Дневник с Крузенштерна, год 2002-2003. Часть одиннадцатая.

11 августа 2002 года. Воскресенье.

19.10 Ушли из Варнемюнде. На последнем катании мы заходили вместе с "Pedro Docker'oм". Да-да, именно тот "Pedro...", на котором я не покатался в Киле. Как кольнуло сердце, когда я его увидел. Он пошёл дальше, в Росток. А я ведь был в Ростоке, но я не думал об этом совершенно. Утром нас с Игорем Михайловичем не пустили на море, остались мы на пароходе.
Всегда, когда уходишь из любого порта, всегда щемит в груди. И здесь тоже. А на подходе Варнемюнде красив, ничего не скажешь. Пляж, маяк, архитектура. Вчера заходили вечером с катания - штиль, парусников вокруг видимо-невидимо, под парусами, в лёгкой дымке. Двадцать первый век! 

Варнемюнде - небольшой городок на входе в канал, ведущий к Ростоку.  Крупные парусники швартовались в Варнемюнде, а поменьше - уходили в Росток.

Трехмачтовый "Херсонес" рядом с суперсовременным паромом.

На подходе к Варнемюнде.

Вечерняя дымка двадцать первого века!

Уходим из Варнемюнде. Нас провожает буксир.

Игорь Михайлович Дмитриев - руководитель практики у механиков. Отличный дядька.

Два четвертых помощника капитана Толик и Рома (фамилий не вспомню уже) и Игорь Михайлович на корме.

Александр Сергеевич Игнатьев (слева), начпрод, в 1999 году он был моим командиром, в 2002 году я уже жил с ним в одной каюте. Справа - Игорь Михайлович Дмитриев.

В Росток приехала Бригитта и привезла мне подарок от Иры - конфеты и розу.

13 августа 2002 года. Вторник.

01.00 Privet, my love, my tender and affectionate Koshka. I had a very nice day: I got 5 messages from you with love, kisses and hugs, which give into me warmth and compel to beat my heart more quickly; I had the work enough; I was in sportroom in during 2 hours and something good else. But 45 kilometers from coast give not the faintest hope to hear your voice, laugh, yours "Privet, Kostia!", "I love you" and "Buy-buy". You all of my life meaning, because wherefore need my lips, if not for kiss you, my hands, if not for hug you, my body, if not for give to you warmth and tenderness a lot, my long hair, if nobody like it how like it you. Just a little bit of sorrow/sadness steal into me tonight, because I can't talk to you some simple but very important words - Ira I love you, Ira I need you, Ira I miss you. 9 days until meeting. Kostja
20.00 Я - внутренняя среда влагалища. Да, зашёл разговор о том, что я буду сейчас делать. Я буду организовывать связь между курсантами и их родными. "То есть, ты типа презерватив?" - спросил Саня Ракитянский. "Нет, презерватив - это средство защиты, а я - больше, я внутренняя среда влагалища!"
Читаю Пелевина. "Зелёная коробочка" - это сильно, это очень сильно! А картина с голым пьяным мужиком, который лежит на бревне "В поисках внутреннего Буратино". А? Как вам?
Мы чешем в Портсмут со средней скоростью 11 узлов. Машина на всех 340 оборотах, ещё паруса для трейниса днём ставили. Вчера с Ирой не говорил - не было даже надежды на связь. Но я в порядке, я понял одну важную вещь.
23.15 Как много мне дало понимание вот этой важной вещи. У меня прекрасное настроение, и я в полном порядке. Нет, если бы не Ира, я бы не понял этого. Вот ей - самое огромное спасибо и вся моя любовь. Я сегодня опять принял от неё письмо. Она пишет, что получила два сообщения от радиоцентра, но не может их понять. Естественно, если латинскими буквами русские слова отправлять немецкой девушке... А там написано "отправляйте ваши письма на адрес Крузенштерна, а не на КМРП". Very funny. Ещё Ира получила моё письмо с ромашками.
А я в Ростоке в своём mailbox обнаружил письмо от Наташи Водолазовой, и ещё от Будник Наташи, от Димки с фоткой, от Виктора Адриановского, Гели, Иры Антиповой из США. Такая у неё манера писать - что вижу, о том пишу. Прикольно читается.
Сегодня была моя любимая погода утром - ветер, волны и солнце. Так это здорово! Заливало шкафут и шлюпочную палубу. Игорь сегодня сам проводил экскурсию, а я познал аккумуляторы аварийного питания для гирокомпаса и репитеров. 

18 августа 2002 года. Воскресенье.

10.24 Проторчали мы сутки на якоре у Портсмута - капитан не хотел становиться вторым бортом с кем-либо. Нас поставили далеко-далеко, в торговой гавани. Интернета толкового я не нашёл. Одна радость - купил Ире подарок. Не искупался, ничего. И всё больше и больше я понимаю, что даже 360 долларов - это очень мало. Я разговариваю с Ирой каждый день, и я счастлив в эти минуты. Но когда я начинаю думать о будущем... Даже не о трёх месяцах осеннего рейса. Чем я могу зарабатывать себе на жизнь и на свою будущую семью? Что я могу предложить в материальном плане? Какие у меня перспективы? До Иры у меня всё было прекрасно - хорошая зарплата для России, я знал, что я буду делать дальше. Теперь я в сомнениях по уши. Как тяжело быть человеком.

Наташа Тимченко, буфетчица в столовой курсантов. Стоим на якоре у Портсмута.

Все ждут захода в порт. А капитан не даёт добро.

В Портсмуте. Отражение ....

... и оригинал.

Шикарный парад парусов на выходе из Портсмута.

Мой боцман Серега Осов и подшкипер Игорь Майоров - отличные мужики!

26 августа 2002 года. Понедельник.

22.40 Получил сообщение от Иры. Она пишет, что купила мне телефон. Она сумасшедшая. Я её люблю. Но вся эта ситуация с подарками, когда я больше люблю дарить... А сейчас Ира меня переплёвывает. Что меня успокаивает - я люблю её на за то, что она имеет машину и квартиру*, дарит подарки и что-то ещё. Я её люблю, потому что люблю, потому что она такой человек внимательный ко мне больше, чем к себе. Я тоже такой, и это мне нравится.
Мы знакомы полтора месяца, но у меня всё меняется в жизни из-за этого. В лучшую сторону, естественно.
Пять дней и четыре ночи в Зеебрюгге - самые счастливые в моей жизни. Я верил и надеялся, что есть такой человек в мире, есть моя вторая половинка. И у нас есть будущее. Вот что самое главное.

*Тут я неправ, машину Ира арендовала, мы её потом выкупили, а квартиру снимала, мы потом уже купили дом.

27 августа 2002 года. Вторник.

23.20 День как день. Повара сегодня всполошились, и теперь их спишут.
Ира пишет, что начала заниматься в фитнесс-школе, и когда я увижу её в следующий раз, она будет суперженщиной и такой же крепкой, как я. Я её обожаю. Она хочет быть совершенной для меня. Как это здорово! Я ей рассказывал, что я стремлюсь к совершенству, чтобы моя будущая жена могла мной гордиться и восхищаться, чтобы я был лучшим для неё. Я не знаю, помнит ли она об этом, но она хочет быть лучшей для меня. Как это важно в любви - не остановиться, когда тебя любят, таким, какой ты есть, а продолжать изменяться в лучшую сторону, чтобы удивлять и поражать, а не стать привычным и обыденным.
Ира много пишет о своей работе с инвалидами. Она даже привезла мне подарок от одной из них - лист бумаги с наклеенными картинками. Её работа - это очень большая часть её жизни, которой я не знаю, но очень важной и существенной для Иры. Я счастлив, что встретил тебя, Ира. Ты не даёшь мне усомниться в своих чувствах, твоих чувствах. Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ, ТЫ ЛЮБИШЬ МЕНЯ - я это знаю. Мой любимый человек.   

28 августа 2002 года. Среда.

08.58 Второй день в Бреде прошёл под аккомпанемент дождя. Пока мы ехали через Бельгию к границе, шёл такой ливень, что многие машины останавливались. Сегодня Бельгию затопило - в новостях сообщают. Да, я был в Голландии. Мы два раза ездили туда на целый день. Ездили на велосипедах на озеро, говорили о нашем будущем, встретили в этот день три свадьбы, прогулялись по городу... А вечером вернулись на Крузер, где у нас была своя каюта. Четыре ночи и пять дней мы были вместе. Последний день на катания Ира ходила с нами, а когда Крузер уходил, мы махали друг другу руками, пока могли что-то различать.
Вчера я заснул с ощущением полнейшего счастья после того, как поцеловал Иру на фотографии.
Мы уже в Каттегате, ночью прошли Скаген. 31-го будем под парусами гулять у Светлогорска, а 1-го или 2-го - в Гдыню. Италия, по ходу, прогорает, но не исключена возможность захода в Брест, что очень приятно. 

В Зеебрюгге мы опять играли в футбол.

До полного изнеможения....

На катаниях для туристов открывается лавочка с сувенирами. Мы с Ирой уже чувствуем приближение момента расставания и фотографируем друг друга украдкой.

Вот "Седов" покидает Зеебрюгге.

Огромный парусник ведут два маленьких буксира.

Тысячи жителей и гостей праздника пришли проводить парусники.

Вот и Ира уже сошла на берег.

Мы махали друг другу руками, пока могли что-то различать.

Крузенштерн у ходил в Польшу, а затем на Канарские острова. Начинались три месяца разлуки.

Продолжение - часть двенадцатая.