Возможно все!

by Mariya Tochilina
Возможно все!

АВТОР: Мария Точилина. Отрывок из книги "Разреши себе. Женский истории про счастье"

***

Она по-особому видит мир. Словно картину, обрамленную рамой, или фотокадр. Там, где другой человек увидит опавшие листья, жухлую травку, увядшие цветы или сломанную ветку, она – узоры и фантастические микрокосмы. Обычный песок под ее взглядом превращается в текучее время, а статичная геометрия бетонных ступеней становится частью совершенной картины.

Марина Рожкова – профессиональный флорист-дизайнер, художник флористического коллажа, обладатель японского сертификата Икебана Согэцу, инструктор групп по обучению флористике, участник и победитель различных международных выставок. Это – если официально.

Талантливый фотограф – это добавление в «официально» от меня.

Красивая женщина, мама двух взрослых сыновей, живет в Калифорнии и очень счастлива в браке. Это если «без галстуков».

Волшебница, оживляющая сны. Фея, помогающая замечать космос в мелочах и деталях. Талантливый художник, обладающий особым видением мира, Мастер, влюбленный в свое дело – вот так, если по сути. Розмарина – так стали называть ее в Америке. И мы будем называть ее именно так.

«Я не ищу. Я нахожу», – сказал однажды великий Пикассо. Розмарина ничего специально не ищет – она именно находит. Зачастую прямо под ногами: на дорожках парка или даже практически под колесами авто.

– Представляешь, вижу: на дороге лежит цветок одуванчика, хочу его поднять, но тут прямо по нему проезжает колесо машины. И он становится... совершенно другой. Он уже готов для картины! – с восторгом рассказывает она.

Розмарина может сорваться с места ради увядшего в горшке цветка: «Его съела какая-то дрянь. Тебе точно пригодится», – звонит ей подруга, и Розмарина сорок минут мчится на машине в другой город за этим цветком. Она собирает коллекции веточек, листиков, причем особую ценность представляют, изъеденные улитками и жучками: «Чтобы нарисовать один такой лист, мне нужен год. А ты его нашла под ногами!» – сказал ей как-то один художник.

Какой-нибудь редкостный и ценный экземпляр Розмарина может выписать в интернет-магазине, отвалить за него десятки долларов и радоваться как девчонка практически невесомой посылке со «скелетированным» листочком, похожим на паутинку или мантию эльфа.

– Каждая травинка – это информация, энергия, память! – говорит Розмарина, и ей веришь. И как-то по-особому начинаешь вглядываться, рассматривать, понимать и чувствовать...

В пору, когда я увлекалась рисованием, после нескольких объяснений Мастера вдруг начала по-новому смотреть на привычные вещи: деревья, облака, цветы виделись уже через призму черточек, линий, мазков, светотеней. Вот и после разговора с Розмариной иначе видишь, казалось бы, обычный, пожухлый опавший лист: это же волшебное кружево, причудливо сотканное самой природой! Она не только видит чудо сама, но удивительнейшим образом умеет раскрывать эту способность в других. Даже на расстоянии. Мы общались с Мариной через океан, в ее утро и мой вечер, но казалось, что мы рядом, сидим плечом к плечу, и она раскрывает свои удивительные секреты и секретики.

Кстати, про секреты. Помните такую замечательную детскую забаву – делать «секретики»? Девочки постарше точно помнят: любой красивый фантик, цветочек, лепесточек, травинка, бусинка – все пригождалось. Выкапываешь ямку в укромном месте, кладешь цветочек, золотинку какую-нибудь, все это прикрываешь цветным стеклышком, присыпаешь песком, а потом, шепнув подружке на ухо: «А у меня новый секретик!», ведешь смотреть тайничок. Когда Розмарина была маленькая, она просто обожала это занятие. Можно сказать, это были ее самые первые коллажи. Или, совсем наоборот? Сегодняшние ее картины – это вчерашние секретики?

 В «секретик» многие девочки нашептывали свои детские тайны, чтобы никто о них не узнал. Или подружкам рассказывали – «только никому, ладно?» – если совсем невозможно было не поделиться.

– Все в моей жизни я могу выплеснуть в коллажах, – говорит она, – и сегодня вместо того, чтобы с подружками судачить, я просто творю. У меня есть и любимые работы. Они – мои «секретики.

Одна из таких работ называется «Сафари». Розмарина создала ее очень давно, еще когда жила в России. Она выставляла (и выставляет) ее на разных выставках, но... заведомо назначала такую цену, чтобы никто не купил: «Я не хочу с ней расставаться!»

Каждый видит что-то свое – вот суть всех работ Рожковой. Однажды на ее выставке женщина долго-долго смотрела на одну работу, а потом вдруг заплакала. «Это невероятно красиво!» – сказала она. Дорогого стоит такой зрительский отклик. Это было много лет назад, еще когда Розмарина жила в Москве. И уже тогда, увлекаясь творчеством, что называется, «для себя», она почувствовала, что очень важно делиться. Хотя долгое время не могла расстаться со своими работами: возила их по выставкам, показывала, но не продавала. А потом поняла, что нужно отпускать: «Они как дети, понимаешь – выросли, и надо отпустить. Хоть и больно. Но у них должна быть своя жизнь!»

«Надо сильно чувствовать, чтобы другие чувствовали», – это Паганини сказал. Наверное, именно эта экстремальная сенсуальность отличает настоящего художника. Марина в совершенстве обладает не только талантом чувствовать, но и способностью передавать делиться своим талантом с другими: и с теми, кто любуются ее картинами, и, разумеется, со своими ученикам. Кстати, учеников у Розмарины немало, и они живут в разных точках Земли. Еще только-только приехав в Америку, она начала вести онлайн-группу, делясь своим даром со всеми, кому это было интересно. Причем совершенно бесплатно.

Сегодня она ведет творческие группы уже вживую: «Эти занятия как медитация, – рассказывает одна из ее учениц, Оксана Красуля, – Ты слушаешь себя, свои ощущения, сам материал – листья, травинки, цветы. И понимаешь, что природа ничего не создала просто так. А еще Розмарина умеет задать настрой на занятие, предварительно присылая письмо на почту. И это не инструкция, а что-то вроде воодушевления. Описание темы настолько интересное и неоднозначное, что после прочтения ждешь занятия с нетерпением».

Множественные ассоциации – именно этому посвящены ее занятия. Не должно быть ясно, где закачивается веточка и начинается рисованный штрих. Не должно быть понятно – это ты нарисовала или создала сама природа. Не должно быть однозначности, прямолинейности. Одно плавно и гармонично переходит в другое, рождается нечто новое, необычное, неявное. Она учит видеть то, чего не видит большинство.

Ее ученики и вправду начинают видеть мир по-новому. Ее группы собираются практически сами: нет никакой рекламы, только из уст в уста. И в них нет случайных людей. Занятия – своего рода арт-терапия для ее учениц. Для тех, кто пережил или переживает тяжелую болезнь или душевную травму занятия стали настоящим спасением: три часа люди делают то, что хотят, что чувствуют.

– Каждая работа – это душа, – продолжает Розмарина. – Каждую можно без труда идентифицировать – вот эту Любочка сделала, а вот эту Майечка. Конечно, мы и теорию изучаем – композицию, золотое сечение. Но я уверена, что в каждой работе в первую очередь проявляется внутренний мир.

Как и многие творческие люди Розмарина никогда особо не думала о монетизации своего увлечения и не любит об этом говорить. До Америки (а живут они тут уже 14 лет) она вообще не продавала свои работы – просто дарила. Сегодня ее дело приносит ей небольшой доход: люди с удовольствием покупают картины, ходят на ее курсы. Не раз, разговаривая с автором успешного проекта (в том числе и финансово успешного), я слышала, что начиналось все далеко не ради денег: из-за желания выразить себя, из-за возможности заниматься любимым делом, словом – из сердца, а не из головы. А деньги – это потом. Как естественная составляющая энергообмена. Ведь по законам квантовой физики любой предмет (и не только) – не что иное как энергия. Мы с вами постоянно обмениваемся энергиями: деньги, товары, эмоции, настроения... И делимся тем, что имеем, тем, чем наполнены. Розмарина вот делится красотой – это ее энергия, которую она сначала впитывает, потом воплощает в своих работах, а затем дарует ее нам.

Кстати... а вы видели ее фотографии?

 – Розмарина, а вот эти удивительные фото на сайте, чьи они?

– Да мои, конечно, чьи же еще! – ответила она, смеясь.

Говорят же, что талантливый человек талантлив во всем. Ее фотографии черно-белые. В них Вселенная. И философия. Я сильно «залипла» на одной, с маленькой девочкой. Что-то такое необычное в этом снимке... Можно разглядывать долго, находя новые смыслы, погружаясь в глубину... Знаете, что поразило? Детали. Тонкие, почти ювелирные детали. Например, на одной из фотографий на переднем плане запечатлена маленькая бегущая девочка, а на заднем – скульптура, красивая женская фигура на белом кубе-постаменте. На подошве сандалии девочки и на постаменте скульптуры присутствует маленькая деталь: прямоугольная «бирочка». Черное и белое. На застывшем в веках и живом. Строгая геометрия, четкие линии и растрепанные волосы, летящее платье.... «Игра в пятнашки» называется это фото.

 – А вот ЭТО... Что это такое? Как это получилось? – задала я новый вопрос, указывая на фантастическое изображение: то ли фотография, то ли причудливая графика.

 – Это я просто наложила коллаж на фото. Ничего нарисованного, только фотографии и мои флористические коллажи. Ну, где-то яркости добавила, где-то контрастности, – обыденно ответила она, словно ТАК умеет каждый второй.

Не знаю, может делать подобные картины технически не так уж и сложно... Но вот так видеть...

– Почему ты не фотографируешь сейчас? – спросила я.

– Даже не знаю, – ответила она, – может, потому, что постоянно надо иметь дело с техникой, а я такой совершенно нетехнический человек... Хотя, ты знаешь, вот иногда иду, смотрю и думаю: вот кадр, и вот кадр отличный, и еще! Да, наверное, нужно снова брать в руки фотоаппарат.

– Обязательно возьми! – сказала я.

Видеть такое и не делиться – это почти преступление, не правда ли?

Конечно же, я спросила о планах. Что дальше, что еще?

– Одежда с использованием принтов моих картин. Платье, брюки, блузки... Мы пробовали. Красиво получается и людям нравится, – говорит она.

Да, это, действительно красиво и необычно. Идею о том, чтобы воспроизвести необычные принты на ткани, подкинул ее муж Сергей. Однажды он сделал жене подарок: напечатал на пледе одну из картин. Смотрелось очень круто, особенно в интерьере. С этого пледа, возможно, началась новая история ее творчества.

Мы говорили долго, обо всем на свете. Я слушала и чувствовала прилив энергии, душевности, тепла. Она действительно умеет делиться. Как ей это удается? И вообще, в чем секрет таких женщин, рядом с которыми хочется оставаться подольше? Может, в том, что они счастливы? Ведь кто чем полон, тот тем и делится.

Конечно, единого секрета счастья не существует. Но знаете что, дорогие мои... Среди женщин, о которых писала, я не встретила ни одной несчастной. У каждой оно свое, счастье. Но есть что-то общее, объединяющее. Что? Любовь. К близким, к людям вообще, к своему делу, к жизни, к своему дому, к месту, где ты живешь. И еще способность делать мир вокруг себя таким, в котором самой хочется жить.

– А вот скажи, что дала тебе Америка? – спросила я, когда уже писала эту историю.

– О-о-о-о, Америка... В Америке я поняла, что в жизни возможно все. Что все разговоры про американскую мечту – не пустые слова. И люди тут такие интересные. Тут какой-то сгусток просто невероятных людей. А еще я поняла, что есть такое место на Земле, где одновременно можно видеть и луну, и солнце, как в волшебной стране Нигде и Никогда. Как в сказке Токмаковой, помнишь? И что времен года всего три – зиму взяли и вырезали ножницами. Вот вроде бы сейчас – осень, и листья желтые, красивые под ногами. Но уже начинают цвести магнолии, и на серых замшелых ветках появляются невероятной красоты розовые цветы. Возможно все!

Да, она вот так видит мир. И он ей отвечает взаимностью! У кого-то еще есть вопросы о том, как она творит свои невероятные картины? «Некоторые художники изображают солнце желтым пятном, другие же превращают желтое пятно в солнце». Это опять же великий Пикассо. И это ответ: Розмарина просто превращает желтые пятна в солнце.

Познакомится с работами Розмарины можно ТУТ

July 16, 2018
by Mariya Tochilina