12

by @moralistik
12

Гражданин Н. К. Абелев припарковал свой автомобиль в зоне действия знака «Остановка запрещена». Автомобиль был эвакуирован специальной службой ГИБДД. Абелев посчитал действия сотрудников ГИБДД неправомерными, поскольку они нарушают право собственности, гарантированное ст. 35 Конституции РФ. ГИБДД представило возражения, в которых указало, что реализация права собственности должна осуществляться в рамках, установленных действующим законодательством. Полномочие должностных лиц ГИБДД осуществлять эвакуацию транспортных средств, мешающих дорожному движению, предусмотрено действующим административным законодательством.

В какой суд и с какими требованиями может обратиться Абелев? Каковы особенности конституционных правоотношений по сравнению с административными?

1

Нам не важны условия законности эвакуации машины. Напрямую не ставится и вопрос о том, конституционны ли положения закона об эвакуации. Между Абелевым существуют отношения в силу обстоятельств. Абелев считает, что на эти отношения непосредственно распространяются положения ст. 35 КРФ. Наша задача – идентифицировать, какие источники применяются к такого рода правоотношениям, а потом сделать вывод, как Абелев должен защищать свои права. Именно поэтому нас и спрашивают, в какой суд и с какими требованиями нужно обращаться. Вопрос про то, какое решение должен принять КС РФ, могут также добавить, но если первые 2 вопроса оставлены без ответа, то много баллов мы потеряем.

           Задача гораздо проще. Главная проблема в задаче – с чем мы имеем дело, выполнимо ли то, чего хочет Абелев. Главная проблема – какие же правоотношения имеют место быть между Абелевым и ГИБДД.

Мы будем смотреть, применяются ли нормы КРФ в отношении между Абелевым и ГИБДД. Основным адресатом КРФ является государство, она определяет, то каким образом должна себя вести публичная власть. И уже следуя этим конституционным принципам, пределам осуществления государственной власти, государство регулирует множество общественных отношений, существующих между субъектами. Ст. 35 КРФ – это напоминание государству о том, что у людей есть ПС, на него не надо посягать. А что касается отношений Абелева и сотрудников ГИБДД, то это относительные правоотношения, участники поименованы. Конституционные правоотношения в большинстве своем являются абсолютными. Также субъектом конституционного правоотношения может быть государство в целом.

Действия сотрудников ГИБДД по задержанию ТС мы будем сравнивать с законом, который дает им такие полномочия. Такие отношения хотя бы и публичные, но не конституционные, а административные, значит, здесь применяется не КРФ, а закон. Абелев может поставить вопрос о несоответствии действий сотрудников ГИБДД закону, который регулирует их полномочия, в СОЮ, который будет проверять законность действий сотрудников ГИБДД.

Абелев ведь может считать, что его ПС нарушается не конкретными действиями, а тем, что государство установило возможность такого ограничения ПС. И тогда мы скажем, что государство может ограничить конституционные права по ч. 3 ст. 55 КРФ. Это будет другой тип правоотношения. И тогда нужно будет обращаться в КС РФ, который может уже проверить не конкретный набор фактических обстоятельств, а соответствие закона конституционным требованиям, осуществить конституционный нормоконтроль.

В задаче непосредственно не ставится вопрос, но преподаватели могут задать вопрос, при каких условиях можно обратиться в КС РФ – нужно заглянуть в ФКС «О КС РФ», там есть требования к обращению граждан в КС РФ. Есть абстрактный и конкретный нормоконтроль. Абстрактные вопросы могут задавать Президент РФ, депутаты, ВС РФ. Гражданин может оспорить закон в КС РФ, только если закон к нему был применен. Сначала Абелев должен пройти все ступени судов (СОЮ или АС), а только потом, если его решение не устраивает, то можно идти в КС, приложив все вынесенные судебные акты. Процесс применения нормы к гражданину должен быть завершен, причем есть годичный срок с момента вынесения последнего акта, который не может быть восстановлен (ст. 96-97 ФКЗ «О КС РФ»).

Решение КС РФ: КС РФ говорил, что закон, предусматривающий эвакуацию, КС РФ не нарушает, и эвакуация не влечет утрату собственности, это не наказание, это временная мера. Так что здесь ничего неконституционного КС РФ не усматривает.


2

Проблема: разграничение административных отношений и конституционных отношений

Требования Абелева некорректны потому, что он смешивает, он перескакивает от административных сразу к конституционным. Все, что связано с реализацией полномочий, установленных законом, - это отношения административные. Все, что касается установления законодательных норм, - это отношения конституционные. Отличия: субъект кп – гос-во в целом, в адм – гос органы, кп регулирует отношения между неподчиненными субъектами, а также гос-вом и гражданами, адм – между прямо подчиненными субъектами, не политические основы, а управление и исполнение. Объект кп – конституционные ценности, права личности. Объект адм в данном случае – безопасность и порядок дорожного движения. Для Абелева это означает, что он вступил в отношения не с государством в целом, а с сотрудниками ГИБДД, которые, конечно, представляют государство, но это не государство вообще. Поэтому тут сложились отношения, которые регулируются административным правом.

В рамках каждого вида правоотношений свои средства защиты. В рамках административных правоотношений - в отношения Абелева с сотрудниками ГИБДД, если его права будут нарушены, он должен пойти не в КС, а в суд общей юрисдикции с жалобой на неправомерные действия сотрудников ГИБДД. И суд будет проверять правомерность этих требований не на соответствие КРФ, а на соответствие КОАП - на соответствие закону. Если действия сотрудников ГИБДД были правомерны, т.е. осуществлялись в соответствии с законом (мы не можем об этом судить, мы не знаем, как он припарковал машину, что они там сделали, может, они ему машину помяли), тогда возникает второго уровня проблема, или вопрос, или требование, которое может заявить Абелев - конституционность данной нормы в принципе. Если действия были в соответствии с законом, не нарушает ли сам закон права, которое гарантировано КРФ. КС уже много раз писал, что эвакуация не нарушает 35 статью КРФ, это ограничение права собственности, но вполне правомерное, пропорциональное, никаких проблем в этом отношении нет. По смыслу данной статьи, во взаимосвязи со ст.55 КРФ, право частной собственности не является абсолютным и может быть ограничено федеральным законом в той мере, в которой это необходимо, в целях защиты основ конституционного строя и прав других лиц


3

Права человека могут быть ограничены государством для защиты конституционно-правовых ценностей. Обеспечение безопасности движения – конституционная цель. Государство может устанавливать ограничения, которые урегулированы законом. В законе должны быть четкие условия ограничения прав. Г-н Абелев может обратиться сначала в суд общей юрисдикции – ему откажут, а потом в Конституционный суд о том, что закон не правовой. В суде нужно будет доказывать, что ценности, которые защищались законом, были менее важны, чем те, которые нарушены в результате следования закону. В данном случае, институт эвакуации толкуется как ограничение права пользования, а не лишение права собственности.

Конституция устанавливает основные права и свободы граждан, в том числе и право собственности. Никто не может нарушать эти права, за исключением тех случаев, которые предусмотрены. Тем не менее, конституция регулирует общие положения, а за непосредственную реализацию этого права отвечают различные отрасли права, в том числе и административное. Все отрасли права призваны раскрыть содержание норм конституционного права.

Таким образом, решение суда должно быть в пользу ГИБДД.

И еще ст. 55 Конституции – Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом в той мере, в какой это необходимо в целях защиты конституционного строя , нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц…

Объект конституционного права. От других отраслей права кон­ституционное право отличается не только особой важностью и значи­мостью составляющих его норм, но и широтой своего объекта. Если другие отрасли права направлены на регулирование общественных от­ношений в отдельных сферах или областях общественной жизни, то конституционное право — это единственная отрасль права, нормы ко­торой так или иначе охватывают все сферы общественной жизни — политическую, экономическую, социальную и духовно-идеологичес­кую. Другое дело, что мера такого регулирования в указанных сферах далеко не одинакова: в политической сфере она несравнимо шире, глуб­же и непосредственнее, нежели в экономической, социальной и духов­ной, где в конституциях обычно формулируются лишь самые общие их основы. Но этот факт не отменяет того положения, что если семейное, трудовое, земельное, финансовое, гражданское, уголовное и другие от­расли права направлены каждая на непосредственное регулирование отдельных относительно более или менее узких областей обществен­ных отношений, то конституционное право включает в себя основопо­лагающие нормы всех этих и других отраслей права.

Объект этой отрасли права ограничен и тем, что в ней регулируются лишь важнейшие, фундаментальные основы устройства общества и государства, их взаимоотношений с личностью, системы и механизма осуществления государственной власти. Так, важнейшей составной частью конституционного права является его раздел, определяющий конституционные основы политико-правового статуса личности и ее взаимоотношений с государством. Но это не значит, что только эта отрасль права регулирует такие отношения. Соответствующие нормы содержатся и в гражданском, и в трудовом, и в административном и других отраслях права. Но поскольку регулируемые ими отношения не носят конституционного характера, они не могут включаться в объект конституционного права.

Говоря конкретнее, объектом конституционного права являются: а) основы конституционного строя страны; б) общий конституцион­ный политико-правовой статус человека и гражданина и важнейшие принципы его взаимоотношений с государством; в) конституционные основы государства и его форм; г) конституционная система органов и механизм осуществления государственной власти, местного управле­ния и самоуправления. Иными словами, объектом конституционного права как отрасли права служит та совокупность (система) обществен­ных отношений, которая охватывается конституционно-правовым ре­гулированием.

April 25, 2019
by @moralistik