Есть, молиться, любить

Мысль первая: «Самая большая магия в жизни человека – это познание собственных возможностей»

У каждого человека на планете Земля есть мечта.

Элизабет Гилберт, автор книги, хотела стать писателем, кто-то хочет стать великим учёным, а кто-то – художником. Сколько людей, столько и мечтаний, так устроен наш мир.

Самодисциплина, постоянное движение вперёд и осознание своей цели, а также важности труда на пути к её достижению – всё это по мнению Элизабет и является творческим путём.

В нашем мире действительно счастливым становится тот человек, который в полной мере может осознать свои возможности, а затем позволить себе жить по-настоящему творческой жизнью.

Творчество – это охота за внутренними сокровищами. Главной частью такой охоты является любознательность.

Это то, что зарождает творчество как явление.

Когда мы молоды, в нас играет любознательность. Охватить хочется всё и сразу, но со временем этот огонь гаснет и, старея, мы всё больше подвержены стеснению, рамкам социальной среды и мыслям о том, что какое-то дело даже не стоит пробовать начинать.

Личность загоняется в клетку, сколоченную из социальных норм и чужого мнения авторитетных взрослых, в результате чего на свет появляются страхи, комплексы и отказ от реализации своей мечты.

В качестве примера того, как можно вырваться из этих рамок, автор приводит свою лучшую подругу по имени Сьюзен, которая только после сорока лет осознала, насколько сильно всю её жизнь её тянуло на каток. Именно там она испытывала подлинное счастье и, вернувшись туда, снова смогла испытать то счастье, к которому стремилась всю жизнь.

Гилберт говорит, что у каждого из нас совершенно разные творческие пути, но все без исключения должны иметь достаточную силу духа, чтобы этот путь реализовать.

Мысль вторая: «Нельзя позволять страху брать верх»

«Бояться чего-то – это просто очень скучно» - именно к такому выводу приводит своего читателя Элизабет.

Сама же Гилберт поняла для себя это только тогда, когда поняла насколько неуникален её страх перед реализацией своей сокровенной мечты.

Боятся все, а бесстрашных просто не бывает.

Бывают лишь те, которые умеют этот страх достойно принимать и творить вместе с ним в союзе.

Страх перед новым рождается тогда, когда человек уже творит что-то новое.

Страх перед началом всегда рождается и будет рождаться, ведь всем нам страшна неизвестность.

То есть страх – это нечто неотделимое, что идет рука об руку вместе с вашим вдохновением.

Поэтому стоит ли не творить, боясь всего, что будет происходить? Разумеется нет.

Нужно просто осознать, что страх будет всегда, заручиться поддержкой храбрости и отправиться в путь.

Со временем вы научитесь жить за гранью комфортной зоны, и от страха не останется и следа.

Мысль третья: «Двигатель творчества – это идеи»

Автор книги описывает идеи как бестелесных существ, что окружают творческих идей.

Идея не имеет тела, но имеет разум, мотивацию быть реализованной и все нужные детали, чтобы её воплотили в жизнь.

Идеи крутятся рядом с людьми и ждут подходящего человека для своей реализации – именно так описывает этот процесс Элизабет. В таком состоянии человека посещает вдохновение, и когда он говорит идее «да», на свет могут появиться совершенно новые творения в самых разных сферах — от творческих и научных до промышленных и религиозных.

Если идея может спонтанно вас посетить, в какой-то момент она может точно так же быстро исчезнуть, если вы не приложите достаточно усилий, чтобы ее воплотить. В таком случае Гилберт советует не паниковать, а великодушно идею отпустить, двигаться вперед, заняться другим делом, чтобы отвлечься. В качестве примера такого взаимодействия с идеей, автор приводит историю из собственной жизни.

Гилберт поведала своим читателям случай, что подтвердил для неё лично волшебное начало идей и их бестелесную жизнь вне наших жизней.

Как-то раз Элизабет выдумала идею романа, действия которого должны были происходит в Амазонии, но написать она его не смогла, так как её личная жизнь закрутила и унесла её в совершенно другом направлении.

Как оказалось, позже её ближайшая подруга – Энн Пратчетт, тоже писательница, написала роман с точно таким же сюжетом. О плагиате не шло и речи, Элизабет не говорила ни слово никому о новой фабуле сюжета, но как тогда идея оказалась у Энн?

«Идея перешла к ней во время поцелуя на одной из конференций» - объясняет магическое совпадение Гилберт.

И в этом автор видит ещё одно глобальное доказательство того, что идеи – живые, и никак иначе.

Мысль четвертая: «Даже если ваше вдохновение ушло, необходимо продолжать работать»

Для начала вашей собственной творческой жизни, вам не нужно разрешение кого-то свыше. Бог итак одарил вас всем необходимым.

Элизабет напоминает, что жизнь на земле очень коротка, и время не бесконечно, и поэтому нужно успевать реализовывать свой потенциал, чтобы в один день не пришло слишком позднее для этого время.

В Древней Греции состояние наивысшего блага называли словом эвдемония. Этот момент внезапного озарения, когда появляется безумное желание творить, Гилберт сравнивает с чувством влюбленности.

Но это головокружительное состояние вдохновения, в котором греки видели божественный след, не может быть постоянным. Поэтому люди проходят через периоды кризиса, безысходности, упадка сил. В таких случаях Гилберт советует продолжать усердно работать, несмотря ни на что.

Эта работа день ото дня необходима для совершенствования, а значит – для реализации того, что заложено в вас высшей силой. Именно так, через тернии, прорываясь к звездам, вы будете творить подлинное искусство через, на первый взгляд, обычные повседневные вещи.

Монотонная каждодневная работа является неотъемлемой частью полноценной творческой жизни. И за возможность каждый день заниматься любимым занятием нужно благодарить судьбу.

Мысль пятая: «Не нужно стараться помогать другим, сначала творите для себя»

Элизабет, зачастую стыдливо признается, что книга «Ешь, молись, люби» была написана в первую очередь из-за желания автора понять собственные чувства и переосмыслить конкретный этап жизни, ради чего она отправилась путешествовать в далекие страны. Основным здесь было желание Гилберт раскрыть себя и свой потенциал через написание прозы. По ее словам, она совсем не ставила перед собой цель помогать другим, хотя впоследствии книга стала бестселлером. Уже после написания «для себя» и публикаций, она поняла, что книга «Ешь, молись, люби» смогла помочь тысячам людей по всей планете.

Автор считает, что люди, которые занимаются творчеством ради других, делают себя несчастными и сами загоняют себя в ненужные рамки. По ее мнению, желание помогать другим чрезвычайно благородно звучит, но в работе это может быть помехой. Для Гилберт творчество — это развлечение, праздник для души, иногда это попытка исследовать грани собственной натуры.

Праздник и счастье, рожденное в вашем личном Раю для вас самих, сможет потом обогреть и других, как обогрел бы камин, сложенный вами в вашем загородном доме. Он строился прежде всего, чтобы греть вас, но около него смогут погреться все ваши любимые, близкие и все гости.

То же самое и с творчеством. Прежде всего – это ваше дело, ваш огонь, который в любом случае сначала нужно разжечь и это уже – дело сугубо личное.

Мысль шестая: «Вам не нужно образование в сфере искусства»

Гилберт затрагивает актуальную тему — о необходимости высшего образования и выстраивании карьеры после университета. Автор пишет об этой теме в контексте реалий США, где студенты часто обучаются за счет государства, но после завершения учебы обязательно должны вернуть этот долг. Речь идет о действительно больших суммах, что для молодых людей оборачивается финансовой ловушкой, из которой сложно выбраться. Особенно, если они изучают искусство и хотят зарабатывать этим на жизнь.

Гилберт не отрицает, что университет — отличный способ расширить свой кругозор, встретить необыкновенных преподавателей, которые дадут поистине важные знания. Также это шанс приобрести ценные знакомства, которые могут помочь в начале карьеры. Но автор предупреждает, что творческая личность не нуждается в дипломе высшего заведения, который просто подтверждал бы это естественное призвание.

Ни в одном дипломе никакого из вузов всей планеты нет вложенной гарантии или подписи о том, что с этим дипломом вы точно станете успешным в сфере, ради которой учились.

Всё в этом деле зависит исключительно от самостоятельных усилий и удачного стечения обстоятельств. Профессиональный успех зависит от самодисциплины и реальных результатов творческого созидания, от желания творить и заниматься любимым ремеслом, которое приносит пользу и наслаждение. Даже если большой успех придет лишь спустя много лет, как это случилось у Гилберт, каждый день упорного труда — это самосовершенствование, возможность становиться лучше и выполнять работу более качественно.

Мысль седьмая: «Парадокс творчества необходимо сначала понять, а потом принять»

И только потом творчество начнёт своё серьезное развитие.

Парадокс этот заключается в том, что творчество имеет в себе огромный смысл, но единовременно с этим не имеет в себе ровно никакого смысла!

Чтобы творить, человеку нужно много личного пространства, в котором он сам решает, что хочется создавать и как далеко готов пойти ради достижения своей творческой цели. Гилберт считает, что на первом месте всегда должно быть личное самовыражение в искусстве, и в то же время, это не должно иметь никакого значения, потому что творчество по сути своей иррационально, оно не имеет в себе никакого смысла, не поддаётся логике!

Человек имеет право придать своему творению любой оттенок и характер. Оно может быть эпатажным и провокационным, либо традиционным или развлекательным, если таков замысел художника. Всё кроется только в выборе случая, в выборе эмоции на палитре творца.

В этот момент, Элизабет в своём повествовании переносится в момент, когда брала интервью у музыканта Тома Уэйтсона для журнала GQ, происходило это очень много лет назад. Уэйтс рассказал, как его долгое время одолевали муки творчества и он боролся за свое призвание — хотел всем казаться человеком значительным и солидным, чтобы его работы всегда были лучшими. Но на самом деле далеко не всегда песни давались музыканту легко, и это приносило мучительные страдания, вплоть до серьезных проблем с алкоголем.

Потом он понаблюдал за своими детьми и решил для себя свои проблемы, ведь понял, что дети не переживают из-за творческих сил. Они непринужденно и с завидной легкостью экспериментируют, придумывают что-то новое и тут же об этом забывают. Дети просто творят, и это для них самый естественный способ познания мира и себя. Вся жизнь для них — неиссякаемый источник вдохновения, и они чувствуют себя совершенно комфортно.

Том Уэйтс понял, что его призвание в этом мире как автора песен и музыканта — «изготавливать украшения для человеческих мозгов», просто создавать хорошую музыку.

Творчество — личное дело каждого, оно важно и не важно, уверяет читателей Гилберт, и просит освободить в мыслях пространство для этого парадокса.

Мысль восьмая: «Даже художнику нужно уметь держать удар»

В любой профессии, в любом начинании существуют взлёты и падения. Без них ничего бы не существовало.

Автор считает, что то, как человек справляется с такими моментами, показывает насколько он подготовлен к неожиданным поворотам творческой жизни и по-настоящему ли предан своему призванию.

Нужно обладать действительно грандиозной стойкостью и развивать ей в себе, ведь даже человеку с самой интересной работой иногда приходится местами её терпеть.

После самой тёмной ночи наступает самый яркий рассвет. Эту мысль необходимо помнить, что бы ни произошло, ведь эта мысль как нельзя более точно отражает настоящий порядок вещей, особенно когда речь идёт о творческом пути.

Мыль девятая: «Для начала, откажитесь от денег в творчестве»

Творчество не всегда должно приносить вам доход.

Как правило, причина такой ситуации очень банальная. Искусство — та сфера деятельности, где трудно заработать много денег. Скорее всего, каждый художник или писатель мечтает, чтобы их произведения приносили большой и стабильный доход. Но реальность такова, что вдохновение — очень изменчиво, и приходится просто зарабатывать себе на жизнь.

Гилберт отмечает, что наличие основной работы, помимо творчества, ей очень в жизни помогло. Человек не может перманентно находиться в эйфорическом состоянии вдохновения. А занятия искусством не могут гарантированно оплачивать ежемесячные счета.

Автор иронично подмечает, что никогда не понимала тех творческих людей, которые не смогли реализоваться в финансовом плане через своё творчество, но принципиально не хотят идти на обычную работу.

Дело в том, что как ни крути, но работа даёт ощущение стабильности и уверенности в завтрашнем дне. Работа даёт нам самоуважение.

Чтобы чувствовать себя комфортно, важно не забывать о самоуважении. Если у художника есть возможность позаботиться о себе, он не оставит в стороне и свое творчество. Он будет продолжать творить, и творческий процесс будет дарить ему наслаждение.

Гилберт написала первые книги, имея при этом другую основную работу, иногда даже несколько работ. Ситуация кардинально изменилась после публикации романа «Ешь, молись, люби», который принес автору неожиданный коммерческий успех и огромное количество поклонников по всему миру.

Еще один пример — французский историк Филипп Арьес, автор знаменитой книги «Человек перед лицом смерти». Большую часть жизни Арьес не находился в академической среде, а работал в департаменте, который занимался импортом во Францию тропических фруктов. Но это не помешало ему, в свободное от службы время, быть страстным исследователем истории Средних Веков и писать на эту тему научные работы. Сам он себя называл «воскресным историком», потому что заниматься интеллектуальной работой мог только по выходным. В 1980 году Арьес даже написал автобиографическую книгу с одноименным названием.

Эта история, так же как и рассказ Элизабет Гилберт о себе, еще раз убеждают, что если вам действительно важно творчество, стоит набраться терпения, много работать и быть готовым идти ради него на жертвы.

Мысль десятая: «Долой идеализм!»

Именно излишний перфекционизм мешает наслаждаться плодами труда, заставляет нас пускаться в бесконечный процесс переделывания и мешает свободе творчества.

Идеал – это просто миф, а постоянные дописывания и доделывания – это ловушка, в которую когда-нибудь да попадают все творческие люди в силу склонности к преследованию идеалов.

Однако же, от такой привычки нужно как можно раньше избавляться. Перфекционизм по мнению автора – это не что-то хорошее, это скорее бесконечный страх чужого мнения, желание ему угождать.

Автор советует быть дерзкими и рисковать, не бояться показывать свои работы чаще. Особенно, по мнению автора, это касается именно девушек.

Путь к совершенству бесконечен и невозможен без критики, которую вы не получите, если даже не покажете свои работы окружающим.

Рискуйте и ничего не бойтесь!

Мысль одиннадцатая: «Найдите дело, которое выведет вас за рамки привычного»

Социальные нормы, рамки и отведенные роли – всё это окружает нас каждодневно. Нам кажется, что из порочного круга не вырваться никогда.

Автор советует найти какое-то дело, творческое или нет – не важно, которое бы смогло вывести вас из привычного ролевого круга. Гилберт называет это «эскапизм при помощи творчества».

Кто-то выбирает религию, кто-то спорт, кто-то увлекается чем-то деструктивным, вроде алкоголя или наркотиков.

Творчество же имеет особенную функцию. Творчество помогает фантазировать, оно переносит нас в миры, которые мы строим сами, помогаем нам отвлечься и выйти из жизни, чтобы отдохнуть от надоевшего круга.

В возможности такого безболезненного «выхода» за рамки и есть главная благодать, заложенная в творчестве.

Мысль двенадцатая: «Откажитесь от культа мученика»

И замените его путём плута!

Ведь творчество - это легко и просто, нет никаких терзаний, болей и переживаний. Творчество – это награда и благодать, возможность построить что-то новое.

Автор сравнивает культ мученика и путь плута.

Мученик обладает тёмной и тяжелой энергетикой, его работы скорее воспринимаются как бремя, как перенос боли, как желание поделится ей с миром. Эта энергетика лишена гибкости, она тяжело дышит и столь же тяжело живёт.

В то время как легкая и бунтарская энергия плута ломает стереотипы, непрерывно трансформируется и творит. Для мученика жизнь — боль. Для плута жизнь — это игра.

Культ страдания был заложен в Тёмное время, так как сами времена жизни в то время были суровые и тёмные.

Однако же первоначальной силой, царившей в нас, всегда и во все времена был путь Плута, где царит радость жизни и наслаждение процессом творчества.

Видя, насколько губительны плоды мученического мировоззрения, автор призывает вернуть всё искусство плутам и трикстерам, так как именно они знают, как заразить всех вокруг смехом и радостью жизни.

Лучшей иллюстрацией такого разного подхода, Гилберт называет свою подругу – Брене Браун, чьи книги были пропитаны энергетикой тоски, боли и отчаяния.

Более того, как оказалось на практике, даже написание этих книги Браун давалось через боль, чем она и поделилась с Элизабет.

В итоге же Гилберт рассказала Брене о своей концепции «мучеников и плутов», и о том, что внутри себя правление творчеством должно перейти именно ко вторым.

Брене поняла концепцию и решила применить её. Она поразмыслила над своей работой и пришла к выводу, что её не устраивает как таковая даже сама форма её творчества – обычное письмо.

Брене не особенно любила письмо, но очень любила рассказывать свои истории вживую.

Как итог, просто в шутку попросив своих подруг записывать за ней речь, Брене смогла создать настолько лёгкую и невероятно-полезную книгу о боли, страданиях и собственной печали, что была потрясена до глубины души.

Ведь ещё никогда ей не удавалось создавать настолько воздушный и интересный текст о таких серьезных проблемах, которыми ей хотелось поделиться с людьми.

Брене, дав волю своему плуту, открыла дорогу своей легкости и своей фантазии. Она дала зелёный свет не мученическому порыву, а порыву души. Сделала всё так, как и должно быть в настоящем творчестве.

Гилберт подводит итог этой истории, который заключается в том, что самое большое счастье – это возможность выполнять свою работу без боли, мученичества и давления изнутри.