Об эффекте Кулешова.

Вы знаете как я люблю кино. Часто в консультировании или групповой работе использую фильмы (как и другие произведения искусства) для обсуждения какой-то темы и воспитания чувств. Когда фильм получился хорошим, натолкнул нас на размышления и вызвал эмоциональную реакцию обычно мы хвалим режиссёра, сценариста, оператора, монтажёра и остальную команду за то, как хорошо им удалось схватить суть какого-то явления, какими наблюдательными людьми, искусными рассказчиками, тонкими психологами они являются. Магия кино работает тогда, когда мы видим в ней жизнь.

Изучая кинематограф, принципы его работы и различные приёмы мы можем больше узнать о нашей психологии вообще. Одним из ярких примеров я считаю эффект Кулешова (Льва Кулешова, а не Розы Кулешовой). Он одним из первых обратил внимание на то, что кадры в фильме не могут строиться в произвольном порядке, у них тоже должна быть своя логика. Эта мысль кажется простой и понятной, но лишь потому, что мы уже привыкли к фильмам, которые сняты используя принцип Кулешова. Впрочем, важность его открытия состоит не только в том, что последовательность кадров должна хронологически раскрывать историю, а в том, что наше восприятие каждого следующего кадра полностью зависит от того, какой кадр на экране сейчас.

Как он это проверил? (И потом его опыт повторили тысячи других деятелей кино). Он снял лицо человека, который, на первый взгляд, не выражает никаких эмоций. И продублировал кадр дважды. Далее он вставлял между парами этих фото другой кадр - с едой, трупом и полуобнажённой девушкой. Когда появлялись эти кадры зритель испытывал определённую эмоцию и именно её наличие он приписывал тому лицу, которое видел после. Хотя, напомню, лицо человека было неизменным весь фильм. Лев Кулешов понял, что мы воспринимаем последовательные кадры, как вытекающие по смыслу друг из друга.

Хичкок испытывает умиление и Хичкок испытывает похоть.

Что нам даёт знание об этом эффекте? То, что мы должны постоянно быть на чеку. В кино знания о нём часто используется для создания фильмов-слёзодавок (вспомните, например, Хатико и другие фильмы о животных, где мы приписываем им "человеческие эмоции и переживания" или фильмы, в которых романтический герой вспоминает об отношениях и мы видим нарезку кадров счастливых, смеющихся людей и от этого ещё тяжелее возвращаться в настоящее время). Однако, этот эффект живёт не только на экранах.

В жизни мы часто допускаем такую ошибку, когнитивное искажение, когда ассоциируем человека с тем местом или обстоятельством в котором его впервые встретили или с человеком, с которым его встретили (социальная психология говорит называет его эффект ореола). Это значит, что мы экстраполируем первое впечатление о человеке на все дальнейшие взаимоотношения. При чём обычно впечатление о нём как о человеке вообще зависит от того, насколько он понравился нам внешне либо какой жест сделал. В целом большинство когнитивных искажений появляются из-за нашей склонности приписывать что-то кому-то.

Экспериментально с эффектом ореола тоже интересно работать. Можно почитать о Торнадайке и Нисбете и Уилсоне. Оба эксперимента показывают, как наше точечное впечатление от человека (его внешности, манеры поведения, речи) влияет на нашу оценку человека в целом и других его точечных качеств. Лично мне очень нравится самостоятельно проводить похожий эксперимент, который часто используют СМИ, публичные люди, реклама и политика. Он действует и в обратную сторону. Для того чтобы его провести нужно найти в интернете рандомное фото. Одному человеку или группе сказать что на фото учёный/ врач/ лауреат премии или т.п. и попросить описать его внешность - высокий лоб будет воспринят как доказательство интеллекта, насупленные брови как серьёзность, сжатые губы как строгость и не многословность. Когда мы покажем это же фото другому человеку или группе и скажем что на нём маньяк/ крупный финансовый мошенник/ пациент психбольницы и т.д. описание черт его лица будет совершенно другим.

Я не призываю забыть о прошлом человека и его поступках, безусловно они влияют на него сейчас и, отчасти, он всё ещё есть тем человеком, хотя мог и сильно изменится. Когда мы поддаёмся этим эффектам, то не видим за ними самого человека. Видим мы то, что есть или то, что нам хотели показать?