Дневник с Крузенштерна, год 2002-2003. Часть десятая.

18 июля 2002 года. Четверг.

01.10 Если я буду рассказывать всё, что произошло со мной в Бресте, я не засну сегодня (как минимум). А мне надо спать.

Я и Ира.

Ира. Покидая Брест.

Французский берег.

Брест.

Ира и уличный музыкант.

Волейбольная и футбольная команды Крузенштерна. Первый ряд слева - боцман фока Серега Осов, матрос фока Юра Юров, боцман второго грота Миша Привалов и моторист Женька Половков. Я рядом с ними присел.

С Ирой и Бригиттой мы ездили в столицу провинции Кемпер (Quimper).

Этой улице более 900 лет!

Это диптих. Первая фотография называется "Цветы"...,

... вторая - "Пчелы!".

Прощай, французский берег!

После выхода из Бреста Крузенштерн взял курс на Бремерхафен. На этом переходе на борту парусника прошло празднование Дня Рыбака. Я выложил все видео, что у меня есть. Мне это дорого.

Торжественное построение курсантов и экипажа, поздравительная речь капитана "Крузенштерна" Геннадия Васильевича Коломенского, объявление благодарностей и вручение грамот.  Праздничная эстафета, часть первая. Выступление команды экипажа: Женька Ромашкин, Юра Юров, Женя Примакин, Сашка Суворов...  Праздничная эстафета, часть вторая. Мое выступление за команду экипажа, обсуждение шансов на победу и рассматривание призов, пока бежит команда курсантов - команда иностранных практикантов разминается, легендарное упражнение "звезда" в исполнении Юры Юрова. Легендарное упражнение "звезда" в исполнении Юры Юрова отдельным фрагментом. Праздничная эстафета, часть третья. Выступление команды иностранных практикантов, катамаран за кормой. Награждение победителей и команд-участниц. Команда экипажа празднует победу. Посиделки команды победителей в каюте боцмана второго грота Мишы Привалова. Праздничный торт и тосты. Концерт, подготовленный курсантами. Выступают: Миша Михеденко (stich_koenig ) - черная гитара и синяя майка, Серега Попов - обычная гитара и синяя майка, парня в белой фланке не знаю.   Досуг экипажа, партия в шишбеш, играют Юра Юров и Серега Осов. В Бремен я с Ирой ездил на поезде из Бремерхафена.

Триптих "Центральный Собор". Тогда вертикальной панорамы еще не было, приходилось снимать так.

Магазин "Бременских музыкантов".

Бремерхафен - родина "Крузенштерна".

30 июля 2002 года. Понедельник

00.45 Сегодня я один, без Иры. Я не скучаю, это что-то другое. Это другая жизнь, где нет тебя. Я не думаю о тебе, ты просто как дышать. Да, я дышу тобой. Ты мой воздух сейчас. Ты в каждой молекуле кислорода, в каждой клеточке моего тела. Я оглушён, я ослеплён тобою, или я знаю, что мы встретимся в Зеебрюгге? Я не знаю. Но я ощущаю некоторый дискомфорт без тебя. Сегодня я весь день чем-то занимался, некогда было скучать, думать. Но будь я трижды проклят, если ты мне не дорога. Подумал о тебе, конкретно о тебе, не к кому прикоснуться губами, некого приласкать - и защемило. Что завтра будет...
А завтра у меня новая работа - с трейнисом. Я приду утром в кают-компанию трейниса и расскажу им о планах на завтра. На английском. Толпе из более 10 человек.
16.30 У нас, оказывается, 20 туристов. Конечно, всё, о чём я задумывал рассказать, не рассказал, но дело своё сделал, и это тоже хорошо.
Сегодня от Иры пришло послание, которого я так жадал. А вот с ответом моим пришлось помучиться. Отослал как обычную телеграмму, только вместо адреса - e-mail. Связался с оператором, и оказалось, что всё сделал неправильно. Но мы всё выяснили, проблему мою решили вместе, поговорили ещё о том о сём (в телексе, конечно) и теперь я очень доволем жизнью, не считая пустоты внутри меня и отсутствия физической работы.
У курсантов по поводу Дня ВМФ (я от Гели получил поздравление) опять какие-то соревнования устраивают, но команде экипажа учавствовать не дают. Да и не надо - без тортов бороться не за что.
На мачтах поставили все паруса, что есть. Даже фок. Прекрасная картина со стороны, I think.
18.30 Я лежу на кровати и ничего не хочу делать. В соревнованиях экипаж учавствует, а мне даже никто не сказал. Ромашкин ни разу не подтянулся. Отстой какой-то. Я чувствую себя одиноким. Хотя нет, это не одиночество. Это обида. Это эгоизм во мне играет. Меня любят, чем ты недоволен?
23.00 Я сейчас лягу спать. За последние три недели первый раз так рано. Но зачем? Что за настроение?
Немец один, учитель, со мной разговорился. Но ему нужна практика русского языка, и он рассказывает о себе - это очень утомительно. Мне нужет только один человек.

3 августа 2002 года. Суббота.

00.30 Я получил уже два сообщения от Иры. Я не скажу, что очень по ней скучаю. Мне её крайне не хватает. Я не думаю о ней - Ирой пропитано всё моё существо. Когда я ложусь спать, прикасаюсь головой к подушке, а ладонью к мягкому пледу, я почти физически ощущаю её отсутствие.
Прошли сегодня под мостом опять. Выходим в чистое Балтийское море. Может быть, к родным берегам сходим. Ещё 5 дней надо убить. А Росток уже на горизонте.
4 августа
23.10 Привык, что спать ложусь после полуночи, вот и поставил дату нового дня. Опрометчив.
Целый день сегодня просидел в радиорубке, пытаясь наладить связь с КРЦ. И только после полдника смог отправить телеграммы , а сообщение от Иры три раза прерывалось на половине. Она пишет, что ей тяжело не получать от меня весточек. А я уже две послал, и подтверждение пришло о получении сообщения. Я не знаю, я скучаю, я хочу быть рядом с ней, мне не хватате тебя, Ира, но я ничего не чувствую в груди. Я жду каких-то физических ощущений. А когда я был рядом с ней, обнимал, прижимал к себе, закрывал глаза, всё внутри меня задыхалось от блаженства, от счастья, что я снова могу любить и быть любимым.
Василий, профессиональный танцор акробатического рок-н-ролла, живёт на судне. Он приглашал нас с Ирой на репетицию (в учебный класс перед Брестом) выступления на День Рыбака. Ещё Серёга Попов, который играет на гитаре обалденно и поёт свои песни. Миша Михеденко в очках, тоже на гитаре, тоже поёт, в паре они играют. Сегодня вечером на корме сидели, меня позвали. Так хотелось, чобы это слышала и Ира, тоже сидя рядом со мной, и мы бы делили друг с другом своё тепло.
Игорь Михайлович Дмитриев - начальник практики механиков - оказывается, учился в Академии, играл за неё в футбол, КВИМУ тогда заняло 4-е место по Союзу, приглашался в "Балтику", но выбрал науку и остался работать в Академии. У него молодая жена (я угадал по текстам телеграмм), и он здоровский дядька. Про футбол он мне сегодня рассказывал.
Мы сейчас идём в сторону Калининграда, километров 400 до него. Завтра встану в 6 часов, попробую поутру принять телеграммы. 

4 августа 2002 года. Воскресенье.

18.30 Я вымотан надеждой связаться и принять телеграммы и безрезультатностью моих действий. И мне плохо. Физическое и психологическое недомогание. Я не хочу ничего делать. А тут ещё тревоги затеяли.
23.59 Мы на банке Лавица-Слупска, где нет никакой связи. Еле-еле на УКВ из штурмаской один телефакс сделали и всё. На 8 МГц только автоответами обмениваются станции и всё. У меня голова болит. Что, Ира, с нами происходит и к чему всё это? Нам было очень хорошо вместе, так же нам плохо врозь. И вот этого времени, когда мы будем вместе, у нас намного меньше, чем того, другого.
На ужине баба Клёпа меня так накормила картошкой фрит, пришлось с собой взять, не доел. Doesn't matter!  

5 августа 2002 года, даже уже 6 августа. Вторник.

00.20 Сегодня прорвало, получили все телеграммы, что накопились за три дня - 14 штук, три из них от Иры. Оне не пишет конкретно, что получила от меня послания, но какие-то косвенные признаки я улавливаю. Игорь Станиславович напрягается, что Ира пишет everyday. Но мы с ним договорились, что я напишу ей письмо, а Игорь отправит через свой e-mail. Вечером я зашёл в радиорубку, соединился в телексе, отправил всё, что накопилось, а к приёму готово ещё 12 сообщений. Откуда?
Утром я совсем был плох, Игорь Михайлович даже заметил, а потом Серёге Осову помогал шпангоуты набивать и вроде успокоился за работой. А потом получил телеграмму от Иры. Но всё равно она далеко от меня. Я чувствую, как меня это выбило из колеи, я опять приблизился к нулевому уровню без Иры. Что мы делаем друг с другом, что жизнь делает с нами?
Катался бы себе спокойно на пароходе, вернулся бы домой, там посмотрел бы. А сейчас? До Зеебрюгге томительное ожидание, а после? Я боюсь об этом думать. Милая моя Кошка, я люблю тебя, и я ненавижу жизнь за то, что она так поступает с нами. Сможем ли мы быть сильнее обстоятельств? Вот что меня убивает. Я хочу тебя увидеть, я хочу быть с тобой, Кошка моя любимая.
Сегодня у Паши Оршанского ДР. Поварёнок наш. Любитель Аллы Пугачёвой.
23.30 Когда на пароходе ещё была Геля (прачка), она постоянно выкидывала кассеты Пугачёвой в иллюминатор, да иа Паша тоже. И теперь где только этих кассет нет - и на банке Лавица-Слупска, и в Северном море, и в Ла-Манше, и в Преголе, и т.д. Одна из судовых историй.
Не было сегодня связи, хотя телефонные переговоры прошли успешно. С утра поругался с Клёпой по поводу тарелки, так что настроение было ни в жопу. Но сон до и после полдника успокоил меня, ободрил и дал силы на жизнь. Всё опять устаканивается к лучшему.

8 августа 2002 года. Четверг.

03.20 Переписывал видео для Иры и Бригитты в компании с Владом. Сегодня пошла связь. Всё гениальное просто. Встали на якорь на рейде Ведермюнде. В Росток не пойдём. Недалеко от нас стоит 3-хмачтовый парусник, мачты освещены, очень красиво. Ира, я думаю о тебе. Всё, что я делаю, я делаю для того, чтобы приблизить 22 августа. 

10 августа 2002 года. Суббота.

01.00 Я уже два раза разговаривал с Ирой по телефону. Бригитта пойдёт с нами до Зеебрюгге, а там меня ждут три великолепных дня с Ирой. Я очень скучаю по ней.Я люблю её. Я люблю тебя, Ира. Сделал фотки, не очень нравятся, но есть просто здоровские. В Варнемюнде нет интернета, это не хорошо. Это совсем не хорошо.
Бригитта подарила мне несколько фоток, классных фоток со мной, а я подарил ей книгу не знаю о чём, девушка в магазине сказала - очень интересная.
22.45 Я нашёл кое-что прекрасное, на меня пало озарение. Связи нет, заняться нечем (нет работы толковой, я про это), Ира где-то далеко во времени и пространстве. Люди вокруг веселятся, салют, а я сижу и смотрю на цветные стрелы в небе и нет ничего хорошего для меня. Ко мне курсант подошёл, Янковский, сейчас мне несимпатичный.
- Что, - говорит, - хорошего скажешь?
- Ничего, - отвечаю.
- Что, ничего хорошего в жизни нет?
- Нет, просто хорошего не скажу.
И подумал. У меня нет хорошего? Да я люблю и любим, я счастлив! Что мне всё остальное! Как у меня сразу поднялось настроение! Как груз с сердца упал. Так легко сейчас. Надо Бригитту найти и ей рассказать.

Продолжение - часть десятая, дополнение.