Пауло Коэльо

История Пауло Коэльо

Пауло Коэльо родился в Рио-де-Жанейро в 1947 году в семье инженера Педру Коэльо (мать Пауло звали Лижия). С детства он мечтал стать писателем, впервые это желание проявилось у него в иезуитской школе Святого Игнатия Лойолы куда Пауло был отправлен в семилетнем возрасте. Стремление стать писателем не нашло понимания у его семьи (в 60-е годы в Бразилии искусство было запрещено военной диктатурой, в то время словечко «художник» было синонимом слов «гомосексуалист», «коммунист», «наркоман» и «бездельник»), поэтому под их давлением он поступает на юридический факультет в университет Рио-де-Жанейро. Однако вскоре бросает учебу и начинает заниматься журналистикой.

Трудное детство Пауло Коэльо

Разногласия между Пауло и его родителями после ухода из университета шли по нарастающей. Непреклонность близких и вовремя подвернувшийся под руку «Тропик Рака» Миллера пробудили в Пауло дух противоречия, и он принялся нарушать принятые в семье правила поведения. Последней каплей переполнившей чашу терпения матери и отца стал тот факт, что Пауло стал на пляжных вечеринках декламировать собственные стихи. То ли беспокоясь о будущем сына и пытаясь оградить его от преследований властей, то ли сочтя его бунтарство за душевную болезнь, родители отправляют семнадцатилетнего Пауло в психиатрическую больницу, где он дважды проходит курс шоковой терапии.

Вскоре после выхода из клиники Пауло коротко сошелся с актерами из одной театральной труппы. В глазах обывателей того времени театр был рассадником безнравственности и распущенности. Испуганные родители нарушили обещание больше его не трогать и в третий раз отправили сына в лечебницу. Выйдя из нее, Пауло замкнулся в себе и сосредоточился на своих переживаниях. В отчаянии родители обратились к другому врачу, и тот объяснил им, что Пауло не сумасшедший и что его не следует держать в психиатрической больнице. Ему просто нужно научиться жить в этом мире.

Через тридцать лет после этих событий Пауло Коэльо написал книгу «Вероника решает умереть». Как пишет сам Пауло, «Вероника решает умереть» была опубликована в Бразилии в 1998 году. К сентябрю я получил по электронной почте более 1200 писем с описанием похожих случаев и переживаний. В октябре некоторые из тем, затронутых в книге, — депрессия, паника, самоубийство — обсуждались на конференции, получившей общенациональный отклик. 22 января следующего года сенатор Эдуардо Суплиси зачитал отрывки из моей книги на пленарном заседании, что помогло бразильскому конгрессу наконец принять закон, обсуждавшийся уже на протяжении десяти лет, — «Закон о запрещении насильственной госпитализации».

Пережив этот нелегкий период, Пауло вновь занялся учёбой. Казалось, он наконец-то смирился с образом жизни, который выбрали для него родители. Однако проучился он недолго и вскоре вернулся в театр. Это было в шестидесятые годы, когда по всему миру прокатилось движение хиппи. Новые веяния не обошли стороной и Бразилию.

В конце 1960-х Пауло стал полноценным членом бразильского андерграунда, носил прическу хиппи, увлекался наркотиками и намеренно никогда не носил с собой удостоверение личности, а также запоем читал труды известного мистика Алистера Кроули. В те годы он основывает подпольный журнал «2001», в котором обсуждаются проблемы духовности, Апокалипсис, впрочем, выпустить ему удалось только два номера.

Бунтарство и борьба за свободу

Вначале 70-х во время путешествий он посетил такие страны как Мексика, Перу, Боливия, Чили, побывал в Европе и Северной Африке. Странствия продлились пару лет, после чего Коэльо вернулся в Бразилию и начал сочинять стихи.

Какое-то время Пауло Коэльо писал тексты анархического характера для рок-певца Рауля Сейшаса. В результате Сейсаш стал суперзвездой (второй их альбом пользовался огромным успехом, он разошелся тиражом более 500 000 экземпляров — впервые в жизни Пауло заработал приличные деньги), а самой известной их с Коэльо песней до сих пор является «Sociedade Alternativa». В то время у подростков по всей Бразилии на слуху был ее припев: «Делай что хочешь — вот и весь закон. Да здравствует альтернативное сообщество: Число 666 — это и есть Алистер Кроули». За все время совместной работы, до 1976 года, они с Раулем Сейшасом сочинили более шестидесяти песен, буквально преобразивших бразильскую рок-музыку.

«Было бы здорово, если бы каждый человек в молодости смог проявить свое бунтарство. Ведь, не зная обратной стороны монеты, вы всего лишь невинный агнец. Конечно, такой опыт может быть опасен, но зато можно узнать предел своих возможностей».

В 1973 году Пауло и Рауль вступили в «Альтернативное общество» — организацию, члены которой отрицали ценности капитализма, декларировали право индивида на свободное самовыражение, а заодно практиковали чёрную магию. Позже Пауло описал этот период в книге «Валькирии». В этот же период друзья начали выпускать серию комиксов «Кринг-ха», в которых проводилась идея свободы.

Вскоре их совместная деятельность привлекла внимание властей. В 1974 году бразильская военная диктатура сочла Коэльо подрывным элементом и заключила его под стражу. Рауля арестовали тоже, однако его вскоре освободили, а Пауло оставался в тюрьме дольше, поскольку его сочли «мозгом преступной группы», истинным автором этих «подрывных» картинок и текстов. Подозревая в причастности к партизанскому движению, его пытали в течение недели, подводя электричество к гениталиям.

Через два дня после освобождения его схватили на улице и снова бросили в пыточную камеру, где он провел несколько суток. Выйти из тюрьмы Коэльо неожиданно помогло прошлое: он заявил о своём сумасшествии и рассказал, что его трижды отправляли в психиатрическую больницу. На глазах у палачей он начал сам наносить себе физические повреждения, после чего пытки прекратили, его признали невменяемым и отпустили.

 «Меня отправили в тюрьму не потому, что я сознательно шел против системы, а просто потому, что я писал песни, которые некоторые считали революционными. Я тогда и не подозревал об этой опасности, и когда меня бросили в тюрьму, а потом когда меня похитила и пытала военизированная группировка, я чувствовал только страх. Когда меня выпустили из тюрьмы, мне пришлось себя создавать заново, потому что этот опыт совершенно опустошил меня. Эта жестокость и этот ужас ничего мне не дали. Сейчас я делаю все, что в моих силах, для осуждения пыток и борюсь с этим злом как посланник мира ООН».

После пережитого Пауло на время оставил бурную пропагандистскую деятельность. В двадцать шесть лет он решил, что довольно с него экспериментов, — пора стать «нормальным». Он устроился на работу в фирму звукозаписи «Полиграм», где и встретил свою будущую жену Сиссу (более точную и подробную биографию Пауло Коэльоможете прочесть здесь — http://lib.rus.ec/b/375308/read — «Маг. Биография Паоло Коэльо» — автор Фернандо Морайс, перевод Александра Богдановского. В этой книге подробно рассказывается о личной жизни писателя, о его увлечении магией, о пристрастии к наркотикам…).

В 1977 году супруги переехали в Лондон. Пауло купил пишущую машинку и начал писать, без особого, впрочем, успеха. Проходил месяц за месяцем, а он не сочинил ни строчки книги, о которой так долго и страстно мечтал. Приходилось признать поражение, что он и сделал, записав в дневнике слова, не предназначавшиеся для посторонних глаз:

 «Череда отказов. Что бы я ни посылал на конкурсы — все отвергалось. Только что получил очередной отказ. Все женщины, которых я стремился покорить, отвергали меня. Когда я говорю «все» — это не для усиления образа. Я хочу сказать, что не было ни единого исключения.

С самого раннего детства я мечтал стать писателем, жить и творить за границей и получить мировую известность. И Лондон, конечно, был шагом на пути к этой мечте. Однако результаты оказались не те и не такие, каких я ждал. Мое первое и самое сильное разочарование — это я сам. Шесть месяцев обстановка вокруг меня способствует невиданному вдохновению, а я не могу взять себя в руки и написать хотя бы строчку».

Через год он вернулся в Бразилию, где стал администратором в другой звукозаписывающей компании, «CBS Records». Там он начал писать сюжеты к биографическим фильмам и мыльным операм. Пауло знал, как добиться успеха, шаг за шагом он поднимался по карьерной лестнице, пока в один из прекрасных дней не был уволен без всяких объяснений. Примерно в то же время Пауло развелся с женой, он встретил старую подругу Кристину Оитисию, на которой позже женился и с которой живет до сих пор. Медовый месяц супруги провели в Европе.

Возвращение к католицизму

Хиппи, журналист, рок-звезда, актер, драматург, театральный директор и телевизионный продюсер — эта ураганная жизнь закончилась в 1982 году во время поездки в Европу. В Дахау, во время посещения музея концлагеря и позже в Амстердаме у Пауло состоялась мистическая встреча с неким «J», человеком, которого писатель называет Учителем. Он приводит Коэльо в католический орден RAM (Regnus Agnus Mundi), созданный в 1492 г. Здесь Пауло учиться распознавать язык знаков и предзнаменований, встречающихся на пути человека (по сути, эта организация является католической сектой — можно считать ее разновидностью «Опус Деи» для хиппи).

«Каждый живущий должен знать два языка – язык общества и язык знаков (предзнаменований). Один нужен для общения с себе подобными, другой — чтобы понимать послания свыше».

Согласно ритуалу пути, орден направляет его в паломническое турне в Сантьяго де Компостелла. Преодолев восемьдесят километров по легендарной тропе паломников, Коэльо описал это турне в своей первой книге «Паломничество» (др. название «Дневник мага»), изданной в 1987 году. Книга повествует о том, что чудеса случаются и в жизни самых обычных людей. Она вышла в небольшом бразильском издательстве и распродавалась неплохо, хотя серьезного внимания критиков не привлекла.

Всякий раз, выпустив новую книгу, Пауло Коэльо какое-то время живет в тревоге и страхе, словно новичок. Так было всегда. Написав первую книгу, вместе с женой Кристиной Ойтисика он сам раздавал рекламные листовки у входа в театры и кинозалы в Рио-де-Жанейро, а потом обходил книжные магазины южной части города, чтобы узнать, сколько экземпляров продано. Прошло двадцать лет, изменились методы и техника продаж, но писатель остается тем же: по мобильному телефону или через интернет с ноутбука — в какой бы точке планеты ни находился — он контролирует распространение новой книги, реакцию средств массовой информации, место в списках бестселлеров от Огненной Земли до Гренландии, от Аляски до Австралии.

В 1988 году Пауло написал следующую, совершенно иную книгу под названием «Алхимик». Это в высшей степени символическое повествование, метафора жизненного пути. К тому времени вот уже одиннадцать лет Пауло изучал алхимию, и опыт этот нашел отражение в книге. Из первого тиража, однако, было распродано всего 900 экземпляров, и издательство решило эту книгу не переиздавать.

«Алхимик» Пауло Коэльо

В июне 1988 года, когда «Алхимик» готовился к выходу, «Дневник мага» преодолел рубеж 40 тысяч экземпляров и девятнадцать недель подряд держался в списке национальных бестселлеров. Пренебрежительное равнодушие, с которым к нему относились гранды бразильской прессы, исчезло, что придавало особый, неповторимый вкус победе, одержанной и самой книгой и той партизанской войной, что вели Пауло, Кристина продвигая «Мага». В отношении «Алхимика» применили ту же тактику, что оказалась столь плодотворной с «Магом»: супруги раздавали рекламные листовки у дверей кино, театров, баров, посещали книжные магазины и оставляли продавцам экземпляры с автографом.

Из мира звукозаписи Пауло позаимствовал и привнес в мир литературы предосудительную практику так называемой «джинсы», то есть заранее проплаченных репортажей или сюжетов, лестно отзывающихся о том или ином диске (здесь — книге). Можно отыскать следы «джинсы» в сохранившихся в архиве писателя материалах, выходивших в эфир на «Пово AM-FM», высокорейтинговой радиостанции города Форталезы (штат Сеара). Присылавшиеся ему сводки доказывают, что всю вторую половину июля «Алхимик» был объектом «комментариев свидетелей» (кодированное иносказание, обозначавшее безудержно льстивые похвалы), трижды в день звучавших в эфире в программах Карлоса Аугусто, Ренана Франсы и Роналдо Сезара, в ту пору наиболее популярных ведущих.

Пауло Коэльо и его жена Кристина ясно понимали, что на войне все средства хороши. От посылки экземпляров с дарственными надписями «тузам и шишкам» бразильских СМИ — до чтения бесконечных лекций. Подобно миссионеру он в любое время дня и ночи был готов говорить на любую из восьми отработанных тем, которые сам предлагал: «Священные пути древности», «Пробуждение магов», «Обряды и ритуалы R.A.M.», «Философия и практика оккультных обрядов», «Эзотерическая традиция и практики R.A.M.», «Магия и могущество» и т. д. По окончании лекции слушатели имели возможность получить экземпляры «Алхимика» и «Мага» с автографом. Заполнять зал труда не составляло. Судя по ежедневнику Пауло, он выступал не только в таких респектабельных аудиториях, как Национальный театр (Бразилиа) и на факультетах университета Кандидо Мендеса (Рио-де-Жанейро), но и в маленьких отелях-фазендах в провинциальных городках штата Гойас и даже в частных домах. Плоды этой кампании, однако, проявлялись не сразу, и цифры продаж росли медленно. Через шесть недель после выхода было реализовано всего несколько тысяч экземпляров — это настоящее чудо для такой страны, как Бразилия, и в то же время ничтожно мало по сравнению с тем, как расходился «Дневник мага», а главное — с надеждами, которые возлагал на свою вторую книгу автор.

«Продажи до сих пор не достигли и 10 % запланированного объема. Я считаю, что успех зависит от чуда. Целый день сижу у телефона, а он молчит. О Господи! Почему не позвонит какой-нибудь журналист и не скажет, что ему понравилась моя книга? Моя работа для меня важнее, чем мои мании, слова и чувства. Ради нее я унижаюсь, прошу, надеюсь и отчаиваюсь» — писал в своем дневнике Коэльо.

Но Пауло не отказался от своей мечты. Он обратился в более крупное издательство «Рокко», которое заинтересовалось его трудом. Первое издание, выпущенное «Рокко», в считанные дни испарилось с прилавков книжных магазинов, автор же — невиданное дотоле дело — попал сразу в два списка бестселлеров: с «Дневником мага» — в «нон-фикшн», с «Алхимиком» — в разряд «художественная литература». С той поры объем продаж будет только возрастать.

Неудивительно, что те, кто возделывал скудную ниву бразильского книжного бизнеса, заинтересовались автором, который всего двумя названиями сумел достичь полумиллионной отметки проданных экземпляров. Под олимпийски бесстрастным присмотром СМИ люди сметали книги с прилавков, тысячами собирались по всей стране слушать автора — и вовсе не затем, чтобы перед ними переливали из пустого в порожнее. Создавалось впечатление, что читатели хотели приобщиться к духовным поискам, о которых автор рассказал в своих книгах. Лекции — или «встречи с читателями», — устраиваемые Коэльо, пользовались огромным успехом, народ на них в буквальном смысле ломился, и нередки бывали эпизоды, подобные тому, что произошел в столичном университете Мартинса Пены, когда устроители вечера вынуждены были вывести наружу динамики для тех, кому не хватило места в аудитории, рассчитанной на две тысячи человек. Интервью, которое Пауло дал журналистке Маре Режеа с канала «Радио насьонал де Бразилиа», пришлось повторить трижды по просьбе тех, кто желал в течение полутора часов слушать про алхимию и мистицизм. И так было по всей стране. В городе Бело-Оризонте трехсотпятидесятиместный зал в «Банко де Дезенволвименто де Минас-Жерайс» не смог вместить тысячную аудиторию, так что молодой Афонсо Боржес, организатор лекции, должен был поставить в разных концах здания теле мониторы, чтобы никто не лишился возможности послушать слова мага.

Пресса же, очнувшись от спячки, впала в растерянность, ибо не знала, как объяснить такой лавинообразный успех. Не решаясь судить о собственно литературных достоинствах обеих книг, журналисты предпочли расценить его как преходящий маркетологический феномен. По почти единодушному мнению, писатель Пауло Коэльо просто вошел в моду, «попал в струю», подобно тому, как в свое время это случилось с твистом или с автором рок-текстов Пауло Коэльо и его Альтернативным обществом. Два года назад в газете «Глобо» его назвали «Кастанедой с Копакабаны», после чего СМИ практически позабыли о его существовании. Лишь когда его книги вышли на первые места в списках бестселлеров, а газета «Эстадо де Сан-Пауло» обнаружила, что «Дневник мага» и «Алхимик» разошлись более чем полумиллионным тиражом, критики осознали: два года не просто стабильного, но и нарастающего успеха — слишком много для модного поветрия.

«Алхимик» до сих пор остаётся самой продаваемой книгой в истории Бразилии и даже упомянут в Книге рекордов Гиннеса. В 2002 году португальский «Журнал де Летрас», авторитетное издание в области местной литературы и литературного рынка, объявил о том, что количество проданных экземпляров «Алхимика» превышает количество проданных экземпляров любой другой книги, написанной на португальском за всю историю развития этого языка.

Всемирный успех Пауло Коэльо

В сентябре 1993 года «Алхимик» возглавил список бестселлеров Австралии. «Сидней Морнинг Геральд» заявил: «Это книга года. Очаровательный пример безграничного изящества и философской глубины». В апреле 1994 года «Алхимик» вышел во Франции («Анн Карьер Эдисьон»). В прессе он получил великолепные отзывы, а читающая публика приняла книгу с восторгом. Так «Алхимик» начал восхождение по списку бестселлеров. За два дня до Рождества Анн Карьер писала Монике: «Посылаю вам в подарок список бестселлеров из Франции. Мы на первом месте!» В каждом французском списке эта книга находилась на первом месте, где и продержалась пять лет. С тех пор каждый из шести романов Коэльо, переведённых на французский язык, успел возглавить списки бестселлеров, удерживая позиции на протяжении нескольких месяцев. Однажды три романа одновременно возглавляли лучшую десятку.

После такого феноменального успеха во Франции книги Пауло Коэльо перестали быть чисто литературным явлением и, заручившись поддержкой Европы, начали свое триумфальное шествие по всему миру.

Если для человечества авторитет Пауло Коэльо, был уже непререкаем, то отношение к нему бразильской критики доказывало справедливость язвительного афоризма, пущенного композитором Томом Жобимом: «У нас в Бразилии чужой успех воспринимается как личное оскорбление — что-то вроде пощечины». Критики продолжали изощряться в колкостях. Успех французского «Алхимика» только подхлестнул их пыл. «Прежде мои недоброжелатели могли сделать клеветнический вывод о том, будто все бразильцы — ослы, раз они меня читают, — заявил Коэльо журналисту Наполеону Сабадо из «Эстадо де Сан-Пауло». — Ныне, когда мои книги с успехом продаются за границей, трудно перенести это огульное высказывание и на всех остальных». Оказалось, что вовсе не трудно. Для критика Силвиано Сантьяго, доктора литературоведения из Сорбонны, то обстоятельство, что книги Коэльо стали бестселлерами в такой стране, как Франция, ровным счетом ничего не значило. «Пора прояснить природу успеха, которого он добился во Франции, — сказал он в журнале «Вежа». — Широкая читающая публика в этой стране в массе своей столь же незатейлива и примитивна, как и во всякой другой». Некоторые критики даже не дали себе труда открыть книги Пауло, прежде чем осудить их. «Не читал, но мне не понравилось», — вынес свой вердикт Дави Арригуччи-младший, влиятельный критик и преподаватель литературы из университета Сан-Пауло. Тем временем зубодробительные отзывы не оказывали ни малейшего воздействия на бразильских читателей и еще менее — на иностранных. Скорее наоборот. Если судить по цифрам, армия поклонников Коэльо росла в той же пропорции, что и ярость критиков.

До публикации в США «Алхимик» выходил в небольших испанских и португальских издательствах. В Испании книга не входила в список бестселлеров до 1995 г. Семь лет спустя Издательская гильдия Испании написала, что «Алхимик» стала лучшей продаваемой книгой 2001 года в Испании. В 2002 году испанское издательство подготовило беспрецедентный выпуск собрания сочинений Пауло Коэльо. В Португалии, где разошлось более миллиона экземпляров его книг, Коэльо также считается самым продаваемым автором.

В 1995 году «Алхимик» был опубликован в Италии («Бомпьяни») и тут же занял первую позицию в списке бестселлеров. В следующем году Пауло Коэльо был удостоен двух престижных итальянских премий — «Супер Гринцане Кавур» и «Флаиано Интернешнл».

В 1996 году «Эдиториал Обжетива» получила права на книгу «Пятая гора», заплатив аванс в миллион долларов — самый крупный из всех, что когда-либо получали бразильские авторы. В том же году Пауло был удостоен звания «Chevalier des Artes et des Lettres», а Филипп Дуст-Блази, министр культуры Франции, заявил: «Вы стали алхимиком для миллионов читателей. Ваши книги творят благо: они побуждают нас мечтать и ведут на поиски духовной истины». В том же 1996 году Коэльо был назначен особым советником программы ЮНЕСКО «Духовные точки соприкосновения и межкультурные диалоги».

В том же году «Алхимик» был опубликован и в Германии («Диогенес»). В 2002 году издание в твёрдой обложке побило все рекорды, продержавшись более шести лет в списке бестселлеров журнала «Дер Шпигель».

В 1997 году на Франкфуртской книжной ярмарке его издатели вместе с представителями «Диогенес» и «Сан-Хорди» устроили вечеринку в честь Пауло и в честь предстоявшей тогда же международной публикации «Пятой горы». Это произошло в марте 1998 года, и главные торжества проходили в Париже. Пауло привел в восхищение его успех в Книжном салоне («Салон дю Ливр»), где он подписывал свои книги на протяжении семи с лишним часов. Его французский издатель, Анн Карьер, организовала в его честь ужин в музее Лувр. Этот ужин посетили несколько сотен знаменитостей и журналистов.

В 1997 году Коэльо опубликовал свою очередную книгу — «Учебник воина света», собрание философских мыслей, помогающих нам открыть воина света в самих себе. Миллионы читателей оценили эту книгу по достоинству. Это была первая книга Коэльо, вышедшая сначала за границей, а потом уже в Бразилии. Она родилась благодаря итальянской издательнице Элизабете Сгарби из Бомпиани. Воодушевленная успехом, который Пауло снискал у нее на родине, издательница связалась с Моникой, чтобы узнать, нет ли у Пауло чего-нибудь неопубликованного для составленной ею серии «Ассаджи» («Пробы»), Коэльо же уже давно вынашивал идею объединить в одной книге размышления и заметки, которые делал на протяжении многих лет, — так что предложение поступило очень своевременно.

В книге «Вероника решает умереть», опубликованной в 1998 году, Коэльо возвращается к повествовательной манере. Этот роман получил прекрасные отзывы. Автор, всегда добивающийся, чтобы его книги были как можно более доступны для читателей, решил на этот раз изменить тактику выпуска новинки. Издательство «Обжетива» по настоянию Коэльо вдвое сократило расходы на рекламу «Пятой горы», и эта мера позволила урезать цену на экземпляр в твердой обложке на 25 %. Следующим шагом к популяризации его произведений стал контракт с сетью супермаркетов «Каррефур», включившей «Веронику…» в пакет своих предложений к празднику «Дня нации».

В январе 2000 года Умберто Эко в интервью для «Фокуса» сказал: «Мне нравится последний роман Коэльо. Он и в самом деле производит на меня глубокое впечатление». Шинед О’Коннор в интервью «Айриш Сандей Индепендент» заметила: «Самая невероятная книга, какую я когда-либо читала, — это «Вероника решает умереть».

Осенью 1998 года Пауло совершил турне по Азии и странам Восточной Европы, начав его в Стамбуле, проехав на Восточном экспрессе через Болгарию и завершив свой путь в Риге. Журнал «Лире» (март 1999 г.) объявил его вторым из самых продаваемых авторов 1998 года во всём мире.

В 1999 году Коэльо был удостоен престижной награды «Кристал эуорд». Как было сказано на Международном экономическом форуме, «Пауло объединил такие разные культуры силой слова, чем и заслужил эту награду». С 1998 года и по сей день Пауло остается почетным членом Международного экономического форума. В 1999 году Французское правительство удостоило его звания кавалера Национального ордена Почётного легиона. В 2000 году его избрали в члены правления Швабского фонда социального предпринимательства.

В том же году Пауло принял участие в книжной ярмарке в Буэнос-Айресе, где демонстрировал книгу «Вероника решает умереть». Посетители отреагировали на неожиданное присутствие Пауло в высшей степени эмоционально. Все средства массовой информации согласились, что никто из других авторов не может собрать столь многочисленную публику. «Коллеги, работающие на книжной ярмарке на протяжении последних 25 лет, утверждают, что не видели ничего подобного, даже когда был жив Борхес. Это исключительный случай. Не думаю, что когда-либо увижу, как другой писатель вызовет подобную реакцию. Невозможно описать в словах то восхищение, какое Пауло пробуждает в людях», — говорила Лидия Мария из V & R. Однажды очередь из желающих получить автограф выстроилась за четыре часа до назначенного времени, и распорядители ярмарки согласились продлить рабочий день, чтобы никто не ушёл разочарованным.

На вопрос о популярности и о том является ли она неотъемлемая спутницей гения, Пауло отвечает: «В современном мире легко дать определение понятию «популярность», однако гораздо сложнее определить, кто такой «гений». Для меня гений — это человек, взявший себе в союзники чуткое сердце и здравый смысл. Я бы привел в качестве примера гениальность Манделы и Ганди. Их знает весь мир, но я не уверен, что лавры всегда достаются тому, кто этого больше всего заслуживает. К счастью, мы узнаем имена многих великих людей. Однако многие другие делают свою работу в тени и именно они, как мне кажется, являются настоящими воинами света.»

В марте 2000 года, сдав в издательство «Обжетива» роман «Дьявол и сеньорита Прим», Коэльо улетел в Париж, где набирала обороты рекламная кампания, приуроченная к выходу «Вероники…» в переводе на французский. Однажды в понедельник, в пепельно-серое промозглое утро, его внимание, как и внимание миллионов парижан и приезжих на улицах французской столицы, привлекли автобусы маршрута 87, на бортах которых Пауло на голубоватом фоне увидел собственное лицо крупным планом и сообщение о том, что «Вероника…» поступила во все книжные магазины города. Автобусы, украшенные такой рекламой, выехали с востока, с Пор-де-Рёйи, пересекли весь город, проделав около тридцати километров по самым оживленным местам Парижа — Лионский вокзал, площадь Бастилии, Сен-Жермен-де-Пре, — и завершили путь в финальной точке, на Марсовом Поле. Подобная рекламная акция прошла в тот день и в четырнадцати других французских городах. Тем не менее ожидаемых результатов PR-усилия на этот раз не принесли. Французам, вероятно, не понравилось, что книгу рекламируют как новый сорт мыла или зубную пасту, и продажи «Вероники…» оказались ниже ожидаемых, не достигнут уровня предыдущих книг, несмотря на то, что средства были вложены более значительные. Пресса, впрочем, приняла новинку тепло, а консервативная и основательная «Фигаро», пользующаяся репутацией влиятельнейшей газеты в стране, в своих оценках ничем не отличалась от бойкого «Экспресс». Одновременно — но тоже без прежнего ажиотажа — роман начал поступать в книжные магазины Тайваня, Японии, Китая, Индонезии, Таиланда и Соединенных Штатов.

В мае 2000 г. Пауло приехал Иран и стал первым с 1979 года немусульманским писателем, посетившим страну в рамках официального визита. Его пригласил Международный центр диалога между цивилизациями. Подсчитано, что до этого визита уже были распроданы миллионы пиратских копий его книг (Иран никогда не подписывал международных соглашений по авторским правам). Пауло Коэльо стал также и первым немусульманским писателем, получившим гонорар за издания своих книг в этой стране. До этого он и надеяться не мог на столь теплый прием и широкое признание в стране, так непохожей на страны Запада. Послушать его и подписать книги пришли тысячи иранских читателей. Но уже в 2011 году в Иране без объяснения причин запретили публиковать любые книги популярного бразильского писателя.

По данным писателя, за 12 лет, которые его книги публикуются в Иране, было продано 6 миллионов копий. Он подчеркнул, что его книги выходили при разных правительствах в стране, и что нынешний запрет можно объяснить лишь недоразумением. В то же время Коэльо обратился за поддержкой к правительству Бразилии. С осуждением произошедшего тогда выступило министерство культуры страны.

В сентябре 2000 года книга «Дьявол и синьорита Прим» была опубликована одновременно в Италии («Бомпьяни»), Португалии («Пергаминьо») и Бразилии («Обжектива»). В дни выхода первого тиража Пауло в своём доме в Рио-де-Жанейро давал десятки интервью международным средствам массовой информации. В 2001 году книга продолжала публиковаться по всему миру и вошла в списки бестселлеров на тридцати языках, на которые была переведена к тому времени.

В это же время впервые было публично объявлено о существовании института Пауло Коэльо, который он вместе со своей женой, Кристиной Оитисией, основал еще в 1996 году. Коэльо говорит, что ему хватит денег на три инкарнации. Он зарабатывает столько, что решил каждый год жертвовать по четыреста тысяч долларов из своих авторских гонораров в фонд института, который помогает беспризорным детям в самых жалких трущобах Рио, самым беззащитным старикам. Он спонсирует переводы бразильских классиков на другие языки, исследования по палеонтологии столь любимой им Бразилии, которую Коэльо считает самой удивительной страной в мире. Ибо в ней — как он говорит — нет разделения на мирское и священное и никто не стесняется верить в духовное начало.

В 2001 году Пауло был удостоен БАМБИ, самой старой и наиболее почётной награды Германии. Согласно мнению жюри, убеждение автора в том, что каждому человеку предназначено стать «воином света» в этом темном мире, содержит глубокий гуманистический смысл, который приобрел особо трагическое звучание в связи с событиями того года.

В том же 2001 году Пауло впервые посетил Колумбию и принял участие в книжной ярмарке Боготы. Тысячи поклонников, ожидавшие прибытия своего кумира, приветствовали его так бурно, словно перед ними предстала какая-нибудь звезда поп-музыки. Пауло призывал к спокойствию и терпению, обещая подписать все книги. Всего за пять часов было подписано и продано 4000 экземпляров.

«Глобализация» литературного успеха способствовала проникновению Коэльо в самый высший круг международной элиты. Начиная с 1998 года он неизменно участвовал во Всемирном экономическом форуме, впервые организованном в 1971 году в швейцарском городе Давосе, куда ежегодно съезжались мировые знаменитости из мира политики (с 2000 года Пауло по приглашению учредителя стал членом фонда Шваба). Главный гость Давосского форума-2000, американский президент Билл Клинтон, за несколько месяцев до этого на лужайке Белого дома, где приземлился его вертолет, сфотографировался с томиком «Алхимика» в руках. Узнав, что и бразилец тоже в Давосе, Клинтон сделал первый шаг к знакомству: «Эту книгу дала мне моя дочь Челси, — сказал президент, — она просто заставила меня прочесть „Алхимика“. И мне так понравилось, что я дал ее Хиллари». Встреча завершилась приглашением «с открытой датой». Спустя семь лет, в 2007 году, по просьбе предвыборного штаба Хиллари Клинтон Пауло напишет обращение в поддержку ее кандидатуры на пост президента США. Давос и до, и после этого давал ему возможность лично познакомиться с самыми именитыми своими читателями — бывшим премьер-министром Израиля, лауреатом Нобелевской премии мира Шимоном Пересом, голливудской кинозвездой Шарон Стоун, итальянским писателем Умберто Эко, предпринимателями Биллом Гейтсом и Ричардом Брэнсоном, палестинским лидером Ясиром Арафатом и германским канцлером Герхардом Шредером (Коэльо знаком и с нынешним канцлером Ангелой Меркель).

В сентябре Коэльо посетил книжный магазин «Бордерс» в Лондоне, где также подписывал свои книги. По словам распорядителя, Финна Лоуренса, церемония подписания «Дьявола и синьориты Прим» («ХарперКоллинз») «несомненно стала крупнейшим событием года». Ее посетили жители всех пяти континентов — гости из Японии, Пакистана, Анголы, Америки и всех европейских стран. В ноябре Коэльо отправился в Мексику, где его часами ожидали тысячи читателей на книжной ярмарке в Гвадалахаре.

В начале 2002 года Пауло впервые приехал в Китай, где посетил Шанхай, Пекин и Нанкин, приняв участие в различных мероприятиях, в том числе раздаче подписей и встречах с читателями.

25 июля 2002 года Пауло Коэльо стал членом Бразильской литературной академии (ABL). По общему согласию ему предоставили кресло номер 21. Цель этой академии, штаб-квартира которой находится в Рио-де-Жанейро, — сохранение бразильской культуры и языка. Сразу же после избрания Пауло получил более трёх тысяч посланий от читателей и стал главным объектом новостей по всей стране. Когда писатель выходил в тот день на улицу, поклонники, собравшиеся у дверей его дома, встретили его аплодисментами.


Несмотря на горячее признание со стороны миллионов, Коэльо порой подвергался нападкам со стороны некоторых литературных критиков, потому избрание в члены Академии и стало таким важным общественным событием.

В октябре 2002 года Пауло получил награду Planetary Arts (Планетарных искусств) Будапештского клуба во Франкфурте, где в его честь бывший президент США Билл Клинтон произнёс хвалебную речь.

Пауло всегда рассчитывал на чистосердечную поддержку со стороны своих издателей. Тем не менее, его успех не ограничен литературной сферой, но затрагивает также другие культурные и социальные области.

Драматический и поэтический потенциал его творчества оценили многие театральные коллективы. «Алхимик», например, был поставлен на сценах всех пяти континентов в различных театральных формах — в музыкальных и танцевальных театрах, в театре марионеток, в виде оперы и художественного чтения со сцены. В конечном итоге книга дошла и до Бродвея, где из неё сделали мюзикл. Другие книги Коэльо, такие как «Вероника решает умереть», «У реки Пьедра я сидела и плакала», «Дьявол и синьорита Прим», также привлекли внимание драматургов.

Ложка дегтя в бочке меда

Несмотря на весь этот успех, многие бразильские критики считают его незначительным писателем, чьи работы слишком просты. Некоторые из них также называют его работы «коммерческими» и ориентированными на рынок. Его избрание в Литературную академию Бразилии оспаривается многими бразильцами.

Известная российская телеведущая и сценарист Авдотья Смирнова сказала о нём следующее: «Раздражение, которое Коэльо вызывает у любого мало-мальски литературно искушенного читателя, объясняется прежде всего его необычайной серьезностью, гусиной какой-то важностью — скука смертная, на весь роман ни одной шутки, ни одной улыбки, ни одной остроты. Я имею в виду не хиханьки-хаханьки, остроты в литературе бывают какие угодно — фонетические, философские, выворачивающие идиомы; но вот так, без единой даже тени жонглирования, без малейшего артистизма, без намёка на игру ума, так настоящая литература не случается. Между тем именно эта серьёзность и делает Коэльо таким популярным писателем».

На все упреки критиков Коэльо отвечает так: «Мне не сложно излагать свои чувства в письменном виде. Я пытаюсь писать кратко и не отступать от сути. Именно так, как любят читатели и ненавидят критики. Они хотят более сложные книги».

И вообще Коэльо не считает, что открывает что-то новое в своих произведениях: «В жизни есть только четыре сюжета: история любви между мужчиной и женщиной, между тремя людьми, борьба за власть и путешествия. Все мои книги основаны на этих сюжетах. В каком-то смысле, все писатели рассказывают истории, которые когда-то уже были рассказаны».

Пауло Коэльо в России

В сентябре 2002 году Пауло произвел настоящую сенсацию, отправившись в Россию с пятью своими книгами, которые одновременно попали в список местных бестселлеров: «Дьявол и синьорита Прим» (номер первый), за которым следовали «Алхимик», «Книга Воина Света», «Вероника решает умереть» и «Пятая гора» (издательство «София»). Всего лишь за две недели в России было продано свыше 250 000 экземпляров его книг, а за год — в общей сложности более миллиона. По словам коммерческого директора сети MДK, церемония подписания книг здесь приобрела самый широкий масштаб: «Мы никогда не видели, чтобы столько читателей приходили для того, чтобы их любимый автор оставил на книгах свою подпись. Мы провели множество мероприятий в нашем книжном магазине. Прежде нас посещали такие влиятельные гости, как экс-президенты Ельцин и Горбачёв и даже ныне действующий президент Путин, но столько посетителей у нас не собиралось никогда. Это было поистине невероятное событие. Пришлось даже отказывать сотням читателей, пытавшихся присоединиться к огромной толпе».

«Путешествие по Транссибирской магистрали стало одним из поворотных пунктов в моей жизни. Я счастлив, что мне довелось побывать в Сибири и познакомиться с читателями, с которыми иначе я никогда бы не встретился. Я рад, что снял фильм об этих событиях — его можно посмотреть на портале Youtube».

Помимо книг

Но этим феномен Пауло Коэльо не ограничивается. Наряду с книгами выпущен ряд продуктов, имеющих непосредственное отношение к автору и его творчеству, — таких, как ежедневники, календари, записные книжки, художественные альбомы и даже компьютерные игры «Пилигрим», «Легенда» и «Тайна Аламута» («Арксел-Гильд»), разработанные в сотрудничестве с писателем.

Пауло постоянно поддерживает связь со средствами массовой информации посредством многочисленных интервью, а также статей в газетах и журналах. За несколько лет он написал множество статей и очерков для всех наиболее влиятельных изданий.

В марте 1998 года Коэльо стал вести ежедневную колонку в бразильской газете «О Глобо». Она пользовалась таким успехом среди читателей, что «Сант-Хорди» предложило ему вести колонки и в других международных изданиях. Четыре года спустя они до сих пор публикуются в таких газетах, как мексиканская «Реформа».

Колонки Коэльо регулярно выходили в «Коррьере делла Сера» (Италия), «Эль Семаналь» (Испания), «Та Неа» (Греция), «ТВ-Хёрен + Зеен» и «Велт ам Зоннтаг» (Германия), «Анна» (Эстония), «Зверцадло» (Польша), «Эль Универсо» (Эквадор), «Эль Насьональ» (Венесуэла), «Эль Эспектадор» (Колумбия), «Чайна Таймс Дейли» (Тайвань) и многих других периодических изданиях.

Коэльо слегка похож на престарелого рок-певца. Он носит черные футболки и джинсы. «Меньше шансов, что они испортятся в отельных прачечных», — отвечает писатель на вопросы журналистов об одежде.

На досуге Коэльо любит читать, путешествовать, компьютеры, играть в футбол, прогулки, часто общается со своими фанатами, занимается музыкой и Kyudo (своего рода медитативная стрельба из лука). Каждое утро он просыпается рано и после двухчасовой прогулки выпускает 24 стрелы, используя один из своих трех луков.

Секреты успеха Пауло Коэльо

Формулу успеха и удачи Пауло Коэльо можно вывести, если внимательно прочесть все его высказывания, которые писатель когда-либо произносил, отвечая на вопросы журналистов, публиковал в своих блогах и газетных колонках, а также в авторских статьях, напечатанных во многих популярных изданиях.

«Каждый человек должен хранить внутри себя священный огонь безумия, а вести себя должен как нормальный человек».

«Если мы будем внимательны к знакам, которые посылает нам судьба, и будем следовать им, то чего бы мы ни пожелали — любви, денег, вдохновения, успеха, обязательно сможем достигнуть».

Эти простые правила позволили Коэльо заполучить огромную армию поклонников. И курьеры, и принцессы знают его в лицо. Даже во время скандала с Моникой Левински Билла Клинтона сфотографировали с «Алхимиком» в руках. А вот как об этой книге отозвалась Мадонна: «Прекрасная работа о магии, мечтах и сокровищах прямо за порогом». Любая суперзвезда имеет подборку книг Коэльо в своей библиотеке. Джулия Робертс высказала свое мнение в документальном фильме о писателе: «Это как настоящая магия, Пауло пишет просто восхитительно».

Большинство читателей приписывают успех Коэльо возвышенной всепрощающей пантеистической духовности в его книгах. Наугад откройте любую книгу и обязательно наткнетесь на тезисы вроде «все взаимосвязано» или «быть счастливым не грешно». По мнению писателя, каждый день, будь то изменения погоды, случайные совпадения или просто обыденные события, мы сталкиваемся с чудесным. Его сюжеты всеобъемлюще символичны, и, может быть, именно поэтому многие читатели видят в книгах собственное отражение. На самом деле истории некоторых персонажей взяты из реальной жизни: например, в книге «Заир» повествование идет о человеке, от которого ушла жена, после чего он ради самопознания отправляется в путешествие. Прототипом женского персонажа послужила военный корреспондент Кристина Ламб, которая по возвращении из Ирака в 2003 году брала у Коэльо интервью. Возможно, благодаря именно таким знакомствам писатель ежедневно повторяет свою молитву о том, чтобы в последующие 24 часа встретить как можно больше интересных людей.

«Я понятия не имею, почему так популярен. А если узнаю, то потеряю свою магию. Начну писать по формуле. Я лишь знаю, что мои книги греют сердце».

Коэльо обладает гибкостью ума и смотрит на возможные будущие неурядицы со своей традиционной, почти сверхъестественной невозмутимостью — «Проблема большинства людей в том, что они считают все дни однообразными, или их сдерживает страх, боязнь смерти. Мне смерть не страшна. Я видел собственные похороны, я видел, как душа отделилась от тела и взмыла вверх. И я знаю, что мы продолжим существовать. Жизнь после смерти возможна. Я уверен в этом».

Близость с читателями и открытость людям

Коэльо, похоже, совсем не испорчен обретенным богатством. И хотя книги принесли ему немалое состояние — апартаменты в шестом районе Парижа с импровизированным тиром для стрельбы из лука, переделанная в жилой дом мельница во французских Пиренеях и домик на пляже Копакабаны, — Пауло остался простодушно открытым, доступным и гордится близостью с читателями.

«Я интернет-наркоман. Каждый день на мою электронную почту приходит по 1 тысяче писем, я специально нанял четырех человек, чтобы отвечать на них. Плюс есть еще мои форумы, блог. Обожаю всем этим заниматься. Я не хожу на тусовки, коктейльные вечеринки или званые ужины. Ненавижу казаться умником. Люди знают, что всегда могут со мной связаться».

Как он реагирует на людей, которые убеждены, что он может вылечить мир или по крайней мере их собственный мир? Как насчет женщины, которая пришла к нему домой и заявила, что космический спутник приказал ей покончить с жизнью прямо перед писателем?

«Конечно, неожиданные визиты случаются. Я бы сказал, что один из каждой сотни читателей реагирует так экстремально. Той женщине я порекомендовал пойти в Сантьяго (сюжет «Дневника мага»), и однажды она позвонила мне и сказала, что передумала себя убивать».

Пауло Коэльо открыт для общения, он рад каждому человеку, с которым имеет возможность поговорить: «Путь всегда преображает человека. А встречи, которые происходят в дороге (Пауло Коэльо обожает путешествовать — «Советы путешественникам от Пауло Коэльо»), не случайны. И понимание смысла этих, казалось бы, ничего не значащих встреч наступит позже, как и понимание сущности нашего пути. Мы все поймем потом, а пока надо идти вперед».

June 23, 2018
by @vitrolis
0
120

Элвис Пресли

История Элвиса Пресли

Король рок-н-ролла никогда не был принцем: Элвис Пресли родился 8 января 1935 года в очень бедной семье. Его мать, Глэдис, была старшей дочерью многодетного фермера-арендатора и его больной туберкулезом жены. Отец Элвиса Вернон окончил восемь классов и работал, в зависимости от обстоятельств, водителем грузовика, разнорабочим, маляром.

Элвис был младшим из двоих близнецов: Джесси Гарон Пресли родился на 35 минут раньше брата, мертвым. У Элвиса были хорошие отношения с обоими родителями, мать он просто обожал. Пресли были прихожанами протестантской церкви: именно там Элвис впервые услышал пение и полюбил его. Говорят, что дети смешанных кровей самые талантливые. Элвис подтверждал эту гипотезу: его мать была полушотландка, полуирландка, в роду у нее были также французы, евреи и индейцы-чероки. У его отца были шотландские и немецкие корни.

Вернон мало зарабатывал, поэтому Глэдис тоже приходилось браться за любую работу — быть официанткой, сиделкой, швеей. Порой им помогала удержаться на плаву помощь друзей и государственные пособия.

В 1938 году Вернона осудили за подделку чека на восемь месяцев тюрьмы. Семья потеряла не только кормильца, но и домик, который он построил к рождению ребенка. Миссис Пресли с малышом переехала к родственникам. Некоторые биографы пишут, что в это время она начала выпивать, но так ли это, доподлинно не известно.

В сентябре 1941 года Пресли поступил в первый класс и стал весьма средним (по словам преподавателей) учеником обычной средней школы. А вот пел Элвис хорошо. В школьные годы состоялось и первое публичное выступление будущего кумира: на ярмарочном конкурсе одетый ковбоем десятилетний Пресли, встав на стул (чтобы дотянуться до микрофона), исполнил трогательную песню о старой собаке. И занял… пятое место. А через несколько месяцев дядя подарил ему на день рождения гитару. Мальчик-то, правда, хотел велосипед или винтовку, но пришлось осваивать музыкальный инструмент.

Город Элвиса

В 1948-м семья переехала в штат Теннесси, в город, который сегодня многие называют городом Элвиса и в который со всего мира съезжаются на паломничество поклонники короля рок-н-ролла. Словом, в Мемфис. Почти год они не могли как следует обустроиться, скитаясь в поисках жилья, потом получили квартиру в государственном доме.

Элвис доучивался в новой школе, где его музыкальные способности оценивали не слишком высоко: учительница музыки полагала, что у него нет данных. В знак протеста Элвис принес в школу гитару и попытался сразить ее одним из тогдашних хитов. Впрочем, классной даме все равно не понравилось.


Тем не менее Элвис продолжил с энтузиазмом осваивать игру на гитаре (формального музыкального образования он, надо сказать, так никогда и не получил). Они с товарищами (в том числе двумя будущими «пионерами» рокабилли братьями Бернет) создали музыкальную группу школьного масштаба. Кроме того, Пресли с успехом выступил на школьном конкурсе талантов.

В будущем Элвис собирался стать полицейским, а пока, окончив школу, устроился водителем грузовика. Но мечтал о музыке.


Что было дальше, известно всем любителям рок-н-ролла: в августе 1953 года Элвис Пресли пришел в маленькую местную студию звукозаписи «Сан»: в подобных местах любой желающий за деньги мог записать пластинку (не обязательно музыкальную, это могли быть стихи, поздравительная речь или лай любимой собаки). Но главной задачей «Сан» была все же работа с начинающими профессионалами. Элвис решил сделать двустороннюю запись, по одной песне на каждую сторону маленькой пластинки. Позже в разных интервью он по-разному объяснял свое желание записаться. Иногда он говорил, что это должен был быть подарок на день рождения его маме: маму он обожал, но вот день рождения у нее весной; с другой стороны, можно же подготовить что-то дорогому человеку в подарок заранее или попозже? В других случаях признавался, что ему просто было интересно, как звучит его голос. Правда, в соседнем универсальном магазине была гораздо более дешевая любительская звукозапись, больше подходившая небогатому пареньку. Биографы предполагали: Элвис надеялся, что его заметят. Ну и правильно сделал! Под лежачий камень вода не течет, будь ты хоть Элвис Пресли.

Глава студии Сэм Филлипс отметил талантливого молодого человека и попросил свою единственную сотрудницу Мэрион Кэйскер записать его адрес и телефон. Впрочем, до первых серьезных успехов было еще далеко, хотя эта попытка Элвиса быть замеченным в мире профессиональных музыкантов была не единственной. В течение следующего года Пресли пытался поступить в местный квартет, но его не приняли: сказали, нет слуха. Следующим ему отказал Эдди Бонд, солист одной популярной мемфисской группы, и посоветовал продолжать водить грузовик: «Отличное занятие, парень, а как у музыканта у тебя ничего не получится, данные не те».

«Элвис Пресли — это рок-н-ролльный мостик между белыми и черными…» — сказал музыкант-афроамериканец Рэнди Джексон. В самом деле, до Элвиса музыка делилась на «белую» и «черную», он же изменил музыкальные критерии: после Элвиса музыка стала популярной или нет, классной или никому не интересной.

Элвис Пресли, живший в окружении чернокожих соседей и слушавший местные радиостанции «для черных», обожал их музыку — госпелы, ритм-энд-блюз. Его будущее творчество сформировалось под влиянием чернокожих композиторов и исполнителей.

Тем временем Сэм Филлипс, тот самый владелец маленькой студии «Сан», искал таланты. У него была мечта «найти белого парня, который мог бы петь черную музыку, как черный». Ну или просто гениального исполнителя. Год спустя после записи первой пластинки Элвиса он вспомнил паренька и решил попробовать его. Надо сказать, что результаты репетиций, которые проходили в стенах студии, отнюдь не поражали воображение. Но Филлипс был доброжелательным человеком с развитой интуицией: он подобрал Элвису двух хороших и терпеливых музыкантов — гитариста Скотти Мура и контрабасиста Билли Блэка и раз за разом слушал, как молодые люди пытаются сыграть что-нибудь интересное. Получилось только на шестой или седьмой раз (надо сказать, что Филлипс собирался продолжать репетиции, если и в этот раз ничего не выйдет). Под конец неудачной встречи, когда все уже собирались расходиться по домам, Элвис в необычной манере исполнил блюзовую песню «Все в порядке». Скотти Мур вспоминал: «Внезапно Элвис просто стал петь песню, прыгать вокруг и дурачиться, а Билл взял контрабас и присоединился к его дуракавалянию. Я стал играть вместе с ними. У Сэма была открыта дверь в аппаратную, он высунулся и спросил: «Что вы делаете?» — мы ответили: «Мы не знаем». Филлипс же наконец услышал именно то, что искал все это время. Он велел ребятам сосредоточиться и повторить «не знаем что» под запись».


Уже через пару дней «Все в порядке» прозвучала в популярном местном музыкальном шоу по радио. Слушатели живо отреагировали: интерес публики был так высок, что диджей повторял песню в течение почти двух часов. Сбылась мечта одновременно Сэма Филлипса и Элвиса Пресли: один хотел петь, другой — открыть звезду.

Элвис, Мур и Блэк вскоре выпустили пластинку где «Все в порядке» была на одной стороне, «Голубая луна Кентукки» — на другой. И решились на первый клубный концерт втроем 17 июля 1954 года. Говорят, что знаменитая танцевальная манера Элвиса родилась из подобия нервных судорог от страха перед выступлением. А Блэк сумел под это подстроиться и стал крутить контрабас и даже стучать в него. Воистину, «когда б вы знали, из какого сора…» Но не стоит недооценивать Пресли: он умел замечать, что вызывает реакцию публики, и брать это на вооружение, а его разнузданный танец вызвал шквал восторгов в зале, особенно у юных девушек, которые визжали и кричали так, что порой было не слышно музыкантов.


Когда в группе появился барабанщик (Д. Дж Фонтана), он стал подчеркивать своеобразные движения Пресли особенным приглушенным барабанным ритмом, которому научился, играя в… стрип-клубах.

Во всех исследованиях, посвященных биографии Элвиса Пресли, музыкальные критики и просто ценители его творчества задаются вопросом: «Почему же он стал так популярен?» Ведь его стиль повлиял на всех молодых музыкантов (и просто молодых людей) того времени. Все лучшие диджеи ставили его песни. Без него не было бы ни «Битлз» (по их собственным словам), ни Клиффа Ричарда. Вся современная музыка была бы совершенно другой.

Так в чем же причина стойкого, неистребимого успеха молодого человека, у которого не было ни музыкального образования, ни написанных им самим песен, ни какого-то необыкновенного пиара? Послужила ли его невероятной популярности сексуальность, которую он не боялся демонстрировать на сцене, не становясь при этом развязным? Или просто он был подходящим исполнителем, появившимся в нужное время, совпавшим с социальными тенденциями? Может быть, причиной было качество всех его шоу, действительно всегда замечательно сделанных и совершенно оригинальных? Или тот факт, что Пресли делал необыкновенные кавер-версии песен: именно так менял ритм, манеру исполнения, смешивая стили, что музыкальное произведение словно перерождалось?

Кажется, секрет его успеха заключался в том, что Элвис Пресли весь был в том, что делал: давал ли он концерты, исполнял ли песни в кино — все это он делал от души. Он полностью вкладывался в каждое исполнение. Музыканты, работавшие с ним, вспоминали, что даже репетиционные записи, которые обычно исполняют кое-как, на скорую руку, зная, что их никто и никогда не будет слушать, Элвис пел с большим чувством, полностью выкладываясь.

С июля 1954 года выступления в клубах и на фестивалях становились все чаще, Пресли приглашали не только на местные радиостанции, но и транслировали по всей Америке (правда, во время первого крупного радиовыступления, которое передавали на 28 штатов, у Пресли была паническая атака). Элвис перестал работать водителем и посвятил себя музыке.


Вскоре радиопрограмма «Хай-райт» предложила Пресли годичный контракт на выступления по субботним вечерам (в лучшее эфирное время), а концерты его трио проходили уже в разных штатах.

А потом в творческой жизни Пресли появился полковник Том Паркер — один из лучших промоутеров того времени. Примечательно, что Паркер был «полковником от музыки»: в полковники его произвел бывший кантри-певец, ставший губернатором Луизианы, — Джимми Дэвис. Паркер успешно работал с кантри-звездами, и к одной из них — певцу Хэнку Сноу — Паркер поставил Пресли на разогрев в его музыкальном туре по Америке. Вскоре Пресли уже выступал на телевидении — «Хай-райт» из радиошоу стала телепередачей.

Нельзя сказать, что у Пресли не было трудностей. Мешал и расизм (некоторые станции не ставили песни Пресли, потому что это «музыка для негров»), и то, что новый исполнитель ломал все представления о стиле.

Он был еще не королем, а котом: его прозвище было «хиллбилли кэт» («хил- билли» — это устаревшее название кантри), но уже очень популярным котом. Вскоре Сэм Филлипс продал контракт на права записи песен Пресли фирме RCA Victor за огромную по тем временам сумму. 40 тыс. долларов. Пресли в свои 20 лет считался несовершеннолетним, и контракт за него подписывал отец.

Пресли и Филлипс остались друзьями на всю жизнь. «Год вторжения Элвиса Пресли» — так называли газеты 1956-й. Пластинка молодого музыканта «Отель разбитых сердец» разошлась миллионным тиражом, и сам Элвис стал миллионером — заработал свой первый миллион. Его лицо улыбалось с плакатов, его именем называли детей и животных, преслимания распространялась как пожар: поклонники отрывали не только клочья от его одежды, но и куски его «кадиллака», хорошим трофеем считалась даже пыль с его машины, которую некоторые девушки собирали в носовые платки и прятали у себя в бюстгальтерах. Когда Пресли спросили, как он относится к разорванной в клочья машине, он философски ответил: «Поклонники мне все это купили. Так что пусть рвут».

You’re in the Army Now

Всеамериканская известность не избавила певца от повестки в армию в 1958 году. Наверное, ни у кого ни до, ни после не было таких многолюдных и растиражированных СМИ проводов. Пресли «откосить» не пытался: объявил, что с нетерпением ждет воинской службы, не хочет поблажек и готов исполнить долг перед родиной.


Некоторые говорят, что Пресли в глубине души считал: его музыкальная карьера закончена, публика за два года его забудет. Но вышло иначе: демократичное желание служить наравне со всеми стало отличной рекламной акцией. К тому же его продюсеры запаслись впрок записями еще не изданных песен в его исполнении и потихоньку выпускали их в течение следующих двух лет, и между призывом и дембелем у Пресли вышло 40 хитов! Также RCA выпустило 4 сборника самых популярных старых записей.

Пока Элвис был в армии, у его матери обнаружили гепатит. Богатство и популярность сына были для нее изрядным стрессом, а ее отношения с мужем очень ухудшились — у того появилась другая женщина. Глэдис выпивала, возможно, это тоже сказалось на печени.

Певец получил увольнение и успел увидеться с Глэдис за два дня до ее смерти. Это был самый большой удар в жизни Элвиса: у него не было человека ближе матери. Горе усугублялось тем, что его отец собирался жениться на женщине, с которой завел роман еще при жизни жены. (Этот брак состоялся, но был неудачным, после развода Вернон помирился с сыном.)

Войска союзников еще не были выведены из Германии; именно в немецкую часть был направлен Пресли. Там его сержант впервые предложил ему принимать амфетамины, молодые солдаты не видели в этом ничего особенного: «полезные вещества, помогающие сохранять энергию, сбрасывать вес и набираться сил».

Другая армейская привычка оказалась куда более полезной — в армии Элвис увлекся карате, которым серьезно занимался всю жизнь.

Он старался быть незаметным, но, учитывая его славу, богатство и щедрость (он жертвовал свою зарплату военнослужащего на благотворительность, купил на базу телевизор и приобрел всем сослуживцам дополнительную военную форму), это не слишком удавалось.

Третьим армейским «трофеем» Пресли стало знакомство с единственной женщиной, на которой впоследствии он женился, — Присциллой Болье. Когда Элвис служил, его будущей жене — дочери американского военнослужащего — было всего 14 лет, но певец сразу сказал об этой юной леди: «Она похожа на женщину, которую я искал всю свою жизнь». Они встречались, пока Элвис был в Германии, переписывались и перезванивались, когда он вернулся в США, она приезжала в гости, а в 17 лет переехала в его поместье. Через семь лет после знакомства они поженились, хотя Элвис не был уверен в правильности этого поступка. Он хотел поступить порядочно по отношению к девушке, которую очень молоденькой «выдернул» из семьи, думал, что, кажется, пришла пора для брака…

«Элвис и Я»

Жизнь в постоянном окружении толпы школьных и армейских друзей («мемфисской мафии»), из-за которых никогда нельзя было остаться вдвоем, просто почувствовать себя дома, постоянные поездки, поклонницы с их обожанием, измены — всего этого вполне достаточно, чтобы сделать глубоко несчастной любую жену. Сам Пресли говорил: «Давайте смотреть фактам в лицо. Если человек выставлен на всеобщее обозрение, у него нет личной жизни. Он весь — достояние публики».


После рождения ребенка (беременность была незапланированной) Элвис отказался заниматься любовью с Присциллой. Их дочь Лиза Мария писала впоследствии: «Матери не позавидуешь. Отец не занимался с ней сексом ни разу после моего рождения. У него был такой пунктик — не мог спать с уже рожавшей женщиной. Поэтому после моего появления на свет брак родителей превратился в формальность. И у отца, и у мамы были связи с другими». Они прожили вместе еще пять лет, полных бесплодных надежд на то, что любовь преодолеет проблемы.

Несколько лет спустя Присцилла рассказала мужу о том, что у нее роман, и подала на развод. Расставание с ней стало для Элвиса второй большой потерей в жизни. Он больше не женился, хотя, конечно, у него была масса возможностей.


Подруга главного героя в знаменитой комедийной трилогии «Голый пистолет» — это как раз бывшая жена Элвиса Присцилла Пресли. Она снялась еще в нескольких популярных фильмах и сериалах, продюсировала кинопроекты, открыла собственный бутик и написала книгу «Элвис и я».

Первый уход, первое возвращение: «Я хочу выступать для людей. В этом вся моя жизнь — до последнего вздоха»

После армии Элвис семь лет не давал живых концертов: появились новые кумиры (те же «Битлз»), и Пресли не был уверен, что он еще кому-то интересен. В основном он снимался в кино. Сниматься он начал еще в начале музыкальной карьеры (всего было выпущено около трех десятков фильмов с его участием), но делал это без большой охоты, относясь к Фабрике грез исключительно как к способу заработать деньги. Во-первых, он гораздо больше ценил живые концерты, где был столь желанный ему контакт со зрителями, во- вторых, если уж сниматься, то Пресли хотелось делать это в серьезных фильмах, играть глубокие роли, но в подобные проекты его не приглашали — его прерогативой были однотипные музыкальные мелодрамы.


В 1967 году только две из восьми его песен попали в топ, запись с саундтреком к фильму «Спидвэй» не пользовалась большим успехом.

В телепередачах он не появлялся с 1960 года. Но в 1968-м положение дел изменилось: Элвис вернулся. Он посмотрел, какой популярностью пользуется его друг и ровесник Том Джонс, и решил, что его время отнюдь не прошло. Живые концерты возобновились, на экраны вышел ставший суперпопулярным (самый высокий рейтинг на ТВ, 42% зрительской аудитории) фильм-концерт «Элвис». Зрители увидели обаятельного красавца, который замечательно выглядел в черном кожаном костюме, отлично двигался и по-прежнему имел власть над сердцами.


Это был не «старый добрый», а совершенно новый Элвис: новый музыкальный стиль (певец теперь импровизировал в соуле), новый формат шоу. Прежним осталось только одно — всепоглощающая зрительская любовь. Она снова внесла его в топовые десятки и на высокие места в хит-парадах. Песни его называли шедеврами, концертные залы во всем мире умоляли его хотя бы о разовом выступлении. Когда Паркеру предложили 28 тыс. долларов за неделю выступлений Пресли в Лондоне, полковник ответил: «Да, мне это подойдет! А сколько вы предложите Элвису?» Элвис снова зарабатывал миллионы.

На концертах многотысячные залы аплодировали ему стоя; овации начинались до того, как он брал в руки микрофон, и повторялись после выступления. На пресс-конференции после грандиозного концерта в Лас-Вегасе один из журналистов впервые обратился к Элвису просто «Король».

Внимание «подданных» порой принимало странные формы; Элвис получал огромное количество не только признаний в любви и благодарностей, но и угроз расправы (иногда адресант сообщал, что от потенциальной смертельной опасности можно откупиться, выплатив, скажем, 50 тыс. долларов). Чтобы пресечь шантаж и сберечь всенародного любимца, за Элвисом следило ФБР.

К счастью, обычно проявления американской любви были более приятными, — например, в честь Элвиса назвали улицу в Мемфисе, в 1970 году в Белом доме Король встретился с президентом, патриотично настроенный Пресли разговаривал с Ричардом Никсоном. Они говорили о хиппи, борьбе с наркотиками и других злободневных вещах.

Элвис трижды получил самую престижную музыкальную премию США «Грэмми», поставил до сих пор никем не побитый музыкальный рекорд: 149 его песен попадали в «горячую сотню» хит-парада Billboard. 18 из них заняли первое место.

С 1970 года Пресли добавил к своему имиджу белоснежные сценические костюмы-комбинезоны, ставшие его новой «визитной карточкой» стиля.

У Пресли был не только королевского уровня талант, не только королевская популярность, но и королевская щедрость. И вот эта сторона его жизни относительно мало известна и была тщательно скрыта при его жизни, а ведь Пресли ежегодно жертвовал по тысяче долларов в 50 благотворительных организаций Мемфиса. Кроме того, он давал благотворительные концерты, обеспечил всех дорогих ему людей, часто помогал посторонним. Он дарил друзьям машины, дома, поездки и праздники. Биографы любят вспоминать случай, когда Пресли за один день купил 14 лимузинов, один из которых подарил случайному посетителю автосалона.

Элвис Пресли всегда находил время подбодрить начинающих музыкантов: добрые письма о том, как ему нравится их творчество, получили от него ZZ Тор, Сьюзи Кватро, Тони Орландо и многие другие.

Последний год


После развода у Элвиса неуклонно ухудшалось здоровье. Он презирал наркоманию, считал, что с запрещенными веществами надо сурово бороться, был почетным сотрудником ФБР по борьбе с наркотиками, он боялся алкоголизма (в его семье эта зависимость встречалась). Но при этом у него явно были проблемы с лекарствами. Да, все препараты, которые он принимал, были легальными, их ему выписывали врачи, и певец считал, что просто выполняет их предписания, что нуждается в препаратах, чтобы поддерживать форму, ведь Элвис давал порой 168 концертов в год, с 1969-го по 1977-й он дал около 1100 концертов… И принимал все больше лекарств, одни, чтобы добавить энергии для изматывающей череды выступлений, другие — чтобы успокоиться и суметь уснуть после концертов. Лекарства были нужны, чтобы лечить глаукому, снижать существенный лишний вес, нормализовать артериальное давление и справляться с проблемами с желудком, кишечником и печенью. Лекарства же вредили всем этим органам, подрывали здоровье и вызывали зависимость.

Даже если не учитывать (а не учитывать такое очень трудно), что у Элвиса было две передозировки барбитуратов, после одной из которых он на три дня впал в кому, его физическое и психическое состояние ухудшалось. Так, у него начались приступы параноидальных страхов, он даже надевал под свой знаменитый белый костюм бронежилет.

При этом он, несмотря на советы друзей, не сбавлял темп, не пытался беречь себя, продолжал гастролировать, хотя порой мог стоять на сцене, только держась за микрофонную стойку. Он очень старался тщательно выполнять контракты и договоренности, но порой «проваливал» концерты, потому что не мог встать с постели или был в совершенно ужасном состоянии на сцене. В 1976 году Вернон Пресли уволил телохранителей сына Реда Уэста, Сонни Уэста и Дэвида Хеблера, друживших с Элвисом с 1950 года. Официальная причина — «надо уменьшить расходы», из-под которой выглядывала другая: «парни грубо вели себя с фанатами, и Элвис получал из-за этого слишком много судебных исков». Книга «Элвис: что случилось», рисовавшая Пресли пьяницей, наркоманом, обжорой и развратником, вышедшая за 2 недели до смерти певца, была их местью. Элвис был опустошен этой книгой, предательством старых друзей, теми проблемами, которые могла вызвать эта публикация. Скорее всего, это событие тоже сказалось на его здоровье.

16 августа 1977 года Элвиса нашли лежащим без признаков жизни на полу в ванной. Попытки реанимировать его дома и в больнице не удались.

Но может быть, ничего не кончено?


После какофонии слухов (несчастный случай с лекарствами? умер от передоза? покончил с собой? был убит мафией?) появилась еще одна версия — самая, извините за каламбур, живучая: Элвис жив… Через два часа после официального объявления о смерти певца пассажиры аэропорта Мемфиса (города, все жители которого знали своего земляка в лицо) увидели Элвиса Пресли, покупавшего билеты на рейс в Буэнос-Айрес. Единственный счастливчик, которому удалось получить автограф опаздывающего на самолет певца, был Джон Спаркс: Элвис подписал ему авиабилет. В 1979 году была проведена экспертиза почерка и пять независимых экспертов уверенно заявили, что на билете Спаркса расписался Элвис Пресли и никто иной. Спутники и случайные свидетели встречи Спаркса с Элвисом клянутся, что Спаркс получил автограф после смерти короля рок-н-ролла. Одним из пассажиров, вылетевших тем памятным рейсом на Буэнос-Айрес, был Джон Берроуз. Что в этом такого? Да ничего, если не считать того, что это был любимый псевдоним Пресли для путешествий инкогнито.

Журнал Forbes сообщает, что Элвис продолжает зарабатывать деньги, даже уйдя в мир иной. В 2000 году, например, он заработал более 35 млн. долларов.

Не умер, а что случилось?

О, ответов существует множество. Вот самые известные:

  1. ОН ХОТЕЛ ВЕРНУТЬСЯ. Один раз Пресли со сцены уже уходил. В этот раз он решил как следует подлечиться, без навязчивого внимания прессы, порвать с наркотиками и однажды произвести фурор, «воскреснув». Скрыться ему помог полковник Паркер, который (и вот это не слухи, а грубая правда) был мало того, что никакой не полковник, а еще и никакой не Паркер. Нелегальный голландский иммигрант Андреас Корнелиус ван Куйк (это имя получил Том Паркер при рождении) сумел приобрести когда-то отличные поддельные документы в США. Помог он с этим и Элвису. А что уж там разладилось с возвращением певца, мы не знаем.
  2. УШЕЛ В ЛУЧШИЙ МИР. Элвис инсценировал свою смерть, чтобы порвать с изматывающим шоу-бизнесом и предаться духовному совершенствованию.
  3. РАЗЛУЧЕННЫЕ БЛИЗНЕЦЫ. На самом деле умер не Элвис, а его брат-близнец. Да-да, тот самый всеми забытый Джесси Гарон. Семья Пресли скрывала правду, и кто их осудит? Ведь Джесси провел годы в сумасшедшем доме, а когда скончался, его телом заменили живого Элвиса.
  4. МАФИЯ И ПРАВИТЕЛЬСТВО. Разумеется, обожавший музыку и выступления Пресли не мог отказаться от дела жизни по доброй воле. Но у него просто не было выхода: у Элвиса возникли проблемы с наркомафией, и тут на помощь пришло ФБР, включившее его в программу защиты свидетелей. Пресли сменил имя и внешность и скрылся.
  5. ЭЛВИС НЕ УМЕР, ОН ПРОСТО УЛЕТЕЛ ДОМОЙ. Вы спрашиваете, в чем секрет сумасшедшего успеха Элвиса Пресли? Да в том, что он вовсе не был мальчиком-самородком из американской глубинки. Он был инопланетянином и, когда сказал (точнее, спел) человечеству все, что считал нужным, вернулся на родную планету.

Аргументы в пользу жизни:

  • Пресли очень старался соблюдать контракты, но перед «смертью» повел себя странно: его ожидали гастроли, но он отказался от новых концертных костюмов, хотя они были ему нужны — он ведь прибавил в весе почти 20 килограммов.
  • Он простился со зрителями на последнем концерте: крикнул «Прощайте!», послал воздушный поцелуй, помахал рукой. А обычно просто говорил: «Увидимся на моих следующих гастролях, пока».
  • На могиле певца написано: «Элвис Аарон Пресли», на самом деле его вторым именем было «Арон». «Такую ошибку легко допустить», — возразит скептик. Допустим. Но когда в свидетельстве о рождении Элвиса его среднее имя написали неправильно, Вернон Пресли со всей строгостью потребовал исправления. Нет, тут дело в том, что Элвис из суеверного опасения не захотел, чтобы на могиле стояло его настоящее имя, а отец (разумеется, посвященный в тайну сына) его поддержал. По этой же причине в свидетельстве о смерти написано, что тело покойного весило на 50 кг меньше, чем настоящий Элвис.
  • Элвис завещал похоронить себя рядом с матерью. А похоронили его почему-то относительно далеко от нее, ближе к могиле бабушки. Трудно поверить, чтобы последняя воля покойного (если бы он, в самом деле умер, конечно) была настолько безразлична его душеприказчикам.
  • А сами похороны? Г роб Элвиса был слишком тяжелым (есть версия, что он весил больше 300 килограммов), а воздух вокруг него был слишком холодным. Погребение состоялось слишком быстро, что странно, ведь огромное количество поклонников еще не простилось с любимым певцом. Зачем так спешить? Элвис был не слишком похож на себя в гробу, его руки вовсе не походили на руки человека, много лет занимавшегося карате, а одна бакенбарда просто отклеилась. Все становится на свои места, если предположить, что вместо собственного тела певец положил в гроб с вмонтированным охлаждающим устройством (тяжелый и холодный!) восковую куклу.
  • Несколько хорошо знакомых Элвису людей утверждали, что он, так или иначе, связывался с ними после смерти. Другие уверяли, что за несколько дней до даты кончины Пресли предупреждал, чтобы они «не верили в то, что скоро напишут о нем в газетах».
  • Множество людей своими глазами видели Элвиса Пресли — на улицах, на концертах, которые давал «он и никто другой», в кафе, музыкальных магазинах, духовных обителях по всему миру. Разумеется, это могут быть просто имитаторы. Так, недавно на Тенерифе я своими глазами видела афишу, на которой было написано: «Элвис МакПресли».
June 17, 2018
by @vitrolis
0
90

Говард Шульц

История Говарда Шульца

Говард Шульц родился 19 июля 1953 году в Бруклине (Нью-Йорк), где и вырос. Его родители много работали, но никогда не могли позволить себе излишеств. Их заветная мечта была проста. Они хотели, чтобы сын вырос достойным человеком, способным обеспечить семью. Тогда они и предположить не могли, что их ребенок станет одним из величайших бизнесменов современности.

Детство будущего миллиардера прошло в квартале субсидируемых государством домов для малоимущих семей, где из всех развлечений у детворы имелась только баскетбольная площадка при начальной школе. Большинство обитателей квартала были очень бедны. Считалось, что у местной ребятни мало шансов заявить о себе, чего-то достичь. Говард тоже понимал, как трудно ему будет вырваться из этого омута нищеты. Но его мечта об успехе была сильнее любых препятствий.

Будучи молодым мальчиком, Говард наблюдал, как отец пытался удержаться на разных работах, неприносящих ему удовлетворения (он работал в компании, поставлявшей полотно, водил такси и т.д.). Когда Говарду было семь лет, отец сломал на работе ногу, и, поскольку контора не обеспечивала его медицинской страховкой или денежной компенсацией, последовавшие за этим семейные финансовые затруднения оставили у него неизгладимый след.

«Я видел, как отец терял чувство собственного достоинства и самоуважения. Уверен, что его состояние больше было связано с тем, что к нему относились как к обыкновенному работяге».

Домашняя атмосфера была пропитана страхом перед будущим. Именно тогда у мальчика зародилась мысль – создать большую компанию, которая приносила бы постоянный доход, вне зависимости от «гипса на ноге».

Он рано начал работать. В двенадцать лет продавал газеты, потом стоял за стойкой местного кафе. Тяжелее всего пришлось в шестнадцать: в магазине мехов ему приходилось растягивать шкуры, зарабатывая больше мозолей на руках, чем денег. Однако тяжелый труд закалил характер и еще больше укрепил желание реализовать свою мечту. Тем более что в этом его поддерживала мать (властная женщина, работавшая секретарем) – она постоянно рассказывала сыну о великих людях, которые смогли добиться в жизни успеха.

Работа по найму

После получения в 1975 году степени Бакалавра Северно-Мичиганского Университета Говард Шульц проработал три года на продажах в Xerox, затем перешел в представительство шведской компании Hamamaplast, продававшей бытовую технику, в том числе и кофемолки таким компаниям, как Starbucks. Говард решил познакомиться с ее владельцами, однажды обнаружив, что некая провинциальная компания закупает у него кофеварок больше, чем отдельные специализированные магазины. Он вылетел в Сиэтл.

Попробовав кофе Starbucks, Говард сразу в него влюбился, ведь этот кофе не имел ничего общего с тем, что он пробовал раньше. Позже Шульц вспоминал: «Я вышел на улицу, шепча про себя: Боже мой, какая чудная компания, какой чудный город. Я хочу стать их частью». Это была любовь с первого взгляда.

Компания Starbucks была основана в 1971 году в Сиэтле (США) тремя творческими людьми: учителем английского языка Джерри Болдуином, учителем истории Зевом Зигалом и писателем Гордоном Боукером. Эти люди обожали кофе и, решив поделиться своей страстью, открыли небольшой магазин по продаже кофе. Здесь предлагался кофе отборных сортов собственной обжарки.

Открытие магазина пришлось на сложный период: в конце 60-х годов американцы полностью разочаровались в растворимом кофе, а о том, что бывает еще какой-то кофе, кроме растворимого, большинство из них просто не знало. Поэтому покупателей, действительно, было немного.

Название «Starbucks» происходит от фамилии одного из персонажей романа Германа Мелвилла «Моби Дик» (Старбек). Логотипом компании стало изображение сирены с обнаженной грудью и пупком. Образ сирены символизирует, что кофе в Starbucks доставляется из дальних уголков мира. Оригинальный логотип Starbucks до сих пор можно увидеть на первом магазине в Сиэтле.

У компании было кредо, благодаря которому ее магазины были популярны в Сиэтле – учить своих покупателей искусству приготовления кофе. Именно этот подход и энтузиазм, с которым работали сотрудники фирмы, так впечатлили 29-летнего Шульца. Он стал буквально напрашиваться на работу в Starbucks и целый год донимал звонками ее директора Джерри Болдуина. Шульц убеждал его, что компания способна открыть гораздо больше магазинов, а Болдуин опасался, что быстрая экспансия может убить корпоративный дух Starbucks. Как-то раз Шульц закончил свою очередную попытку словами: «Хорошо, давайте все делать постепенно, в привычном для вас темпе, но при этом создавать нечто по-настоящему значительное». Через день ему предложили стать директором по маркетингу Starbucks – с зарплатой в два раза меньше, чем он получал в Hamamaplast. В фирме Говард увидел огромный потенциал и понял, что хочет связать с ней свою жизнь, поэтому он согласился работать там даже за вдвое меньший оклад. В 1982 году он переехал в Сиэтл.

Все свои силы он направил на развитие новой компании, но бизнес шел не так хорошо, как ему хотелось. В общей сложности у Starbucks было лишь несколько тысяч постоянных клиентов.

В 1983 Говард побывал в Милане и привез из Италии рецепты латте и капуччино, благодаря чему в течение следующего года продажи Starbucks выросли в три раза. Но гораздо больше Шульцу понравились сами итальянские кофейни – место для дружеских встреч и досуга. В Соединенных Штатах же кофейни больше походили на «забегаловки» в стиле фаст-фуд. Шульц очень долго обдумывал новую идею, прежде чем в 1985 году предложил Болдуину заняться созданием сети кофеен. Но директор Starbucks ответил категоричным отказом. Основатели считали, что при таком подходе их магазин потеряет свою суть, и отвлечет потребителей от главного. Они были людьми с традициями. И считали, что настоящий кофе должен быть приготовлен дома. А вот Шульца, идея пить кофе вне дома буквально окрылила. Тогда он, будучи уверенным в своей затее, решил, что откроет собственную кофейню, и уволился из компании.

«Те, кто идет неизведанными дорогами, создавая новые отрасли и новые товары, строят прочные и долгоживущие компании и вдохновляют других на достижение величайших высот.»

Начало собственного бизнеса и покупка Starbucks

Для своего проекта Говарду понадобилось $1,7 млн. Часть суммы ему одолжили владельцы Starbucks (благо они расстались друзьями – с помощью Шульца компания открыла три новых магазина). Остальные деньги он занял в банке. В апреле 1986 года Шульц открыл в Сиэтле кофейню с итальянским названием Il Giornale. В первый же день у него побывало 300 человек. В заведении Шульца играла «живая» музыка, а кофе продавалось даже на вынос, в специальных стаканчиках.

«Никто никогда ничего не добивался, слушая тех, кто говорит «нет». И очень немногим удалось преуспеть, придерживаясь проверенных идей в проверенных областях.»

Год спустя Говард узнал, что владельцы Starbucks хотят продать свои магазины, обжарочный цех и торговую марку, поскольку не справляются с управлением разросшимся бизнесом. За все они просили $4 млн. Шульц тут же пошел к своим кредиторам и уговорил их на новую ссуду (одним из первых инвесторов Starbucks стал основатель Microsoft Билл Гейтс). Как и братья МакДоналды когда-то, три любителя кофе из Сиэтла вышли из своего собственного бизнеса за солидное вознаграждение, а Говард Шульц стал единоличным владельцем и управляющим Starbucks.

Во всех магазинах компании появились барные стойки, где профессиональные бариста (специалисты по приготовлению кофе) мололи кофейные зерна, заваривали и подавали ароматный кофе. Бариста знали всех постоянных клиентов по именам и помнили их вкусы и предпочтения. Когда Шульц первый раз побывал в Италии, он был поражен местными кофейнями (чуть выше об этом уже упоминалось) и особенно, как он выразился впоследствии, «великолепным театральным представлением» «бариста», который, одной рукой наливал эспрессо, а другой взбивал сливки, разговаривая при этом с посетителями. Через два года Говард снова побывал в Италии, откуда привез домой не только фотографии и меню, но и видеопленки, запечатлевшие «баристас» в действии. Впоследствии они стали учебным материалом для практических занятий с сотрудниками.

В отличие от гамбургеров, кофе – элегантный продукт. И чтобы «подсадить» на него простого американца, привыкшего к фастфуду, надо было очень постараться. Казалось нереальным завлечь людей в заведение, где нельзя курить, где фактически нет ничего, кроме дурманящего запаха свежесваренного кофе. Поэтому Шульца можно, в определенной степени, назвать авантюристом, но абсолютно уверенным в конечном успехе.

Своим кредиторам Говард Шульц обещал, что за пять лет откроет в Штатах 125 кофеен. На деле к 1992 году он смог открыть значительно больше точек, чем запланировал. Он начал с Новой Англии – с Бостона и Чикаго – и постепенно добрался до Калифорнии. За модель развития Шульц взял франчайзинговую схему McDonald`s. Правда, когда его компания разбогатела, на каждую новую кофейню-франчайзи он стал открывать по два-три собственных предприятия – Шульц считал, что на основе франшизы нельзя создать сильный брэнд.

Его стратегия была тщательно продумана – и совершенно «безумна». Чтобы перевернуть сознание американцев, он решил «бить» количеством, качеством и повсеместной рекламой. Американцам внушалось, что пить настоящий кофе в специальных заведениях Starbucks – романтично. Рекламные слоганы хорошо запоминались, вызывали улыбку и мысль о чашечке ароматного напитка. При этом глава компании позаботился о том, чтобы реклама не расходилась с действительностью.

Говард Шульц предложил потребителям демократичную кофейню, работающую на принципе самообслуживания. При этом потребителю предлагалась свобода выбора – он мог выбрать тип напитка (не просто «кофе вообще», а латте, капуччино, эспрессо, мока, макиато и другие его разновидности), размер кружки, тип молока (обычное или обезжиренное) и так далее. Такой подход дал потребителям возможность заказывать вполне индивидуальный напиток, что привело к появлению своеобразного сленга: заказ может звучать весьма витиевато – например, double tall skinny decaf latte.

То, что кофейни работали по принципу самообслуживания, не отпугнуло клиентов. В Starbucks заказ принимает один человек, а сам кофе готовит другой, очереди проходят очень быстро, куда быстрее, чем в закусочных быстрого обслуживания. Поскольку значительную часть заказов в США (а затем и в других странах) составляет все-таки кофе «на вынос» (в США – 75% заказов), то даже большое число потребителей не приводит к столпотворению в кофейнях.

В 1992 году Шульц решил сделать Starbucks публичной компанией и в июне выставил ее акции на Нью-Йоркской бирже по цене в $14 за штуку. Всего за один день торгов их стоимость выросла до $33.

Ключ к успеху – люди, их преданность, энтузиазм и профессионализм

За два года до акционирования компании Говард Шульц придумал свод правил Starbucks, на основе которых позднее был создан корпоративный кодекс. Там говорилось о необходимости быть единой командой, постоянно совершенствовать качество приготовления кофе и уровень сервиса. А последнее правило было таким: «Помните, что получая прибыль сейчас, мы закладываем основу нашего будущего процветания».

Развивая Starbucks на национальном уровне, Говард Шульц уделял, по мнению некоторых, чрезмерное внимание человеческому фактору. Но сам Говард называет это самым умным и дальновидным своим поведением. Он утверждал – если люди связаны с компанией, в которой работают, у них с ней образуется эмоциональное родство, они мечтают вместе с ней и вкладывают свое сердце в ее процветание.


Шульц по-настоящему заботился о сплоченности коллектива Starbucks. Всех сотрудников, кто работал минимум 20 часов в неделю, он обеспечил широкой медицинской страховкой. Затем ввел систему опционов – вплоть до награждения акциями работников кофеен. Таким образом, он фактически свел на нет кадровую текучку, несмотря на то, что его сотрудники получали сравнительно невысокую зарплату.

«Если мы будем относиться к людям, как к расходному материалу, нам не достичь своих целей и не реализовать ценностей. Я вырос в семье, необеспеченной медицинским обслуживанием, и видел своими глазами, к чему это приводит. Поэтому знаю, насколько шатким и ненадежным бывает положение семьи, лишенной медицинского страхования, и что может случиться с ней в результате этого. Поэтому я твердо убежден: если люди будут работать, чувствуя себя защищенными и уверенными в том, что им гарантировано медицинское обслуживание, что они принимают участие в решениях компании и владеют долей ее капитала, – это даст нам огромное преимущество в конкуренции. Страсть и преданность – преимущество номер один. Потеряй мы его – и игра будет проиграна.»

Движущей силой Starbucks всегда было желание установить хрупкое равновесие между ответственностью за долгосрочное повышение ценности для акционеров (повышение курса акций или увеличение дивидендов), с одной стороны, и самой важной клиентурой и ответственностью для президента – с другой, что обеспечивает оплату труда служащих. Поэтому компания соединила заботу о сотрудниках с повышением ценности компании для акционеров.

Говард Шульц понимал, что, перестав думать о людях и оплачивать их труд по достоинству, Starbucks не станет компанией, которой может быть, независимо от того, достигнет стабильного повышения стоимости акций и роста дивидендов для акционеров или нет. Говард Шульц был уверен, что если компания сможет увеличить ценность компании для персонала и связать ее с увеличением ценности компании для акционеров, то Starbucks станет намного сильнее.

Однако поначалу, из-за введенных субсидий, Говард Шульц не пользовался особой популярностью у своих акционеров: «Когда мы решили выплачивать определенную долю сотрудникам, работающим неполный рабочий день, нам пришлось выстоять перед акционерами и признать, что это приведет к разводнению акционерного капитала. Но мы сказали: если это сделать правильно, то прибыль, наоборот, увеличится, так как в результате использования данной системы снизится текучесть кадров и повысится производительность. Акционеры с трудом согласились со мной».

Будем подстраиваться под рынок

Руководствуясь тем, что мнение покупателя превыше всего, Говард Шульц не боялся что-либо менять в работе компании. Например, у основателей Starbucks был принцип: «Другие могут торговать чем угодно, мы же продаем только кофе темной обжарки»(как известно, вкус напитка в значительной степени зависит от способа приготовления зерен). Шульц же выяснил, что большинство потребителей Америки предпочитают кофе светлой обжарки, и решился на компромисс: в «Старбакс» стали готовить кофе светлой обжарки – более легкий и привычный для вкуса среднего американца, еще не привыкшего к настоящему горькому кофе. Многим может показаться странным, но американцы предпочитают очень жидкий кофе. Он, разумеется, сварен из свежемолотых зерен, но в кофе-машине и в такой жидкой концентрации, что даже на кофе мало похож. И все из-за того, что американцы его пьют, чтобы пить, причем, поглощают этот напиток в неимоверных количествах. Концентрация при этом должна быть низкой, иначе можно получить инфаркт или еще что-нибудь в этом духе.

Прошло не так много времени, и Америка оценила новый кофе. Средний ресторан «Старбакс» в день посещали около тысячи человек.


«Неудача вполне может настигнуть вас неожиданно, но удача, насколько я могу судить, приходит лишь к тем, кто ее планирует.»

В 1994 году он узнал от калифорнийских франчайзи Starbucks, что летом в кофейнях меньше посетителей, потому что там не подают прохладительные напитки. Шульц очень не хотел отступать от своей «чисто кофейной» концепции и все же решился на эксперимент. В апреле 1995 года во всех 550 заведениях Starbucks появился молочно-кофейный коктейль Frappucino. Напиток стал популярным, и за тот же год принес компании десятую часть общей прибыли. А в 1996 году PepsiCo заключила со Starbucks долгосрочный лицензионный контракт на производство Frappucino в бутылках.

Скоро те же калифорнийцы решили, что напитки, сделанные на жирном цельном молоке, смертельно опасны для их здоровья, потому что там было слишком много калорий. Конкуренты смогли быстро отреагировать на изменившийся спрос и начали предлагать кофе с обезжиренным молоком, однако специалисты Starbucks, уверенные в том, что обезжиренное молоко не позволит сохранить вкус кофе, долгое время стойко отказывались производить изменения в меню. Однако очень быстро выяснилось, что для настоящих калифорнийцев калорийность напитка куда важнее его вкуса, и компания стала быстро терять клиентов. Тогда компании пришлось пойти на новый компромисс. В меню кофеен появились напитки, лишенные вкуса настоящего кофе, но удовлетворяющие вкусам потребителей, заботящихся о своем здоровье. Вскоре на долю таких напитков приходилось уже до тридцати процентов всех продаж кофе с молоком в Starbucks.

В дальнейшем Шульц еще не раз «сдавал позиции». Ради привлечения новых покупателей он был готов на многое, но всегда оставался верен себе в главном. На первом месте для него был кофе – никакой другой продукт не должен был заглушить его аромат. С этой целью Шульц даже запретил своим продавцам и официантам пользоваться духами.

Уникальность и душевность Starbucks

Популярность компании Starbucks вдохновила не только потребителей, но и конкурентов. Повсеместно стали открываться похожие кофейни, но с более низкими ценами. Даже в ресторанах быстрого питания и на заправках появилась реклама «Эспрессо», чтобы завлекать клиентов. В этих условиях Starbucks было важно сохранить свою уникальность. Компания сделала ставку на позиционирование и анонсировала свои принципы: романтика, роскошь для всех, спокойствие и неофициальная обстановка.


Довольно скоро выяснилось, что дабы следовать этим принципам, придется поменять идеологию развития сети: итальянские кофейни, послужившие примером для ресторанчиков Starbucks, не подходили американцам. Итальянские кофейни размещались в небольших залах площадью до ста квадратных метров, где было немного сидячих мест, поскольку большая часть посетителей вела общение у барной стойки. В Америке такие варианты не проходили. Starbucks стремилась стать местом общения, поэтому пришлось полностью менять формат кофеен, превращая их в лучшее место для общения. Площади заведений увеличились в десятки раз, а высокие барные стулья у стойки сменили уютные столики и сидячие места. Получив возможность сидеть отдельно от других посетителей, американцы начали назначать встречи в Starbucks.

Популярность кофеен росла, но у нее оказалась и оборотная сторона. При таком высоком объеме продаж компании стало трудно совмещать разнообразие позиций в меню с сохранением высокого качества продукции. В Starbucks варили кофе из свежеобжаренных и свежесмолотых кофейных зерен.

Зерна доставлялись в специальной упаковке: двухкилограммовых пакетах, снабженных специальным клапаном, позволяющим выпускать наружу углекислый газ, но блокирующим доступ влаги и кислорода. Пока такой пакет был закрыт, кофе внутри него сохранял свежесть сколь угодно долго, его можно было перевозить за тысячи километров, но, после вскрытия пакета, весь кофе необходимо было использовать в течение семи дней или выбросить. Если речь шла о редких дорогих сортах, то такой подход к делу был явным расточительством. Столкнувшись с убытками, руководство Starbucks, в лице Говарда Шульца, решилось на очередной компромисс. Компания получила права на новый способ приготовления растворимого экстракта кофе, позволявшего получить порошковый кофе гораздо более высокого качества, чем при традиционных методах. Для отработки процесса компания даже решилась построить целый исследовательский центр. В конце концов, специалисты Starbucks смогли получить растворимый кофе, максимально близкий по вкусу к натуральному. Вскоре новый продукт стал занимать значительную долю продаж компании.


Говард Шульц хотел, чтобы его сеть кофеен не просто продавала кофе, но обладала особой атмосферой, став местом — между работой и домом. В Америке Старбакс стал воплощением демократичных кофеен для нового поколения посетителей – образованных и с хорошим вкусом. Говард Шульц подчеркивал, что его бизнес не в том, чтобы наполнять желудки, а в том, чтобы наполнять души. Вот он, секрет успеха Starbucks.

Важным элементом этой схемы стало создание Говардом Шульцем идентичности во всех кофейнях, он заставил созданную им фирму следовать единым стандартам. В соответствии с его замыслом, не только все заведения имеют одинаковый дизайн, но и вкус кофейных напитков должен быть везде идентичен. Шульцу важны «ритуал и романтика» – дать возможность человеку, переступив порог кофейни Starbucks, почувствовать себя как дома даже в чужом городе. Для усиления эффекта Шульц распорядился, чтобы в кафе постоянно играла музыка. Но не просто так: композиция, звучащая в нью-йоркской кофейне, в ту же самую минуту через центральный сервер воспроизводится и, скажем, в Сиэтле.

Однажды менеджеры нескольких кофеен из разных городов сообщили в штаб-квартиру Starbucks: посетителям настолько нравится тот джаз, который звучит в кофейнях, что они постоянно спрашивают, где можно купить эти записи. Руководство Starbucks тут же заключило контракт с компанией Capital Records и в марте 1995 года выпустила собственный сборник джаза и блюза. В первый же день было распродано более 75 тысяч копий. Starbucks создала дочернюю компанию Hear Music, которая стала ежегодно издавать фирменные сборники Blue Note и Blending the Blues.

Интересным является еще и тот факт, что помещения для кофеен Starbucks всегда соответствуют следующему требованию: входная дверь обращена на восток или юг и никогда на север. Посетители должны наслаждаться дневным светом, но он не должен им мешать.

Другие способы борьбы с конкуренцией

Механизм умопомрачительной экспансии Starbucks состоял в том, чтобы напичкать район своими заведениями, пока конкуренция не станет такой яростной, что цены упадут даже в отдельных кофейнях Starbucks. Так, в 1993 году, когда Starbucks имела всего 275 кофеен, сконцентрированных в нескольких штатах США, средняя выручка на одно заведение повысилась по сравнению с предыдущим годом на 19%. В 1994 году этот рост составил уже только 9%, в 1996 году — упал до 7%; в 1997 году Starbucks добилась только 5-процентного роста, а в новых точках и вовсе 3-процентного. Понятно, что, чем ближе расположены точки друг к другу, тем больше клиентов они станут переманивать, или «поедать», друг у друга. В своем отчете за 1995 год Говард Шульц объясняет этот ход так: «Как часть своей стратегии распространения скоплений торговых точек на существующих рынках Starbucks испытала определенный уровень поглощения клиентов существующих заведений новыми кофейнями по мере повышения их концентрации, но мы считаем, что подобная «каннибализация» оправдывается повышением уровня продаж и прибылью на средства, инвестированные в новые заведения». А означает это, что в то время как уровень продаж в отдельных заведениях сети снижался, общий объем продаж во всей сети продолжал расти, фактически удвоившись между 1995 и 1997 годами. Иначе говоря, Starbucks как компания расширяла свой рынок, тогда как отдельные торговые точки уступали свою рыночную долю, причем в большой мере другим точкам Starbucks.

Одна из фишек компании — во многих своих кофейнях они платят арендодателям ровно один доллар в год, и арендодатель при этом не остаются внакладе. Им никто не выламывает рук, никто не угрожает паяльной лампой — просто Starbucks знает, что клиент придет. За атмосферой, за кофе, за именем, написанным на стакане, а значит даже почти безнадежное место станет проходным. Старбакс не раз приглашали открыть кофейни в неблагополучных районах, и Старбакс соглашался. С преступностью они, конечно, побороться не смогли, но поток людей организовывали. В обмен на крайне гуманные условия аренды — $1 в год.


Не стоит думать, что все, что делает Starbucks, делается из человеколюбия. Маркетологи и бренд-менеджеры компании знают свое дело и придумывают множество любопытных уловок, чтобы продвинуть бренд еще дальше. Например, кольцо на стакан, чтобы не жгло руки. Бумажный стакан с горячим кофе и сам очень быстро становится горячим, невзирая на низкую теплопроводность бумаги. И поэтому Starbucks много лет назад начал надевать на стаканы сверху дополнительное кольцо из гофрокартона. А потом их корпоративная позиция «все ради окружающей среды» подсказала им любопытное решение, которое также сработает и против конкурентов. Покупая кофе, можно было выбрать: бесплатное гофрокартонное кольцо или немного доплатить и взять красивое полиуретановое с логотипом Starbucks. И не выкидывать его вместе со стаканом, а носить с собой до следующей покупки кофе. Неважно, будет куплен кофе в Starbucks или нет, на стакане будет логотип этой культовой сети. И забота о людях и окружающей среде, и отличный конкурентный ход. Термокружки, уже не первый год продающиеся в кофейнях, решение из этой же оперы. Люди пользуются тумблерами с надписью Starbucks не только для кофе и�� Старбакс, а значит это дополнительная коммуникация.

Starbucks — мировой лидер кофейного бизнеса

В 1996 году Говард Шульц, как председатель правления, СЕО и совладелец Starbucks, решил, что компании пора выходить за пределы Соединенных Штатов. Его первая зарубежная кофейня появилась в Японии. Затем были освоены Сингапур, Корея, Тайвань, Великобритания, Голландия, Швеция, Израиль.


К апрелю 2000 года у Starbucks было более 2400 кофеен в Соединенных Штатах и 350 кофеен в Европе, Азии, на Ближнем Востоке и в Канаде. В том же месяце 46-летний Говард Шульц передал свои полномочия СЕО исполнительному директору Starbucks Орину Смиту. Шульц решил полностью сосредоточиться на международной экспансии и даже придумал для себя должность chief global strategist – управляющего глобальной стратегией. Он поставил перед компанией задачу к концу 2001 года открыть 1200 новых кофеен по всему миру. Благо финансовое положение Starbucks было просто превосходным – все десятилетие продажи, чистая прибыль и стоимость акций компании непрерывно росли.

«Многие предприниматели совершают одну и ту же ошибку. Не желая делегировать полномочия, они окружают себя преданными помощниками. Они боятся ставить на руководящие посты по-настоящему умных, успешных людей.»

В 2000 году оборот компании составил более $2,7 млрд., а капитализация выросла на 25% до $7,8 млрд. В это же время в Калифорнии, самом богатом и густонаселенном штате США, набирает силу идея здорового питания. Калифорнийцы принялись считать каждую калорию и решили, что напитки, сделанные на жирном цельном молоке, вредны для здоровья. Поначалу в Starbucks противились модному веянию, опасаясь, что обезжиренное молоко не позволит сохранить прежний вкус кофе. Диетический кофе не вводили в продажу, пока компания не начала терять клиентов. Так в меню появились напитки, лишенные вкуса настоящего кофе, но удовлетворяющие вкусам потребителей, заботящихся о своем здоровье.

К концу 2005 года неутомимый Говард Шульц объявил, что хочет расширить Starbucks до десяти тысяч кофеен. «Нам нужно расти очень быстро, иначе конкуренты просто выкинут нас с рынка. Даже в Америке мы находимся пока в детском возрасте». Впрочем, это были скорее отговорки амбициозного бизнесмена, поскольку на тот момент конкуренты Starbucks плелись далеко позади. У Diedrich Coffee было 380 кофеен в США и десяти других странах и годовые продажи в $74,5 млн., у New World Coffee – 800 кофеен с оборотом в $45,7 млн.

Известность компании достигла такого уровня, что журнал «The Economist» ввел в обиход «индекс Starbucks» – показатель экономической ситуации в стране, который определяется как цена стандартной чашки кофе в ресторане компании.

«В бизнесе меня захватывает подъем. Чем он труднее, тем больше удовлетворения получаешь, дойдя до вершины. Но, как все истинные скалолазы, мы всегда ищем самую высокую гору.»

Вместе с мировым признанием к компании пришли и новые идеи и запросы. Теперь ниша кофейного ресторана уже не устраивает компанию, потому что дальше стабильно развиваться в этом сегменте не так просто. Говард Шульц решил осваивать фаст-фуд и Starbucks начал эксперимент по включению в меню своих ресторанов сэндвичей быстрого приготовления. Это означает, что компания может перейти на поле своего главного конкурента в споре за звание самого популярного бренда на рынке общественного питания – Макдональдс. Это огромный шаг в сторону от той миссии, которую когда-то обозначила для себя Starbucks – научить американцев пить хороший кофе. Интересно, что к такому решению Говарда Шульца, вероятно, подтолкнула относительная неудача с выводом сети на рынки Китая и Тайваня: в этих странах потребители привыкли рассматривать горячие напитки только как дополнение к еде и не могли привыкнуть к тому, что в ресторане кроме кофе ничего нет. Постепенно все международные кофейные сети, пришедшие на эти рынки, начали предлагать пирожные, закуски, сэндвичи и прочую еду. Starbucks сражалась до последнего, но вынуждена была пойти на последний компромисс – продавать к кофе еще и еду.

Когда Шульц счел компанию достигшей процветания и стабильности, он решил с головой окунуться в спортивный бизнес. Купил известную баскетбольную команду (Seattle SuperSonics) и на время отошел от непосредственного управления фирмой.


По итогам 2006 года выручка компании составила $7,8 млрд. (в 2005 — $6,37 млрд.), чистая прибыль — $564 млн. ($494,5 млн.). При этом общая численность персонала сети насчитывала 140 тысяч человек. По данным за 2007 год в 43 странах мира открыто всего 15700 кофеен Starbucks, из которых примерно 7500 принадлежат компании Starbucks Corporation, а остальные открыты по франчайзингу или лицензии.

Возвращение лидера

В 2007 году ситуация в Starbucks начала серьезно беспокоить Говарда Шульца: посетители кофеен жаловались на утрату духа романтики. Шульц прекрасно знал, в чем дело, и неоднократно обращал внимание топ-менеджеров компании на то, что:

  • новые машины для варки кофе были выше прежних, а это не позволяло клиентам следить за процессом приготовления напитка;
  • новые упаковки хорошо сохраняли зерна, но лишали кофейни тонкого аромата, столь притягательного для ценителей кофе.

Дополнительные коррективы внес и экономический кризис. И в начале 2008 года Говард Шульц (из-за кризиса он выбыл из списка 400 богатейших американцев) вернулся к руководству для восстановления имиджа компании.

«За эти два года компания очень изменилась — и сам я тоже. Когда я вернулся, в январе 2008-го, дела шли хуже, чем я думал. Мы вынуждены были принимать очень трудные решения. Но прежде мы, руководители, сделали важное дело: пришли к своей компании с повинной — признали, что подвели 180 тысяч сотрудников Starbucks и их семьи. Хотя я и не был генеральным, я оставался председателем совета директоров и должен был лучше следить, что происходит. На мне лежит ответственность. И мы сказали самим себе и всей компании, что признаем свои ошибки. И все изменилось. Представьте себе: вы хранили что-то в секрете, а потом освободились от этой ноши. Просто гора с плеч.

Сейчас легко шутить, а тогда все считали, что только дураки покупают в Starbucks кофе-латте. McDonald’s развесила рекламу, в которой говорилось, что платить четыре доллара за кофе — чушь несусветная. Бензин кое-где подорожал до пяти долларов за галлон, да плюс финансовый кризис — и мы вдруг увидели, как с космической скоростью изменилось поведение покупателей. Прежде в выходные народ валил валом, а теперь к нам перестали ходить. За день бывало, что мы почти ничего не продавали — выручка не покрывала даже зарплат. И это в компании, которая всегда была не просто прибыльной, а сверхприбыльной! Мы не знали, что делать: этому не учат, а у нас ничего подобного прежде не было. Я тратил много времени, общаясь с людьми поумнее меня — они управляли крупными розничными сетями и продуктовыми магазинами, — но никто не знал, что делать.»

Starbucks особо никогда ни с кем не соперничал. И возгордившись, компания проглядела, что творится вокруг. Разные крутые фирмы стали замечать, что кофейный бизнес — дело хорошее и очень прибыльное. С одной стороны, бюджетные — McDonald’s и Dunkin’Donuts. Они всегда готовы делать что угодно, лишь бы завлечь к себе или переманить посетителей. Бесплатный кофе, купоны, то-сё. С другой стороны — независимые игроки, которые учились у Starbucks. Они шли на рынок под лозунгом: «Поддержим местные компании!». И Starbucks оказалась зажатой посредине.

«Компанией управляли другие люди — хорошие, заслуживающие уважения, а вовсе не обвинений. Если уж кого ругать, то меня, ведь я был председателем совета директоров. Успех не может быть прочным, если вы его оцениваете только с одной точки зрения — насколько большим стал ваш бизнес, или стремитесь к росту ради роста. Думаю, мы поддались стадному чувству — стало казаться, что главное в нашей жизни — коэффициент цена/прибыль (РЕ), что само наше существование зависит от стоимости акций. Starbucks — не первая, с кем это случилось, и, слава богу, мы спохватились вовремя.»


Чтобы спасти Starbucks, ему пришлось пойти на ряд жестких мер, оптимизируя затраты, компания закрыла 600 кофеен в 2008 году и еще 300 – в 2009 году. Сейчас все усилия компании направлены на преодоление последствий кризиса и повышение сервиса. В этом Starbucks активно помогают и ее клиенты.

В марте 2008 года компания Starbucks запустила достаточно интересный проект в интернет, который представляет из себя «сайт идей для Starbucks». Любой человек, будь он сотрудником компании, или простым клиентом может поделиться своей идеей, касательно улучшения кофеен. Каждая идея будет рассмотрена, а какие-то, возможно, даже реализованы. Интересно, что до того как идеи доходят до представителей компании, они подвергаются некоторой экзекуции со стороны зарегистрированных пользователей сайта, которые могут голосовать за каждую идею. Естественно, что в Starbucks рассматривают только самые популярные.

 «Один из выводов — надо заранее готовить себе смену. При всем моем уважении к Джиму Дональду, не могу сказать, что сделал все как надо, чтобы подготовить его к этой роли. И, как бы самонадеянно это ни звучало, я не считаю, что человек со стороны справился бы с ролью генерального. Почва стала уходить у нас из-под ног из-за проблем, которые мы создали себе сами, из-за финансовой обстановки и резких перемен в потребительском поведении. Я знал, где искать концы, поэтому мог действовать быстро. У человека со стороны не было бы времени, чтобы сориентироваться. И он пошел бы по пути наименьшего сопротивления — начал бы сокращать издержки, что отняло бы у компании главное: ее душу. Я полностью осознаю, что мой долг — в следующий раз отнестись к вопросу о преемнике со всей серьезностью. Но я здесь для того, чтобы какое-то время самому вести дела.»

Более подробно узнать, как Говард Шульц выводил компанию из кризиса, вы можете из его книги – «Полный вперед! Как Говард Шульц вернул Starbucks душу».

В Starbucks пьют кофе абсолютно разные люди. Начиная от бизнесменов, пьющих эспрессо на ходу, и заканчивая молодыми парами, растягивающими удовольствие за столиком. В Starbucks активно работают фрилансеры, блогеры пишут свои новые посты, а подкастеры редактируют звуковые файлы. Атмосфера этой кофейни привлекает людей с ноутбуками. Благо в каждой кофейне есть Wi-Fi. Можно быть уверенным, что после кризиса Starbucks наверстает утраченные позиции, тем более что достойных аналогов компании не существует (также стоит учитывать, что Starbucks – один из любимейших брендов американцев, а это дорогого стоит), а Говард Шульц вернется в список 400 американских богачей.

Starbucks в России

Starbucks неоднократно заявляла о желании выйти на быстрорастущий российский рынок. Однако в 2004 году торговую марку Starbucks зарегистрировало на себя российское ООО «Старбакс», не имеющее отношения к американской корпорации. Позднее палата по патентным спорам лишила ООО «Старбакс» прав на марку по жалобе американской сети. В сентябре 2007 года открылась первая кофейня сети в России — в торговом центре «Мега — Химки».

После этого был открыт ещё ряд кофеен в Москве: на Старом Арбате, в офисном комплексе «Башне на Набережной» и в аэропорту Шереметьево-2, на стации метро Тульская в новом торговом центре. Сейчас на сайте компании в разделе «поиск работы в Москве» написано, что скоро открывается новая кофейня в ТЦ «Отрада» недалеко от стации метро Митино. Центральный офис компании Starbucks в России находится в городе Москве по адресу ул. Правды, 26.

Личная и семейная жизнь Говарда Шульца

Говард Шульц, безусловно, горд своими достижениями. Но на публике старается больше говорить о компании, нежели о себе. В светских скандалах замечен не был, главенствующую роль для него играет семья. Как и мечтали родители, Говард стал хорошим семьянином, отцом двоих детей, которым часто рассказывал о своей жизни в Бруклине. Пару раз даже возил их туда на экскурсию, хотя чувства безопасности на знакомых улочках вовсе не испытывал. Свежее отверстие от пули, которое он увидел на стене одного из домов, стало прекрасным подтверждением того, что он правильно поступил, выбрав в жизни собственный путь.


На сегодняшний день Говард Шульц имеет состояние около 1.5 миллиардов долларов, он много путешествует с детьми. Он написал две книги, в которых представил миру свои принципы ведения бизнеса и рассказал историю собственной жизни. Не забывая своих корней, он часто бывает в Израиле, а в 1998-м году получил премию «Israel 50th Anniversary Tribute Award» за использование своего влияния для налаживания связей между Израилем и Соединенными Штатами.

Секреты успеха Говарда Шульца

Когда журналисты просят Говарда Шульца поделиться секретами своего успеха, он говорит о своих четырех «золотых правилах»: «Не пытайтесь соперничать с теми, кто сильнее и умнее вас. Идите на любые компромиссы, но не поступайтесь убеждениями. Постоянно совершенствуйтесь в своем деле, даже если вы настоящий мастер. И помните – любая мелочь имеет значение».

Своим успехом компания обязана исключительно удачной бизнес-модели Говарда Шульца, которая очень точно учитывает психологию современного человека. Starbucks с самого начала стремилась быть больше чем просто кофейней, предлагая клиенту стиль жизни.

Большинство людей, которым довелось работать с Говардом Шульцом, отмечают его умение быстро реагировать на сложившиеся обстоятельства. Шульц всегда следит за последними тенденциями, заранее знает, что захочет покупатель в ближайшем будущем.

«Составляющие успеха – подходящее время и везение. Но многим из нас приходится самим создавать возможности и не зевать, когда подворачивается шанс, пока его не заметил кто-нибудь другой. Даже самый лучший бизнес-план не даст никаких результатов, если не подкреплен страстью и искренностью.»

Говард Шульц уверен, что стремиться к успеху его заставлял страх снова оказаться в нищете. Тяжелые воспоминания о детстве не позволяли ему остановиться, довольствоваться малым.

«Скромные мечты не по мне, я мечтал по-крупному. Если вы хотите построить великое предприятие, придется набраться смелости. Кому нужна мечта, до которой можно дотянуться рукой?»

Вообще, подход Шульца к бизнесу можно охарактеризовать одной емкой фразой: «Меньше говорить – больше делать». Говард динамичен, страстен и напорист. Он знает как эффективно провести совещание. Скорость реализации его идей, особенно в начале карьеры, была колоссальной, а результаты – всегда впечатляющими.

«На каждом шагу я стараюсь меньше обещать и больше делать. В конце концов, это единственный способ обеспечить стабильность любой работы.»

«Влейте в нее свое сердце» – весьма удачное название для бестселлера, книги, написанной Говардом Шульцем вместе с Дори Джонс Йенг, в которой он описывает восхождение «Старбакс» к успеху. Эта фраза также объясняет его философию управления. В книге Шульц рассказывает историю превращения в мощную корпорацию некогда скромной сети из нескольких кофейных магазинчиков в Сиэтле. Он на собственном примере показал, что успеха может достичь каждый, если очень захочет. Однако, смысл для «Старбакс» не только в том, чтобы корпорация приносила многомиллионные прибыли. Не менее важно сохранить свой стиль, оригинальность и высокое качество продукта, потому что именно это делает брэнд великим.


«Всегда нужно помнить о своих идеалах. Будьте дерзки, но справедливы. Не уступайте. Если вас окружают такие же целостные личности, вместе вы одержите победу.»

Сам бизнесмен уверен, что залог его успеха – страстное отношение к делу. «В критический момент я ощущаю прилив адреналина. Я бегу, преследуя то, чего больше никто не видит, еще долгое время после того, как другие остановились», – говорит Шульц.

Противоречивость натуры Шульца помогла ему многого достичь. В чем-то он навсегда остался мальчишкой из бруклинских трущоб, боявшимся потерпеть неудачу. Но всегда, вопреки обстоятельствам, он заставлял этот страх работать на себя. Неимоверное упорство, постоянное стремление воплотить свою мечту в жизнь позволили Говарду за короткий срок добиться превосходных результатов в бизнесе.

Но есть в нем еще одно ценное качество, без которого такой прорыв был бы невозможен. Шульц всегда очень хорошо разбирался в людях. Он брал на работу творческих и талантливых менеджеров. Для него не имели значения дипломы престижных университетов, главное – умение работать на благо компании. Он создал по-настоящему сплоченную команду профессионалов, объединенных общей идеей.

Его «отеческое» отношение к подчиненным, даже низшего звена, многих изумляет. Если в бизнесе он – агрессор, захватывающий все новые и новые территории, то в отношениях с сотрудниками – справедливый и заботливый руководитель. Увеличение прибыли не могло бы принести ему душевного спокойствия, если бы работники компании были в чем-то ущемлены.

«Я не могу предложить вам никакого конкретного секрета, рецепта успеха, совершенного плана, как пробиться к вершинам бизнеса. Но мой собственный опыт подсказывает, что начать с нуля и достичь гораздо больше того, о чем мечтал, – вполне возможно»

June 17, 2018
by @vitrolis
0
73
Show more