Нейрологика

by Сила Чтения
Нейрологика

Восприятие и образ окружающего мира

Человек воспринимает окружающую реальность благодаря пяти сенсорным системам. Любой сигнал извне сначала принимается одним из органов чувств, а затем поступает в мозг, где он проходит дальнейшую обработку. Картина мира формируется в мозге с участием всех сенсорных каналов. Когда вы пьете кофе, вы не только наслаждаетесь вкусом напитка, но и вдыхаете его аромат, видите, как из чашки поднимается легкий пар, слышите звук своих глотков, чувствуете, как ваши губы прикасаются к теплому фарфору. Так создается целая “симфония ощущений”. Если один из каналов восприятия по каким-то причинам выходит из строя, его отсутствие компенсируется обострением других чувств.

В процессе создания образа окружающего мира участвуют подсознание и сознание, активизирующие разные области мозга. Подсознание интерпретирует входящую информацию, основываясь на прошлом опыте и эмоциональной памяти, и выявляет самое важное – есть ли угроза выживанию. Для создания цельной картины подсознание “достраивает” недостающие фрагменты и “догадывается” о форме и содержании целого. Сознание занимается осмыслением сигналов подсознания, в случае необходимости перепроверяет полученные сведения и вырабатывает решения на основе доступных “фоновых знаний”. Не только сознание, но и подсознание необходимы человеку как для формирования, так и для сохранения целостной картины мира и своего “я”.

“В основе нашего жизненного опыта лежит нейрологика. Можно представить ее как часть программного обеспечения. Наша задача – расшифровать эту логическую систему”.

Привычка: польза или вред?

Любое привычное действие, будь то завязывание узла или управление автомобилем, совершается без особых умственных усилий – ими руководит процедурная память. Механизм привычки экономит массу времени и доводит до совершенства выполнение простых задач. Когда же действие производится осознанно, а не по привычке, активизируется так называемая эпизодическая память, центр которой находится в другой области мозга. Эпизодическая память хранит автобиографическую информацию, прошлые и недавние события, имена старых и новых знакомых. Благодаря этому виду памяти вы, например, не забываете, что нужно выполнить какое-то задание и не реагируете на еду, если не испытываете чувство голода.

“Мозг фиксирует лишь некоторые фрагменты зрительной или звуковой картины и игнорирует остальные. Мозг воспринимает все, что воспринимают наши глаза и уши (и остальные сенсорные рецепторы). Но информации слишком много”.

Продолжает жевать после сытного обеда тот, у кого этот процесс стал машинальным. Автоматические действия не фиксируются эпизодической памятью: при их выполнении мы теряем к ней доступ. Поэтому, выйдя из дома, вы не можете вспомнить, выключили утюг или нет: ваша эпизодическая память была блокирована в тот момент выполнением рутинной программы.

“Система привычки” и “система сознания” работают как независимо, так и в паре. Можно идти по улице, оживленно беседуя с приятелем, или чистить картошку, слушая радиопередачу. В этих примерах первое действие совершается автоматически, благодаря процедурной памяти, а второе управляется сознанием. Однако ни система привычки, ни система сознания не способны делать два дела сразу. Так, система сознания не может вести машину, следя за незнакомым маршрутом, и размышлять при этом о новом проекте. Как только сознание отстраняется от того, чем вы в данный момент заняты, контроль над ним берет “система привычки”, доступ к эпизодической памяти прекращается – и вы забываете о своих текущих задачах.

 “В значительной степени память определяет, кто мы. Наша личная история формирует наше восприятие, организует наши знания о себе и мире”.

Автоматические, бездумные действия часто имеют негативные последствия. Когда вы ужинаете перед телевизором, ваше сознание поглощено передачей, а процесс принятия пищи контролируется в это время системой привычки. А этой системе ничего неизвестно ни о чувстве голода, ни о проблеме лишнего веса. Результат – ожирение. Блуждание мыслей, иначе говоря, переход в режим управления системой привычки, приводит к тому, что мозг теряет способность принимать взвешенные решения. Не контактируя с системой сознания, человек по сути превращается в набор “программ” процедурной памяти. Самоконтроль, или осознанность, дает нам возможность распределять задачи между двумя управляющими поведением системами и, пользуясь механизмом выработки привычки, высвобождать ресурсы для решения новых или нестандартных задач.

 “Контроль сознания за самим собой может блокировать неосознанные, автоматические мозговые процессы и помешать им заполнить пробелы, к чему мозг в этих случаях всегда стремится”.

Мысленная имитация: взаимодействие сознания и подсознания

Мысленное имитирование действия перебрасывает “мостик” между сознанием и подсознанием. Эксперимент, проведенный неврологами со спортсменами, показал, что при совершении физического действия и при его мысленной имитации активизируются одни и те же участки мозга. Оказалось, что “мысленные тренировки” не только помогают совершенствовать реальные действия, но и “укрепляют участвующие в их выполнении мышцы”. При умозрительных упражнениях мозг пользуется моделью, взятой из реального опыта. Чем богаче опыт, тем точнее модель, и тем более впечатляющие результаты показывают спортсмены на практике.

Мысленная имитация, используемая сознательно как воображаемая тренировка моторного действия, может служить и в качестве средства реабилитации после инсульта. Если в результате кровоизлияния не были повреждены важные мозговые ткани, то упражнения, которые пациент сосредоточенно продумывает, ускоряют восстановление его двигательной активности. Подобным способом можно также ускорить выздоровление после травмы конечности, при условии что нервные пути не пострадали.

“Тренируя у себя в уме несложное движение, мы улучшаем работу нервно-мышечной цепи, ориентированную на привычку”.

Благодаря зеркальным нейронам – клеткам мозга, которые включаются в работу как при совершении действия, так и при наблюдении за ним, – мысленная имитация запускается нашим подсознанием автоматически. Такой механизм позволяет перенимать чужой опыт, а также составляет основу эмпатии – способности чувствовать то, что испытывают другие люди. Так мысленная имитация влияет на наше социальное поведение.

“Соматические маркеры – вид эмоциональной памяти, повторная актуализация той информации, которую мозг получил в прошлом”.

Что значит “чуять нутром”

Наши эмоции оставляют после себя следы – “физические изменения нервной системы”, или соматические маркеры, которые находятся в лобной доле мозга. Эмоциональные реакции, возникшие как отклик на определенную ситуацию, вновь запускаются без участия сознания, когда ситуация повторяется. Размышляя над возможным исходом или развитием каких-либо событий, вы можете не осознавать, что система соматических маркеров уже произвела обработку вашего опыта, “просчитала” за вас возможные варианты сценариев и “подсказала” вам решение проблемы. Такие решения воспринимаются как “внутреннее чутье”.

“Можно ли помнить то, чего никогда не происходило?”

Человеческую память нельзя уподобить видеозаписи. В отличие от камеры, бесстрастно и одинаково хорошо запечатлевающей все события и их участников, память избирательна и пластична. Главный герой жизненной истории, которую хранит ваша память, – вы сами. В значительной степени память формирует ваше восприятие. Опираясь на воспоминания, подсознание конструирует образ “я”. Обстоятельства, наиболее важные для целостности личности, фиксируются со всеми подробностями, а незначимые детали в памяти не сохраняются. Лучше всего запоминаются волнующие события. При этом связанные с положительными эмоциями воспоминания остаются в памяти надолго, а с негативными – довольно быстро стираются. Подобно врачу, выполняющему операцию с применением анестезии, подсознание проводит обезболивание: оно защищает наше уязвимое “я”, вытесняя самые тяжелые и неприятные воспоминания.

“Сознание можно сравнить с играющей на солнце струей фонтана, погружающейся затем в воды бессознательного, откуда она изначально и появилась” (Зигмунд Фрейд).  

Психологи провели любопытный эксперимент, доказывающий возможность возникновения ложных воспоминаний. Добровольцам сообщили, что их старший родственник расскажет им о четырех эпизодах из их прошлого. По договоренности с экспериментаторами родственники рассказывали три правдивых истории и одну вымышленную – о том, как испытуемый в детстве заблудился в супермаркете и как его нашел и привел к родителям незнакомый мужчина. Спустя две недели более трети участников эксперимента стали “припоминать” подробности события, которого на самом деле не было. Один из них даже детально описал внешность и одежду незнакомца и вспомнил, как сильно он испугался и о чем в это время думал. Так из небольшого наброска, предложенного человеком, внушающим доверие, мозг сфабриковал правдоподобное и яркое воспоминание. Будьте внимательны к себе и окружающим: недобросовестные люди могут воспользоваться этой особенностью памяти.

“Мозг заносит информацию в память, исходя из сложного контекста обстоятельств и эмоций”.

“Эффект коктейльной вечеринки”, или избирательность внимания

Представьте, что вы стоите на вечеринке в кругу знакомых, рассуждающих о котировках акций. Вам становится скучно, ваше внимание начинает блуждать, и слух выхватывает разговор других гостей, сплетничающих о ваших знакомых. Внезапно вы слышите свое имя: стоящая рядом с вами дама задала вам какой-то вопрос, но вы его не уловили. Так называемый эффект коктейльной вечеринки – типичный пример того, как работает избирательность внимания.

Ученые полагают, что эффект коктейльной вечеринки схож с механизмом действия гипноза. Под влиянием гипнотизера человек сосредоточивается на воображаемом объекте и не обращает внимания ни на сигналы, исходящие из окружающего пространства, ни на собственные ощущения. При этом обдумать свои действия он тоже не в состоянии, поскольку сознание фиксирует лишь то, на чем сосредоточено внимание.

“Существует расхожее заблуждение, что гипноз вызывает у людей состояние бессознательности, как при лунатизме. На самом деле загипнотизированный человек пребывает в полном сознании, у него повышается сосредоточенность, сильнее работает воображение”.

Эта особенность работы мозга иллюстрируется забавным экспериментом, в ходе которого к прохожему обращался “турист” с просьбой показать на карте дорогу к нужному ему зданию. Во время диалога между собеседниками проходили двое мужчин, несущих дверь, и “турист” менялся местами с одним из “носильщиков”. Теперь с прохожим говорил уже другой человек. В его руках была такая же карта, и он с жаром обсуждал тот же маршрут. Несмотря на то что внешность и голоса “туриста” и “носильщика” были разными, около половины испытуемых не заметили подмены и продолжали разговор, объясняя дорогу.

“Подобно гипнозу, некоторые формы рекламы пользуются образами и словами, чтобы повысить внушаемость целевой аудитории и внедрить сценарии будущего поведения”.

Реклама или гипноз?

Как утверждают эксперты в области гипнотерапии, реклама, подобно гипнозу, “апеллирует к нашему воображению”. И рекламисты, и гипнотизеры стремятся создать в сознании людей определенные образы, опираясь на максимально возможное число отсылок к сенсорным ощущениям. Звук и изображение в рекламном ролике призваны пробудить в зрителе желание приобрести товар. Можно выделить множество техник манипуляции, роднящих рекламу и гипноз, – к примеру, визуализацию и аналогию, когда визуальный ряд и текст рекламы передают желанный сенсорный опыт: “Сочный бургер с острой горчицей – настоящий праздник у вас во рту”.

Сравнивать воздействие рекламных роликов на мозг сложно, ведь каждый ролик содержит уникальный набор переменных – не только эмоциональных, но и практических и прочих посылов. Ученые упростили задачу и провели эксперимент, чтобы исследовать активность мозга при восприятии названий брендов. Добровольцам показывали логотипы автомобилей, при этом аппарат МРТ фиксировал изменения в коре головного мозга. Выяснилось, что при виде логотипов дорогих марок, таких как Porsche и Mercedes-Benz, у участников резко возрастала активность той зоны мозга, которая связана с эгоцентрическим мышлением (то есть мышлением, сконцентрированном на нашем “я”, на восприятии своей личности), а также с процессом принятия решений. Так проявилась склонность ассоциировать себя с чем-то “крутым”.

“Подсознание всецело сосредоточено на защите нашей личной истории, стабильности человеческой идентичности”.

Помимо работы с воображением рекламу роднит с гипнозом еще одно свойство. Исследования показали, что каждый раз, когда на человека оказывают влияние извне, приводящее к какому-либо действию, мозг придумывает подходящий мотив для оправдания этого поступка. Гипнотируемый обосновывает на свой манер те действия, подчас самые нелепые, которые внушил ему гипнотизер. Аналогичным образом, покупая продукт престижной марки, вы ни за что не станете объяснять свое решение просмотром рекламного ролика. Вы уверенно скажете, что он понравился вам прежде всего из-за своих функциональных характеристик.

“Наше «я»… состоит из нескольких частей: автобиографической памяти, чувств, эмоций, контроля за нашими мыслями и действиями. Все это… формируется и осуществляется разными областями мозга, но в итоге сливается воедино, чтобы создать цельный опыт восприятия мира”. 

“О личности, травме и защите нашего «я»”

Наша идентичность, наше “я” зависит от двух систем – сознания и подсознания. Сознание позволяет размышлять, находить обоснованные решения, обеспечивает восприятие себя, осознание желаний и “волевой контроль за разумом и телом”. А подсознание защищает это представление о себе, пишет историю жизни из отдельных фрагментов опыта, ликвидируя, если нужно, пустоты. Как именно? Услужливо находит объяснения иррациональному поведению, заполняет пробелы в памяти и даже конструирует ложные воспоминания.

Но бывают и обратные ситуации, когда с той же целью защиты “я” подсознание, наоборот, создает пустоты – оно провоцирует разрыв, отделяющий травмирующие воспоминания и эмоции от “я” человека. Трагические события, в особенности пережитые в детстве, могут быть так прочно заблокированы мозгом, что человек может внезапно вспомнить о них в зрелом возрасте только при определенном сочетании сенсорных стимулов – освещения, звуков и запахов. Разрыв между вытесненными воспоминаниями и сознанием приобретает разные формы и имеет разные физиологические проявления.

“Чтобы защитить человеческую личность от травмирующих воспоминаний или эмоций, мозг отвлекает наше внимание от них, не давая им достигнуть сознания”.

Женщина 35 лет по имени Эвелин, пережившая тяжелую эмоциональную травму в детстве, была по всем клиническим признакам абсолютно слепой. Но врачи обнаружили, что в результате возникшего синдрома множественности личности Эвелин перевоплощалась еще в четыре другие сущности, из которых одна – маленькая девочка – могла видеть окружающий мир. Для этого ей только требовались сильные очки. Причина слепоты оказалась психологической: “сознание отказывалось видеть”. Механизмы возникновения слепоты Эвелин были сходны гипнозу или самовнушению. Гипнозом ее и вылечили. При подобном “диссоциативном расстройстве идентичности” (расщеплении личности), каким страдала эта пациентка, мозг не позволяет нам фокусироваться на определенных сенсорных раздражителях, способных вызвать боль. Тяжелая эмоциональная травма может привести не только к слепоте, но и к потере осязания или параличу.

Взаимодействуя, сознание и подсознание влияют на наши мысли и поступки. При этом приоритетной задачей мозга, вероятно выработавшейся в ходе эволюции, является задача “сохранить целостность нашего личного повествования”.

Об авторе

Элиэзер Штернберг – практикующий врач-невролог в Нью-Хейвенской больнице Йельского университета.

November 10, 2018