Асия Биби и христианство в Пакистане

Осенью 2018 Верховный суд Пакистана, сославшись на Фирман Мухаммеда 622 года, отменил смертный приговор христианке Асие Биби, приговорённой ранее к повешению за богохульство. Тем не менее, Асия Биби до сих пор находится в тюрьме из-за открытых угроз со стороны исламистов - угрозы выглядят тем более серьёзно, что поддержка обвиняемой уже стоила жизни Шахбазу Бхатти, единственному пакистанскому министру-католику, и могущественному панджабскому губернатору Салману Тасиру, которого расстрелял собственный охранник. Мы пожелаем Асие Биби скорейшего освобождения и ещё более скорейшего выезда из Пакистана куда-нибудь подальше. Тем не менее, интересно то, что её дело имеет не только и не столько религиозную, но и кастовую подоплёку.

Всё началось с того, что в июне 2009 года сборщица ягод Асия Биби выпила воды из колодца, которым могла пользоваться только мусульманские жители деревни. Соседки-мусульманки обвинили Асию в "осквернении" колодца, начался конфликт, после которого Асию и арестовали. Конфликты из-за доступа к колодцам - это достаточно частое явление и в Индии. Там происходят конфликты из-за того, что низкокастовые крестьяне хотят получить доступ к источникам воды, ранее принадлежавшим только высшим кастам. Проблема в том, что Асия Биби отличалась от своих односельчан не только по вере, но и по кастовой принадлежности.

Большая часть пакистанских христиан, переходивших в XIX веке в католицизм или англиканство, ранее были низкокастовыми мусульманами. С переходом в новую веру они надеялись улучшить свой социальный статус, но этого не произошло - сейчас большая часть пакистанских христиан остаётся низкоквалифицированными рабочими в городе или в сельской местности.

Тот факт, что в среде южноазиатских мусульман существует кастовое деление, яростно отрицается самими южноазиатскими мусульманами - тем не менее, оно всё-таки есть. На вершине мусульманской кастовой пирамиды находятся "ашрафы" (благородные"), возводящие свою родословную к выходцам из Аравии, Ирана или Средней Азии. К "ашрафам" также примыкают потомки принявших ислам индусских аристократов. Прочие мусульмане местного происхождения относятся к категории "аджлаф". Ниже обоих этих групп стоят мусульмане-неприкасаемые, которым часто может быть запрещён вход в мечеть, совместная трапеза с более "чистыми" мусульманами и пользование общинными колодцами. Во многих индийских деревнях неприкасаемых-мусульман нельзя даже хоронить на общинных кладбищах.

Справедливости ради, кастовые ограничения в мусульманской общине несколько менее строгие чем у индусов, а в городах часто не работают вовсе. Тем не менее, в сельской местности проблема кастовой дискриминации чрезвычайно актуальна - тем более, что по закону неприкасаемые-мусульмане считаются именно "мусульманами", а не "неприкасаемыми" - соответственно, на них не распространяется система квот и законодательная защита.

Всё вышесказанное актуально не только для Индии, но и для Пакистана - с той лишь разницей, что в Пакистане кастовая проблема ещё более яростно отличается на всех уровнях. Считается, что касты могут быть только у индусов, а в Пакистане единая мусульманская нация. Тем не менее, в деревне кастовые ограничения живее всех живых и периодически вспыхивают конфликты между разными общинами. Одной из жертв такого конфликта и стала "осквернившая колодец" Асия Биби.