Аэропорт

Туман и морось. Серая дымка покрыла трассу. Куртка Гюльмиры покрылась мельчайшими водяными каплями, словно оконное стекло в холодную погоду, если на него подышать. В этом было что-то настолько приятное, что Наташа закрыла глаза и летела, наслаждаясь ощущением контраста между ледяным покалыванием капель дождя по лицу и теплом гюльмириной куртки. Ветер был упругим и мягким, словно подушка, и в то же время колючим, а куртка так приятно грела и защищала от непогоды, словно это сама Гюльмира согревала её своим теплом. Говорят, что каждая вещь, которую ты носишь, получает твой энергетический отпечаток. И сейчас Наташа по-настоящему почувствовала, что это действительно так. Она открыла глаза, и в них тут же ударил поток ветра с частицами ледяной воды. Вглядевшись, она увидела впереди большой железный мост, в который будет трудно вписаться на скорости, тем более при такой видимости. Она сбавила скорость и свернула к обочине, чтобы не оказаться случайно сбитой идущей сзади машиной. Приблизившись, она увидела, что почти всё верхнее пространство над мостом опутано какими-то проводами и трубами, так что пролететь там не удастся, а придётся идти пешком.

- Ничего, пора уже немного размяться. И согреюсь заодно, - сказала она сама себе.

Приземлившись, она обнаружила, что вся земля вокруг покрыта снегом, а морось с ветром превратилась в метель. Снег был глубокий, так что идти было очень трудно. Кое-как добравшись до середины моста, Наташа остановилась, чтобы осмотреться. Внизу была маленькая речка, наверху белое от метели небо, а вокруг степь.

- Блин, я же могла облететь этот мост. Не стоило вообще снижаться. Ну ладно, раз уж пошла пешком, придётся выбираться. Ну же, куртка Гюльмиры, выручай меня!

И она, закутавшись в воротник, двинулась дальше. А куртка действительно стала греть сильней, словно внутри неё печка. И так постепенно она добралась до конца моста и взлетела. Взлёт получился довольно жёсткий - пришлось вырывать ноги из глубокого снега, а потом ещё прорыв через полосу метели туда, наверх, где тепло, хоть и сыровато. Она набрала прежнюю скорость и, прикрыв глаза, полетела дальше. До чего же, оказывается, приятная штука эта морось.

Землю было практически не видно, сквозь слой метели едва проглядывала только серая полоса трассы, которую Наташа ощущала даже с закрытыми глазами. До аэропорта лететь ещё минут двадцать, значит глаза пока можно не открывать. Так она и летела над невидимой трассой, наслаждаясь теплом куртки и слушая постукивание по ней отдельных крупных капель дождя. Ближе к аэропорту дождь прекратился, было слышно только глухое завывание ветра, чем-то напоминающее звуки флейты в нижнем регистре. Наташа открыла глаза. Уже темнело. Внизу медленно проплывали размытые дождём огни фар, а вдали мерцающими огоньками светился аэропорт. Она снова взглянула вниз и заметила, что дождь и метель уже кончились, а вместо снега на поле лоснилась от ветра трава.

Аэропорт встретил её яркими посадочными огнями и полным отсутствием людей. И на посадочной полосе, и в здании не было ни души, только ветер играл на своих флейтах где-то на крыше, да изредка раздавалось призрачное эхо чьих-то голосов. Наташа побродила по второму этажу и спустилась на первый. Она должна была здесь с кем-то встретиться. Она не помнила, кто это, но это был кто-то очень близкий и очень нужный. В голове всё время крутилось имя Артур, но она так и не вспомнила никого с этим именем. Здание аэропорта было абсолютно пустым. Её здесь никто не ждал. Ей не хотелось покидать это тёплое место и снова возвращаться в морось и метель, поэтому она устроилась поудобнее в одном из кресел и, закрыв глаза, стала слушать музыку ветра за окном. Сколько это продолжалось - трудно сказать, но в конце концов наступил Момент Перехода.

Момент Перехода скорей интересен, чем приятен. Нет, вряд ли он приятен. Обычно это сопровождается ощущением потери, как будто теряешь сразу целый мир. Да, это ещё не пробуждение, и сон продолжается, но с этого момента ты уже по другую сторону, и из участника сна превращаешься в пассивного зрителя. Этот момент интересен тем, что ты можешь взглянуть на свой сон со стороны. И ещё - именно в этот короткий промежуток между Переходом и пробуждением происходит запоминание сна. Чтобы запомнить свой сон, по словам Гюльмиры, нужно за это время успеть прокрутить в памяти весь его сюжет от начала до конца. В момент пробуждения воспоминания о сне сгорят, а останется только то, что удалось зафиксировать в Момент Перехода. Вспомнив про это, Наташа постаралась восстановить в памяти каждую деталь своего полёта и блуждания по аэропорту, и в конце концов проснулась.