ЧЁРНО-БЕЛЫЕ ФОТОГРАФЫ

У меня неоднозначное отношение к чёрно-белой фотографии. Она проще цветной — это своего рода «читерство». Хочешь спасти не особо удачную картинку — переведи её в ч/б, добавь зерна, повысь контраст, и вот это уже не неудавшийся снимок, а искусство. Конечно, нет, конечно, я утрирую. Но в каждом утрировании есть доля правды. Тем ценнее фотографы, которые создают магию в чёрно-белом пространстве (и чья фамилия — не Картье-Брессон).

Санту Мофокенг (Santu Mofokeng)Родившийся в середине прошлого века в Йоханнесбурге (Южная Африка) и ушедший от нас в начале этого года Санту Мофокенг начинал как ассистент в проявочной лаборатории, затем был новостным фотографом и, наконец, документалистом. Его снимки — это портал в мир африканского спиритизма. Они больше, чем просто изображения. Тот случай, когда фотография позволяет проникнуть в материи, гораздо более древние и глубокие, чем поверхность вещей, отражающая свет.

Андерс Петерсен (Anders Petersen)

В начале своей карьеры документалиста швед Андерс Петерсен провёл три года (1967−1970) на самом дне — в гамбургском баре Café Lehmitz, фотографируя тамошних завсегдатаев: пьяниц, наркоманов, проституток и трансвеститов. Серия, снятая за эти три года, сделала Петерсена классиком современной фотографии, а один из её снимков попал на обложку альбома Тома Уэйтса Rain Dogs. Не важно, что снимает Петерсен — парки развлечений, клиники душевнобольных или собак и кошек — в каждом его кадре есть одновременно прекрасная, грязная, опасная, сексуальная, пугающая и бьющая ключом жизнь.

Август Зандер (August Sander)

Родившийся в 1876 году в семье плотника в Хердорфе (Германия), Август Зандер поначалу устроился на работу в местную горнодобывающую компанию. Там ему довелось ассистировать фотографу, работавшему на ту же фирму — это и предопределило его, Зандера, дальнейшую судьбу. Родственники помогли ему купить первое оборудование и даже открыть проявочную лабораторию, и после службы в армии (которую, кстати, он также прошёл ассистентом фотографа), Зандер в 1901 устраивается на работу в австрийскую студию Линц, в которой со временем становится партнёром, а затем и владельцем. С 1911 по 1929 он снимает серию «Лица XX века», великий портретный проект о своих современниках, ставший одноимённой книгой. Правда, дальнейшая судьба Зандера и его работы трагична: во времена нацисткой Германии книга будет запрещена, а оригинальные пластины уничтожены. Студия Зандера погибнет в бомбёжке 1944-го года, а 30,000 негативов, спасённые во время войны, сгорят во время пожара в 1946-м. После войны и до самой смерти в 1964-м Август практически не будет снимать.

Ванесса Виншип (Vanessa Winship)

Продолжательница традиций Августа Зандера и Доротеи Ланж, британка Ванесса Виншип снимает свои долгосрочные проекты в сельской Турции и Албании, в США и Великобритании, на Украине и в Грузии. Виншип удивительным образом совмещает магическую ландшафтную фотографию, насыщенный действием и персонажами документальный репортаж и искренний, интимный портрет.


Феликс Тиолье
(Felix Thiollier)

Французский учёный, историк, археолог, коллекционер, индустриалист и, наконец, фотограф Феликс Тиолье родился в середине XIX века. В 1870-х он станет значимой частью первой волны французских фотографов и оставит после себя 27,000 отпечатков и пластин со своими снимками, напечатанных собственноручно. Фотографии Тиолье, питавшего особую любовь к документированию индустриального пейзажа, погружают нас в атмосферу мрачной, но безупречно выдержанной эстетически сказки.

Ара Гюлер (Ara Güler)

Ара Гюлер родился в Стамбуле в 1928 году. В школьные годы он был одержим идеей попасть в кино, в старших классах работал на различных киносъёмках и даже посещал актёрские курсы, но в какой-то момент увлёкся журналистикой. Возможно, мир в этот момент потерял великого актёра или режиссёра, но приобрёл гениального документалиста и получил лучшее фотографическое описание Стамбула из когда-либо снятых.

Жак-Анри Лартиг (Jacques-Henri Lartigue)

Кавалер Ордена Почётного Легиона, француз Жак-Анри Лартиг начал фотографировать ещё ребёнком, в 1900-х, и снимал до самой смерти, когда ему было уже 92 года! В его фотографиях крайне редко можно найти типичную для начала прошлого века статику: они всё время куда-то мчатся, взлетают, подпрыгивают и крутятся — опять же, живут.

Бонус-трек: Грузинские магические документалисты

В завершение я хочу показать вам двух фотографов-документалистов из ставшей мне домом Грузии. И хотя обе они работают не только в чёрно-белом пространстве, я не могу пропустить их в этой подборке. Каждый грузин знает, что магический реализм не зародился в Латинской Америке, а попал туда из Сакартвело. Работы Нателы Гргалашвили и Дины Огановой — доказательство того, что Грузия до сих пор живёт по законам именно этого жанра.

Натела Григалашвили (Natela Grigalashvili)

Дина Оганова (Dina Oganova)

На сегодня всё, но: эта страница а) не последняя в таком формате и б) будет регулярно обновляться на протяжении курса. Анонсы пополнений — как обычно: на главной странице.

Следите за эфиром!