Крузенштерн в Зеебрюгге. Продолжение.

Начало.

И вот сидим мы так в каюте. Дяд Лева что-то рассказывает, что-то все вместе вспоминаем, смеемся, пьем чай. Я смотрю на этих людей, которые мне очень дороги, но которых я вижу нечасто, и просто наслаждаюсь настоящим моментом, возможностью видеть их, слышать и быть рядом. Потом я, может, и не вспомню, о чем был разговор, но чувство душевного комфорта останется надолго.

После чая зашел в Игорю Майорову. Игорь - подшкипер, ответсвенный за материальное снабжение парусника. Он кормил меня свежими печенюшками и рассказывал про ремонт сломанной мачты. Что по договору о ремонте мачту должны были установить, закрепить и два раза проверить, что все работает - реи поднимаются, поворачиваются и опускаются. Но штаги, которыми мачта крепится к корпусу, подвезли поздно, поэтому мачту эту просто насадили сверху, реи подвесили, штаги завели, подвязали, чтоб ничего не упало, и выпустили парусник в рейс - в море, мол, доделаете. "Не знаю, как все это делать будем," - сказал Игорь, потягиваясь. "Скромничает. Доделают." - понял я. И пошел со спокойной душой ко Владу.

Влад у нас плотник. Все, что связано с деревом, фурнитурой, отделкой, судовым дизайном - это к нему. И по запасам пресной воды - главный контроллер. Раньше - самый важный в море вопрос, а теперь есть опреснитель.
Влад угощал судовым тортом (ага-ага, народ на Крузере очень гостеприимный, а торт - коржевой, с кремовыми прослойками.... Ничего, у меня грудь маленькая, я и компенсировал) и рассказывал про свой отпуск. С женой они поехали в Турцию... на море. Как будто это то единственное, чего он последние полгода не видел. Первые два дня, говорит, сидел спиной к воде и смотрел на горы. Потом повернулся и отпросился у жены покататься на квадроцикле по бездорожью. Покатался и отошел. И все стало хорошо.

К нам присоединился Юров Юрий Юрьевич (это его дед пошутил, а папа его принял шутку за традицию). Сейчас он за старшего боцмана. Но и сейчас сможет так же, как он в 2002-м году кричал, болея за судовую футбольную команду: "Телефонная будка - НЕТ! Жена проститутка - НЕТ! Гол - ДА! ДА! ДА!". И так - 90 минут. Как что? - до сих пор хрипит.
Однажды Юра стоял в море на вахте на руле. Штурвал - большой, его 4 курсанта крутят, а вахтенный матрос следит, чтоб судно шло назначенным курсом. Я выхожу на палубу после завтрака, прохожу мимо еще заспанного Юры. Он только что заступил на вахту. Я встаю рядом с ним, Юра смотрит в одну точку, меня не видит. Тогда я хлопаю в ладоши и так - бедром его в бедро - бум, типа "доброе утро уже наступило". В кармане бушлата у Юры что-то треснуло и хрустнуло. "Что там у тебя в кармане?" - спрашиваю. "А хрен его знает," - отвечает Юра равнодушно, и вдруг лицо его просыпается, поворачивается ко мне большими глазами и выдает, как истину - ""Да там йогурты!" Оттопыриваем карман - точно целых пол-кармана йогурта и останки пластиковых емкостей плавают. Пока я бегал за тряпкой, собралась большая толпа и принялась отпускать шуточки - два месяца в море без женщины, вот и скопилось, да, тяжело моряку, слон бы позавидовал такому количеству... Стоял здоровый ржач. Доброе утро начиналось...

Зашел Олег Кучеренко, моторист и культурист, потому и желания у него простые - поспать, поесть, женщину, ну, или рыбу побольше. Принес показать самодельный спининг из железной трубы и катушки с мою ладонь на шариковых подшипниках - сантиметров 20 в диаметре! Глаза горят, чувствуется, то на следующие полгода с жещинами он мысленно уже попрощался, а с рыбами обязательно встретится. Рыбачить на Крузере любят и умеют, и не умеют, но рыбачат (рыбачат - в данном случае глагол, но может быть и существительным). Как-то мы в Польше на стоянке наловили каких-то мутогенных ершиков, засолили их в ведре. А потом вышли в море и забылись в работе. Через два месяца ведро открыли - что-то искали, ну и заглянули... "Да никто у нас не умер!!!" - кричали мы каждому вошедшему, чтобы преотвратить панику. Ведро мы уже давно выкинули. Вот так - сначала время убили, а потом и поржали. Еще один день до дома зачеркнут в календаре. Такова жизнь моряка.

Потом сходили все вместе посмотреть на мой мотоцикл, померили его под каждую задницу, потарахтели. Я встретил на палубе своего бывшего начальника - помощника капитана по радиоэлектронике Пьеца Игоря. Поболтали немного о футболе, за жизнь. В год 2002, когда я пришел работать на Крузер радиооператором, он установил на радиорубке спутниковую систему, которая и в шторм, и при маневрах судна держит направление на спутник, а значит, можно смотреть телевизор. Телевизионные кабели мы с ним провели почти во все каюты. И все смотрели телевизор. А потом, в кругосветке 2005-2006 года оказалось, что за пределами Европы спутник не ловится, и телевидение на пароходе обрубилось (год чемпионата мира по футболу). И Игорь попросил меня присылать ему хотя бы Спорт-Экспресс на судовой e-mail. С тех пор вот уже несколько лет шлю им в море почти каждый день спортивную газету.

Вот и все. Было уже больше одиннадцати вечера. Одевшись и со всеми попрощавшись, я собрался уезжать. Влад подарил банку домашнего варенья. Все желали мне успешно нам стать родителями сына в феврале. Серега Самущенков проводил до мотоцикла. Крузенштерн почти скрылся под пирсом - был отлив, только мачты и ходовая рубка возвышались над причалом. Я отъехал, посигналив, впереди была двухчасовая дорога домой. В этот раз мне не было так грустно, как тогда, в Киле. В 2007-м года я приехал в Киль (Германия) на Крузенштерн и после суточного пребывания в первый и единственный раз видел его отход. Тогда мой бельгийский друг Этьен, стоявший рядом со мной, тоже большой поклонник Крузера, сказал: "Никогда не думал, что парусник может вызывать такие же чувства, как женщина. Особенно, когда он от тебя уходит." И я чувствовал всем сердцем, что он прав.

Игорь Майоров, подшкиппер, 2003 г.. Так никогда и не спросил - где же надшкипер и шкипер?

Влад Коновалов, плотник. Расписан на первом гроте.

Юрий Юрьевич Юров, сына назвал Георгием. Поддерживаю.

Олег Кучеренко, 2005-2006 гг.. Сравнима ли рыба с женщиной? Эта и следующая фотки - Юрия Масляева или Александра Селезнева.

Кругосветка 2005-2006 годов. Чемпионат мира по футболу смотрят на рогатую антенну у берегов Южной Африки.