!», разбили и залили краской представленные там экспонаты. На выставке были представлены такие предметы, как щит с логотипом «Кока-колы» и исполненной по-английски надписью «Сие есть кровь моя», икона Спасителя с дырками для лица и рук, где каждый посетитель мог сфотографироваться и т. д. В связи с расследованием данного события четверо жителей Москвы, которым было предъявлено обвинение в хулиганстве, заявили, что экспонаты выставки оскорбляют их религиозные чувства. Дело о привлечении к административной ответственности, однако, было прекращено в связи с истечением срока давности.

Со своей стороны, устроители выставки потребовали компенсации морального вреда, ссылаясь на гарантированные Конституцией РФ свободу творчества и свободу совести, включая право исповедовать любую религию и не исповедовать никакой. По их мнению, экспонаты представляют собой произведения искусства, которые нельзя оценивать с религиозной точки зрения, учитывая эволюцию приемов и методов искусства. Например, канонические стандарты иконописи не сохранялись неизменными на протяжении истории развития христианства.

Затрагивается ли описанными действиями конституционное право на свободу совести, если да, то почему и как именно? Защищаются ли описанные действия конституционным правом на свободу творчества или свободу выражения (свободу слова)? Каково соотношение и каковы пределы осуществления этих прав в описанной ситуации? Возможно ли ограничение этих прав в указанной ситуации, и если да, то каких именно прав и в каком порядке? Какое из названных прав подлежит приоритетной защите в случае их конфликта и почему?


1

Не оцениваем отраслевое законодательство и погромы, было ли здесь хулиганство – это не важно. Не хотелось бы видеть утверждение - что делалось, чтобы с целью оскорбления православных, английский язык не особенно оскорбительно для православных. Никого в грязь не пытались втоптать. Люди и в себе копались, сами преодолевали цензуру. Надо в каждом из этих экспонатов видеть не оскорбительный посыл, они, видимо, хотели возбудить общественную дискуссию о религии, Кока-кола - это тоже символ же. Устроители выставки – у них гуманистический посыл: человек создан по образу и подобию божьему, как минимум это религиозное видение. Смысл же в том, что в виде религии преподносят то, что религией не является. Сразу оскорбляться не стоит.

Вот погромщики говорят, что эта выставка оскорбляет их религиозные чувства. Защищаются ли чем-то чувства? Часто студенты ссылаются на свободу вероисповедования. Ефименко считает, что такого рода конституции недостаточно. Если буквально цитировать, то вот конституционный текст: исповедовать или не исповедовать и так далее по тексту. Этот кусочек маловат, чтобы оценить влияние на чувства верующих. Надо как-то раскрывать содержание права дальше: как, со ссылками на что? Авторы опирались на практику ЕСПЧ при создании задачи. По делу Институт Отто Премингер против Австрии 1994 года, речь идет о показе фильма «Любовный собор». ЕСПЧ - у тех, кто выражает открыто свою веру – п. 47 указано, что им надо привыкнуть, что не все поддержат и будут отрицать их веру.

П. 47 - у тех, кто открыто выражает свою религиозную веру, независимо от принадлежности к религиозному большинству или меньшинству, нет разумных оснований ожидать, что они останутся вне критики. Они должны проявлять терпимость и мириться с тем, что другие отрицают их религиозные убеждения и даже распространяют учения, враждебные их вере. Однако способы критики или отрицания религиозных учений и убеждений могут повлечь за собой ответственность государства, если оно не обеспечивает спокойного пользования правом, гарантированным ст. 9 ЕКПЧ, всем, кто придерживается этих учений и убеждений. В экстремальных ситуациях результат критики или отрицания религиозных убеждений может быть таким, что воспрепятствует свободе придерживаться или выражать такие убеждения.

В Постановлении по делу Коккинакиса Суд в контексте ст. 9 ЕКПЧ решил, что государство может правомерно счесть необходимым принять меры против определенных форм поведения, включая распространение информации и идей, которые несовместимы с уважением свободы мысли, совести и религии других лиц (там же, стр. 21, п. 48). Есть правомерное основание считать, что религиозные чувства верующих, гарантируемые ст. 9, подверглись оскорблению вследствие провокационного изображения объектов религиозного культа. Подобное изображение может рассматриваться как злонамеренное нарушение духа терпимости, который является отличительной чертой демократического общества. Конвенцию следует рассматривать как единое целое, а потому толкование и применение ст. 10 в настоящем деле должно соответствовать общей логике Конвенции (см. mutatis mutandis постановление по делу Класс и другие против Германии от 6 сентября 1978 г. Серия А, т. 28, стр. 31, п. 68).

Также суд упоминает свободу слова и свободу творчества. У нас они разделены (свобода слова и творчества порознь). Свобода слова - опора демократического общества - п. 49.

49. Суд неоднократно подчеркивал, что свобода слова представляет собой одну из несущих опор демократического общества, одно из основополагающих условий для прогресса и развития каждого человека. При условии соблюдения требований статьи 10 п. 2, она применяется не только по отношению к «информации» или «идеям», которые благоприятно воспринимаются в обществе либо рассматриваются как безобидные или не достойные внимания, но также и в отношении тех, которые шокируют, обижают или вызывают обеспокоенность у государства или части населения. Таковы требования плюрализма, толерантности и либерализма, без которых нет демократического общества (см., в частности, постановление по делу Хэндисайд против Соединенного Королевства от 7 декабря 1976 г. Серия А, т. 24, стр. 23, п. 49).

Однако, как это подтверждается самим текстом статьи 10 п. 2, всякий, кто пользуется правами и свободами, воплощенными в п. 1 данной статьи, берет на себя «обязанности и ответственность». В их число - в контексте религиозных мнений и убеждений - правомерно может быть включена обязанность избегать, по мере возможности, выражений, которые беспричинно оскорбительны для других, являются ущемлением их прав и не привносят в публичные обсуждения ничего, что способствовало бы общественному прогрессу.

Поэтому по принципиальным соображениям в некоторых демократических обществах может быть сочтено необходимым подвергать санкциям или предотвращать неподобающие нападки на объекты религиозного культа при непременном соблюдении требования, что любые «формальности», «условия», «ограничения» или «санкции» будут соразмерны с преследуемой правомерной целью (см. вышеупомянутое постановление по делу Хэндисайда, там же).

Суд показывает, что свобода слова очень важна, сама цель вызывает дискуссии, это свобода не предполагает, что она допускает уничижительное отношение с иными правами. Есть пределы.

Свобода вероисповедования - охватывает чувства верящих, особенно когда посягательство на объекты религиозного культа, почитания и поклонения, это уже недопустимый способ реализации свободы слова.

Люди говорят, что затрагиваются религиозные чувства, мы смотрим, что художественное наполнение (ранее оценили) вроде норм, а то в итоге - чувства верующих затронуты, если затронуты предметы культа. Надо оценивать воздействие на предметы культа, тут есть икона настоящая - в ней не просверливали дыры. Тут надо порассуждать - были ли здесь предметы культа? Можно прийти к выводу, что все, что они делали через объекты культа, то при реализации свои прав, они реализовали через чрезмерное вторжение в другое право (хоть цель и благая, но средства реализации недопустимые - ненадлежащие средства), а если мы считаем, что это не предметы культа, то не будут затронуты религиозные права. От нас зависит все.

Если конфликт есть, то КРФ говорит очень мало. Ч. 3 ст. 17 КРФ - реализация прав одних лиц не должна затрагивать права других лиц. Если вмешательство права в другое право было чрезмерным, превосходящим допустимые пределы, то приоритет получает носитель права, чье право было нарушено.

Фактуры в задаче много, но она относится в части последствий не к КП, в задаче могут быть уточняющие вопросы: что должно предпринимать государство?

Какие другие шаги: например, запрет богохульства, вплоть до уголовной ответственности, или запрет митингов около церквей (отдаление мероприятий от религиозных помещений).

Не забываем про ст. 17 КРФ, ст. 55 КРФ не всегда действует! Для ст. 55 КРФ закон должен ограничивать, а в задаче две группы носителей прав. 


2

Проблема соотношения права на свободу слова и защита религиозных чувств верующих.

В данном случае вступает в противоречия право на свободу слова и мысли (п. 1 ст. 29 К РФ) со стороны организаторов выставки и право на защиту религиозных чувств верующих, убеждениям которых может быть принесен вред экспонатами данной выставки. ЕСПЧ в постановлении от 20 сентября 1994 г. по делу Институт Отто-Премингер против Австрии неоднократно подчеркивал, что «свобода слова представляет собой одну из несущих опор демократического общества, одно из основополагающих условий для прогресса и развития каждого человека. Статья 10 Конвенции при условии соблюдения требований п. 2 применяется не только по отношению к "информации" или "идеям", которые благоприятно воспринимаются в обществе либо рассматриваются как безобидные или не достойные внимания, но также и в отношении тех, которые шокируют, обижают или вызывают обеспокоенность у государства или части населения. Таковы требования плюрализма, толерантности и либерализма, без которых нет демократического общества. При этом всякий, кто пользуется правами и свободами берет на себя "обязанности и ответственность". В их число - в контексте религиозных мнений и убеждений - правомерно может быть включена обязанность избегать, по мере возможности, выражений, которые беспричинно оскорбительны для других, являются ущемлением их прав и не привносят в публичные обсуждения ничего, что способствовало бы прогрессу в делах человеческих.» Вследствие чего важно определить были ли нарушены пределы выражения мнения и требования толерантности, плюрализма и либерализма. Решая эту проблему, следует принять во внимание пределы усмотрения, оставленные национальным властям, чей долг в демократическом обществе состоит также в том, чтобы учитывать в границах их компетенции интересы общества в целом. В данном случае организаторы провели выставку под названием «Осторожно религия!», что привлекает внимание лиц со стороны важности данного вопроса исходя из социальных реалий жизни страны, а также затрагивает саму сущность религии, как нечто неправильное и нечто, что может нанести вред(использование слова «осторожно»). Важно отметить, что несмотря на такое название, с одной стороны несущее негативный окрас по отношению к религии, а с другой привлекающее людей, важно рассмотреть экспонаты, которые были на данной выставке: 1. «икона Спасителя с дырками для рук и лица»- необходимо отметить, что данная икона является одной из наиболее почитаемых в христианском мире и любое её искажение может привести к оскорблению чувств верующих, а в данном случае из иконы был сделан некий экспонат для фотографирования, т.е. каждый «мог почувствовать себя в роли Спасителя», что совершенно идет в разрез с теми ценностями, которые представляет данная икона среди людей, которые являются приверженцами данной религии; 2. «щит с логотипом Кока-Колы с надписью на английском «Сие есть кровь моя»»- так же не допустимо, т.к. христианские ценности сравниваются с щитом «Кока-Колы», а сама надпись на английском, что в принципе является не допустимым, т.к. в основе английского языка не кириллица, а латиница, что для православных тоже является важным. Следовательно, в данном случае баланс между правом на свободу слова и защитой религиозных чувств верующих всё же будет склоняться в сторону защиты чувств верующих, т.к. их ценности были нарушены. И на основании данных обстоятельств, следует, что необходимо ограничение права на свободу слова в отношении организаторов выставки в тех пределах, которые устраняют неподобающие нападки на предметы религиозного культа при непременном соблюдении требования, что любые "формальность", "условие", "ограничение" или "санкция" будут соразмерны с преследуемой правомерной целью- в данном случае обеспечение общественного порядка, а также недопустимость оскорбления религиозных чувств верующих, что может привести к религиозной розни- всё это является одной из важных гарантий жизни общества, вследствие чего цель отвечает одному из основополагающих принципов- принципу необходимости.


3

Свобода творчества гарантируется каждому, кто занимается творческим трудом (ч.1 ст.44 Конституции РФ). Писатель, например, вправе создавать литературное произведение (роман, повесть, рассказы и др.) на любую тему и в любой манере. Таким же правом пользуются художники, работающие в области изобразительного искусства, графики или скульпторы, а также ученые, изобретатели, рационализаторы и др. Преподаватели учебных заведений свободы в создании учебников и в изложении своих взглядов перед учащимися студентами.

Закрепление этой свободы в Конституции означает, что органы государственной власти и местного самоуправления не имеют права вмешиваться в творческую деятельность граждан, диктовать им, что и как надо писать и публиковать. Этого не могут делать и творческие объединения (союзы писателей, художников и др.), которые в прошлом выступали как проводники жесткого партийного контроля над творческой мыслью. Свобода творчества каждого отдельного человека, обладающего соответствующим дарованием, является решающим условием культурного прогресса общества, инструментом его самопознания и самосовершенствования.

Конкретные правовые гарантии провозглашенной Конституцией свободы творчества содержаться в Основах законодательства РФ о культуре (в редакции от 23 июня 1999г.) Всемерно поддерживая свободу творчества и создавая условия для ее реализации, закон в то же время напоминает о недопустимости использования этой свободы во вред обществу, другим людям. Государство обязано противостоять «творчеству», направленному на пропаганду войны, насилия, жестокости, порнографии, разжигания расовой и национальной вражды, религиозной и классовой нетерпимости. Такая «культурная» деятельность может быть запрещена в судебном порядке, а авторы подобных произведений, как и органы, публикующие их, несут уголовную ответственность.

Свобода совести.

Под свободой совести понимается право человека как верить в Бога в соответствии с учением той или иной свободно выбранной религии, так и быть атеистом, т.е. не верить в Бога.

Конституция РФ провозглашает: «Каждому гарантируются свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними» (ст.28).

Закон запрещает установление преимуществ, ограничений или иных форм дискриминации в зависимости от отношения к религии. Граждане РФ равны перед законом во всех областях жизни независимо от их религиозной принадлежности. Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и свободу вероисповедание, в том числе сопряженном с насилием над личностью, с умышленным оскорблением чувств граждан, с пропагандой религиозного превосходства, повреждением имущества преследуется в соответствии с законом.

April 25, 2019
by @moralistik