Роман Осьминкин
@osminkin
0 Followers
0 Following
1 post

40 дней (к 41-му дню рождения Сашка и Сержка)

Графика Александра Котова

40 дней Сашку с Сержком. Церковь Иоанна Кронштадского. Денис (Деня), жалуется: снятся братья мне каждый день не могу спать, просыпаюсь по нескольку раз за ночь, давай сходим в церковь. Пошли. Забились на вечер, пришли, а там служба в разгаре. Церковь маленькая, тесная, народу набилось много. На входе локтями толкутся, но по православному, незлобливо. Нашли коробочку с записками за упокой. На стенде правила заполнения – на сорокоуст надо писать новоспреставленным. Начал писать и думаю родились с разницей в несколько часов, умерли тоже в несколько часов, жили вместе все время, впишу обоих сразу, начал было писать, но чуть осекся – поймал себя на мысли, что чуть было таки и не написал - Сашок и Сержок. Это было бы похоже на надгробия погибших братков из 90-х, типа «Витек ты будешь отомщен», или «Димону от пацанов». Но Сашок и Сержок не будут отомщены, так как и сама месть уже давно подверглась процессу энтропии и необратимо рассеялась по постсоветским панельным спальникам. Я подумал и написал раба божьего Александра и раба божьего Сергея. Деня рядом косится на мою бумажку, списывает. Пошли внутрь - там не протиснуться, но нам надо к церковной лавке - в угол, протиснулись, все молятся, локтями задевают нас, шикают, тут же матушка со шваброй подтирает серую жижу талого снега. Встали в очередь, стоим, впереди в роскошной шубе молодая женщина от нее приятный аромат, вынимает 5 тыс. купюру, расплачивается, матушка за кассой долго считает сдачу, шелест купюр сливается с баритоном батюшки, женский хор подпевает, матушка слюнявит пальцы и продолжает считать. Молодуха делает вид, что не смотрит на сдачу, водит глазами по витрине с дорогими иконами в позолоченных окладах, наконец очередь доходит до нас. Нам пожалуйста за упокой две записки, вот - , просовываю бумажки в окошко. Матушка читает, потом кивает рядом сидящей смотри говорит сколько раз говорили не писать раба божьего целиком, так как батюшка при отпевании сбивается – имен много, почерк у всех разный не всегда разборчивый – пишите просто р.б. или ничего не пишите. Каждое имя с новой строки. Ощутив себя на уроке чистописания, я сконфузился и попросил свечку. Берите вот за 20 40 и 60 и 100. Подумав какую взять – 20 вроде как не серьезно – по нищенски – друзья все таки, 100 как то пафосно слишком она толстая и большая – пойду с такой сейчас ставить все будут смотреть, думать, вот какой важный идет со свечой огромной. Деня хоть и списывал, но нареканий со стороны матушек в лавке не получил, так как догадался записать рабов божьих один раз во множественном числе. Купили свечи по 60 как нестыдные, но и неброские. Уф. Похоже на получение номерков в налоговой. Теперь дело за малым. найти куда поставить свечку чтобы по правилам за упокой, а не за другое что-нибудь. Но народ вдруг на колени начал вставать и батюшка с кадилом в обход пошел. Но тут, видя как мы мнемся, гладколицая матушка подошла и шепотом подтолкнула к рядом стоящему подсвечнику с распятием за ним. Вот, говорит вам за упокой, ставьте сюда. Я конец свечки погрел над огнем и поставил, Деня посмотрел и также сделал. Поставили. Стоим, уходить сразу как то не с руки, вроде слишком по бюрократически получится, даже перекреститься толком не успели. Решили постоять на службе немного о братьях Сашке и Сержке подумать и помолиться про себя, чтобы Дене сниться перестали, а мне, чтобы чувство вины, что смирился что не изменить ничего, что редко в последнее время выдергивал их куда-то.