У ПРЕДАТЕЛЕЙ ВСЕГДА БОЛЬШЕ ШАНСОВ

Много пришлось в своё время заниматься темой Холокоста. Говорить с узниками гетто и концлагерей. И с теми, кто прошёл ещё и наши лагеря. Они их сравнивали... Но это тема особая. Глубокие были старики. Кто-то нормальный. Кто-то с искалеченной на всю жизнь психикой. Жили бедно, всего боялись до ужаса, мало что в окружающем мире понимали, на любое доброе слово, от кого бы оно ни исходило, реагировали, как уличный котёнок на ласку... Отчего их так любили использовать в антиизраильских акциях. И левые. И арабы. И иранцы. Подло и цинично, но работает. Искалеченная психика несчастных людей позволяет проводить с ними такие эксперименты. На публику действует, значит оправданно. У нас такие, среди пламенных союзников радикальных исламистов, тоже были. Помнится один журналист, сильно подвинувшийся на неприязни к Израилю, на последних выборах умудрившийся крайне неудачно выступить доверенным лицов одного из левых кандидатов... Но это уже совсем о другом. Среди тех, кто погиб в Холокосте и тех, кто в нём выжил, были разные люди. В основном обычные - жертвы. Те же дети, что они могли сделать?Были герои. Были мерзавцы. Мерзавцы выживали с высокой степенью вероятности. Заметно по Соросу. Он там тоже был. У тех, кто воровал, спекулировал и предавал шансов было больше. А если сотрудничал с нацистами и их местными помощниками, так и совсем немало. Хоть в юденрате. Хоть в еврейской полиции. Хоть помогал скупать у жертв драгоценности в обмен на продукты. И сам был сыт. И если выживал, не бедствовал. Как тот же Сорос. Героическое сопротивление давало очень мало шансов. Пассивное ожидание вообще никаких. Спрятаться и затаиться... Ну - это если не выдадут. Или те, у кого спрятался, сами не убьют. Деньги, соль, сахар, мука, керосин... Что там ещё за еврея можно было получить? Опять же, дом с хозяйством, скотина и птица - если в деревне, добротная мебель, постельное бельё, одежда, посуда... Не говоря уже о тех же деньгах и украшениях. В хозяйстве всё годилось. Сколько в Польше, на Украине и в Прибалтике сохранили рачительные хозяева еврейской недвижимости, предварительно избавившись от хозяев? Кто помасштабнее, прибрали магазины и лавки, кафе и рестораны, театры и мюзик-холлы, заводы и фабрики. А самые толковые - банки. Или еврейские деньги в собственных банках, как швейцарцы. Они никого не резали на куски, не заражали никакими болезнями, не жгли живьём и не травили газом, не расстреливали и не морили голодом, не насиловали и не пытали. Просто ничего не отдали сиротам, даже если те помнили номера счетов и пароли. Завещания в лагерях смерти не выдавали. Ключей от банковских ячеек не сохраняли. А если и сохраняли... Где доказательства, что вы единственный наследник? Ах, семью уничтожили в Дахау, Треблинке, Аушвице? Ну, наверное. Но ничем помочь не можем. Это было ТАК. Тех, кто смог вернуться, никто не ждал. В их домах и квартирах жили. И прежних хозяев убивали и в 45-м, и в 46-м. В Польше и на Украине погромы шли после войны. За них никто не ответил. Что до Запада, там было подлее. В Голландии и Бельгии, к примеру, до сих пор тем, кто смог бежать от нацистов, начисляют долги с пенями за время оккупации. По закону всё правильно. Не платил, муниципалитет собственность отбирает. Потому, что положено так. По закону. В Дании с тех, кого вывезли в Швецию, аккуратно взяли расписки. И платили они по ним десятки лет после войны. Так что такое торжество низости, подлости и гнусности рода человеческого встаёт перед тобой, когда начинаешь заниматься историей Холокоста... Туалеты и стадионы, огороды и сараи, жилые дома и школы на местах массовых расстрелов. Памятники, на которых нельзя было писать, что расстреливали евреев или цыган - исключительно "советских граждан". Здоровые как быки и процветающие бывшие нацисты и их соратники, живущие по соседству, а то и там, где жили жертвы, которых зачастую они сами и убили. Люди, спасавшие еврейских детей, до конца жизни боявшиеся осуждения соседей, которые не простили бы им этого... Смесь страшного и гнусного, урок, который никто не учил и не выучил, трагедия, которая может повториться в любой момент и в любой стране с кем угодно. Вот, что такое на самом деле Холокост. И этого уже не исправить.