19. Автономия воли в международном частном праве

by @moralistik
19. Автономия воли в международном частном праве

понятие автономии воли

В Конвенции «О праве применимом к международной купле продажи» 1955 г. впервые на международном уровне былп закреплена автономия воли сторон.– lex voluntatis (это одна из коллизионных привязок).

Закон, выбранный сторонами/автономия воли сторон (lex voluntatis) - в ситуации, когда один контрагент из одного государства, а второй из другого государства и каждый настаивает на своем праве, самым оптимальным вариантом будет предложить сторонам самим выбрать право, которое будет регулировать их отношения. Одно дело сама коллизионная привязка, которая разрешает сторонам самим выбрать подлежащее применению право. Другое дело целый правовой институт автономии воли сторон, который вокруг этого сформировался.

Это широкий институт, включающий в себя несколько элементов (комплекс, состоящий из 3 элементов): У нас есть основная сделка, для которой мы вступаем в отношения, в общение с контрагентом. Параллельно с ней мы заключаем еще 1 сделку – соглашение о выборе применимого права, которое будет применяться к нашей основной сделке. Кроме этого, вступая в отношения с иностранным элементом, у нас может появиться еще 3 сделка – соглашение о выборе подсудности – мы с контрагентом договариваемся не только о применимом праве, но и о том, где мы будем разрешать споры (в государственном суде или третейском суде (МКА)).

Автономия воли сторон не равна (неравнозначна) свободе договора! У нас иногда это перечисляется через запятую. Нет! Свобода договора – это свобода устанавливать те условия сделки, которые мы хотим установить со своим контрагентом, формируя основную, хозяйственную сделку. А автономия воли сторон – это возможность выбрать право по отношению к нашей сделке и возможность выбрать подсудность (совокупность 2 элементов).

Статья 1210. Выбор права сторонами договора

1. Стороны договора могут при заключении договора или в последующем выбрать по соглашению между собой право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по этому договору.

Стороны могут выбрать любое применимое право. В связи с этим возникает проблема, когда стороны выбирают право непризнанного государства. Решить данную проблему весьма сложно. С одной стороны – суверенитет государства. Если государство «А» не признает государство «Б», то как оно может применить право государства «Б»? Если государство «А» применит это право, то оно тем самым признает существование государства «Б». С другой стороны физические лица не виноваты в том, что они родились в непризнанном государстве и получили в нем те или иные документы. На практике таким лицам приходится получать документы хотя бы еще в одном государстве. Это создает ситуацию правовой неопределенности. При решении этой проблемы следует помнить, что нарушать права лица в связи с тем, что государство не признано, недопустимо.

Стороны могут выбирать применимое право как для всего договора, так и для его части.

Стороны могут выбирать право и суд в любое время и этот выбор будет иметь обратную силу без вреда для действия договора.

В широком смысле автономией воли сторон можно назвать также право сторон определять условия заключаемой сделки, невмешательство государств в отношения частных лиц, кроме случаев, когда такое вмешательство предусмотрено нормативными правовыми актами.

Вывод: автономия воли в узком смысле: выбор применимого права, выбор суда. – это все самостоятельные сделки. Автономия воли в широком смысле: свобода в заключении контракта, его условий.

пределы автономии воли

Автономия воли сторон не является беспредельной и имеет свои границы. При реализации автономии воли сторон не должны нарушаться императивные нормы страны суда, публичный порядок.

В некоторых странах автономия воли сторон ограничивается характером заключаемой между ними сделкои. То есть право, выбранное сторонами, должны быть каким-то образом связано со сделкой.

ГК РФ указывает, что выбор сторонами применимого права не может затрагивать действие императивных норм страны, с которой договор реально связан. Таким образом, законодатель предотвращает возможное злоупотребление сторонами правом на выбор применимого права и обход требований императивных норм закона.

КТМ РФ содержит схожее регулирование с ГК РФ, но устанавливает иные пределы ответственности перевозчика. КТМ предоставляет сторонам право избрать любое применимое право, но это не может повлечь устранение или уменьшение ответственности за вред пассажиру или грузу.

Стороны не могут указать применимое право альтернативно. Это объясняется тем, что 2 правовые системы будут противоречить друг другу, чего допустить нельзя. Если же стороны все-таки установили применимое право альтернативно, то суд, укажет на то, что выбор применимого права не осуществлен и будет выбирать применимое право исходя из коллизионных норм.

Можно выбрать только одну правовую систему – нельзя написать, что контракт регулируется правом 2 государств. А если так написано, что суд должен сделать? Он должен будет признать сделку о выборе применимого права недействительной и выбрать право сам, руководствуясь нормами своего закон-ва.

Да, и выбираем мы право целиком, включая Конституции, законы и подзаконные акты – нельзя сказать, что контракт регулируется только парой законов этого государства или некоторыми правовыми актами. Здесь в последнее время вместо формулировки «настоящий контракт регулируется правом РФ» мы можем столкнуться с формулировкой «настоящий контракт регулируется правовой системой РФ». Был казус: контракт КП, там написано «настоящий контракт регулируется законодательством РФ», поскольку РФ участвует в Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров" (Вена, 11.04.1980), к контракту будут применимы её положения, а МКАС сказал, что она не входит в законодательство РФ (в Конституции написано, что МД РФ входят в правовую систему), и таким образом стороны исключили действие этой Конвенции. МКАС держался своей позиции. Теперь так не нужно писать, и поэтому часто стали писать «правовой системой РФ». А еще часто пишут «за исключением коллизионных норм» - это чтобы не допустить обратной отсылки.

Далее, мы можем выбрать правовую систему только существующего государство. А что делать, если к моменту разрешения спора государство перестало существовать, хотя на момент выбора применимого права оно существовало? Как будет действовать суд? Если мы выбрали право ГДР, а потом суд применяет право ФРГ, хотя Бахин говорит, что это подмена воли сторон и легальных оснований так рассуждать нет (принцип правопреемства в данной ситуации не сработает). Бахин считает, что в такой ситуации нужно задать вопрос сторонам. Но может получиться, что стороны указывают право разных государств. Бахин думает, что нужно сторонам произвести перевыбор права, этого им никто не может запретить. А можно ли в качестве применимого права выбрать право непризнанного государства? Никаких препятствий для подчинения контракта праву такого государства нет, в законе не написано, что можно выбрать только право признанных РФ гос-в. Другое дело, что осуществлять этот контракт будет непросто, но это уже другой вопрос.

«В последующем» - это до каких пор? Есть ограничения или нет? До обращения в государственный суд или в арбитраж. Если стороны не воспользовались возможностью выбрать право, тогда суд выбирает сам

Обход закона – искусственное создание обстоятельств для подчинения иному праву.

порядок осуществления автономии воли

Это широкий институт, включающий в себя несколько элементов (комплекс, состоящий из 3 элементов): У нас есть основная сделка, для которой мы вступаем в отношения, в общение с контрагентом. Параллельно с ней мы заключаем еще 1 сделку – соглашение о выборе применимого права, которое будет применяться к нашей основной сделке. Вопрос: а это не одно и то же? Бахин: да, они заключаются в одном контракте, но они направлены на достижение разного результата (основная сделка – хозяйственный, экономический результат и выбор применимого права к основной сделке соответственно). Заключение этих сделок может не совпадать во времени (могли забыть оговорить применимое право, а потом заключить отдельное соглашение о применимом праве). Кроме этого, вступая в отношения с иностранным элементом, у нас может появиться еще 3 сделка – соглашение о выборе подсудности – мы с контрагентом договариваемся не только о применимом праве, но и о том, где мы будем разрешать споры (в государственном суде или третейском суде (МКА)). Совокупность этих 2 элементов – соглашения о выборе применимого права и о подсудности – и составляет автономию воли сторон.

У нас 2 и 3 сделок может вообще не быть (предположим, что стороны забыли про оба договора). Как тогда будет складываться ситуация, куда они смогут обратиться? Тогда у нас третья сделка становится главной, потому что по основной сделке возник спор. Третейский суд для нас закрыт, значит, только в государственный суд. А в какой? По всей видимости, это будет выбирать истец, он будет смотреть, куда ему обратиться. Например, у нас российский и французский участники, российскому удобнее пойти в российский суд, но это бессмысленно, потому что исполнить решение российского суда нельзя будет исполнить, поскольку с Францией нет договора о правовой помощи и взаимном признании судебных решений, значит, российскому истцу нужно идти в французский суд, чтобы там сразу и исполнить решение, если оно будет вынесено против французской фирмы. Поскольку стороны право не выбрали, то уже французский суд будет выбирать право сам. У нас здесь действует одно важное правило, которое называется автономность арбитражной оговорки (автономность соглашения о выборе подсудности). Эта сделка о выборе подсудности презюмируется действующей даже в том случае, если вдруг по каким-то причинам основная сделка будет признана недействительной или истечет ее срок. Почему это сделано? Потому что если мы признаем основную сделку недействительной, соглашение о выборе подсудности автономно и независимо от основной сделки, оно будет действительным.

Говоря об автономии воли сторон в узком смысле, следует сказать, что выбор применимого права является самостоятельной сделкой. В отличие от основной, с которой она безусловно связана, она направлена не на хозяйственную сферу, а на определение права. Эти две сделки могут содержаться как в одном документе, так и в разных.

Так как выбор сторонами права, подлежащего применению к их сделке, является самостоятельной сделкой, значит, он может быть осуществлен в иной момент, чем основная сделка. Согласно российскому законодательству стороны могут осуществить выбор при заключении контракта или в последующем. Последний момент, когда стороны могут осуществить выбор, в законе не указан. Думается, что стороны правомочны на заключение такой сделки до обращения в суд. После этого суд будет осуществлять выбор самостоятельно.

Возможны такие ситуации, когда государство, право которого стороны избрали в качестве применимого, прекратило свое существование. В таком случае право прекратившегося государства применяться не будет. Стороны не связаны правом государства-правопреемника. Такое правило видится вполне обоснованным, так как у государства может быть больше 1 правопреемника (у СССР их было 15) и в этом случае не ясно, какое право следует применять. В такой ситуации стороны имеют возможность осуществить перевыбор права. Если же они этого не сделали, то суд сам осуществит выбор по коллизионным привязкам.

— в широком и узком смыслах

— заключение юрисдикционных сделок после

— право несуществующего государства

January 9, 2019
by @moralistik