История Дикой Гонки и её создателя. Часть 1

Когда речь зашла про интервью, Руслан сразу сказал - “Приезжай ко мне, всё покажу, расскажу, заодно и пообщаемся”. Экскурсия началась с цеха - одна стена полностью заклеена стартовыми номерами с разных забегов, всё в древесной пыли и везде полу-разобранные атрибуты Дикой Гонки.


А вот твои награды с Гонки, да? Но ты не дрожишь над ними, все в пыли, на производстве прямо хранятся. 

Нет, не дрожу, оно здесь пылится. Так оно ближе к работе, ко мне. Так особая энергетика получается. Это порядок, просто такой, мужской)
Вот, когда я занимался мебелью у меня клиенты были любого уровня, вплоть до высших. И все говорили «А покажите свой офис?». Я говорю: «У меня нет офиса, приезжайте на производство». Они приезжали, видели это всё и «Блин, хочу, давайте работать».

Здесь всё моё, и весь я здесь. Сейчас офис уже появился, позже покажу его. А раньше офисом была вот эта каморка, тут тоже бардак везде. Когда я хочу закрыться, а я вообще социальный человек,  но когда хочется спрятаться, я сюда ухожу.

Вот рамочка такая, видишь? Я здесь раньше писал план тренировочный себе. Старт такой то, пробежать за столько то или победить. Цели ставил на каждый забег, где принимал участие. И каждый раз к каждому забегу листики менял. А сейчас вот здесь Дыка Гонка - для меня это такой важный и ответственный момент в карьере. Вдохновляющий очень. 


Ты говорил, что у тебя забеги начались с самой первой  Гонки Нации и до этого спорта особого не было в жизни. Ну. кроме дворового футбола и всего такого. А в цеху у тебя куча стартовых номеров.  Или это уже после было?

Да. Может ты меня неправильно понял. Я в 33 года пробежал первый марафон.

А сейчас  тебе?

40. И в 33 года я пробежал первый марафон, просто поехал за город и сделал это. Очень коряво пробежал, но вообще без подготовки. И потом за три года я пробежал 2 марафона и 2 полумарафона. Сам тренируясь. За 3 года 4 медали грубо говоря. 

Но  все время чувствовал,  что я упираюсь. И потом, в 36 лет, я попал в RunLab и познакомился с Виталием Дроздовым и Димой Харченко. Вот оттуда я считаю и начался мой спорт.  С тренерами моя эффективность увеличилась раз в 5 точно. Я тружусь меньше на тренировках, но получаю больше на соревнованиях. Потому что тренировки правильно составлены.

А для чего ты тогда начал бегать вообще? Чего хотел добиться? 

Я понимал,  что это такой способ выйти из зоны комфорта. Способ побыть одному.  Цели не было. Я не знал, что я могу так круто бегать. 

Обследование прошел потом когда. И мне Самойленко сказал: «Для  твоего организма лучше нагрузка, чтоб была серьезная и регулярная. Ты себя будешь чувствовать в общем лучше». Для кого-то лайтовые нагрузки больше подходят, а мне - трэш. У меня такая кровь, что мне нужно что-то  такое, дикое.

Мне врач говорит: «У тебя наверное есть предки какие-то из кочевников, такие дикие. И оно у тебя еще сохранилось». У меня дед вообще безбашенный такой был.  Сам маленький, но кровь горячая очень. Батю разбавила кровь бабушки. Мамина кровь меня разбавила. Но еще осталось что-то такое действительно.

Когда я начал заниматься с тренерами, как раз планировался какой-то забег, по-моему Вторая Академическая Миля. И мне говорят: “Руслан - ты фаворит, ты можешь”. А я не верил, ну где я и где фавориты. И тут “бах”, я выигрываю. 

Потом первая Гонка Наций. Мне 36 лет. И я в первую десятку попадаю. Вообще не задумываясь о победах. И вот тогда я забеги с препятствиями вкусил, ух как!
Пока разговаривали, поднялись в “офис”, который как оказалось изначально задумывался совсем не офисом.

Сейчас расскажу про это место.

Был у меня такой период, у меня с женой начались серьезные такие конфликты. И пришли к тому,  что всё, расходимся. Я говорю “вот дом оставляю, машина есть, а детей я не могу оставить. Производство моё. Дом твой. А я себе каморку какую то сделаю рядом, чтобы дети максимально меньше это почувствовали. А там как-то будет видно.”

И у нас 7 месяцев вот это продолжалось, плюс я еще был травмирован. И за эти 7 месяцев каморку такую построил. Меня штырило жёстко. Мне надо было энергию куда-то девать. Там сверху была кровать, лестницы к ней я не делал. Выход на кровать был через турник. Там ванную сделал возле окна. Здесь, видишь, нет прямых углов - всё такое корявое, дикое. И вот я всё это сделал, сижу и думаю “а что дальше?”

А потом я решил на свой день рождения провести забег. Сейчас покажу медальки. Из камня.  Все ручной работы, каждую я сам делал, фрезером. А это детские такие медали были на моем забеге.

И уже после этого стартана день рождения, я к жене зашел сказать спасибо. Мы нормально тогда общались, хоть и жили отдельно. Она очень помогла мне с организацией.  И помирились. А потом общаемся и проскакивает мысль “а давай третьего ребенка через годик?”.

И тут у меня 2 вторых места на Гонке Наций. Скоро следующая Гонка и я готовлюсь очень серьезно. И утром, перед стартом, мне Лиля говорит - "У нас будет третий ребенок". И я бегу Гонку и пониманию, что мне на забег уже пофиг, мои мысли не здесь вообще, хотя до этого очень переживал за результат. И третий раз беру второе место.

Вечером тогда в компании друзей для меня самое большое испытание было никому не говорить что ребенок у нас будет, жена попросила. Меня поздравляют друзья со вторым местом, говорят что это не победа, но все равно очень круто, а я сижу и не могу им сказать что не с тем поздравляют.

Потом я был организатором Гонки Нации. И уже после этого я выхожу на старт и побеждаю. Это для меня было вообще... «разорвало».

Ты уже не был тогда оргом? То есть конфликта интересов не было?

Нет. Мне писал один парень: «А как это так, организатор победил?» А я в сентябре ушел, а победил в мае. То есть они уже провели 2 Гонки без меня. Так что никакого конфликта интересов.

И тогда так интересно сложилось. Все ж заранее приходят на локацию, смотрят, настраиваются. А я даже не пришел. Честно, ни одного препятствия не посмотрел. Ну так только, что увидел на центральной локации при регистрации, то увидел. Ничего не пробовал п��инципиально.

Продолжение доступно по ссылке.