Мой инсульт был мне наукой

Все наши, привычные нам способности тела, которые мы используем каждый день, мы воспринимаем как данность. Мы умеем есть, пить, читать, слушать, говорить, рисовать.

Для большинства из нас в этом нет ценности, это обычное дело, но только не для автора книги "Мой инсульт был мне наукой" - Джилл Тейлор, которой в одночасье довелось лишиться всего и сразу.

Нейроанатом, именитый ученый и доктор наук - Джилл всю свою жизнь посвятила работе с мозгом. Кто мог подумать, что в 37 лет эту молодую, здоровую и красивую женщину настигнет инсульт?

Джилл выжила, но после повреждения левого полушария, её мозг уже не был прежним. Джилл впала в состояние абсолютного единения с миром и чистейшей нирваны, при том ужаснейшем аспекте, что в этот момент, она не могла даже говорить!

Однако, как и подобает настоящему ученому, Джилл смогла выбраться и из этой нелегкой ситуации, о чем в последствии написала книгу.

Что происходит с людьми в момент, когда их мозг начинает работать по-другому? Какие ошибки допускают врачи в работе с пациентами, и что именно не видит "нормальный" здоровый человек за ширмой своей нормальности? - Обо всём этом и о многом другом у автора книги "Мой инсульт был мне наукой" есть несколько очень интересных мыслей...

Мысль первая: «Люди на планете очень разные, но их мозги похожи друг на друга как две капли воды»

Очень долгое время люди науки разделяли мнение о том, что мозг развивается только до какого-то определенного времени. Они считали, что в определенном возрасте развитие мозга останавливается и больше этот орган не растет.

Однако, научные исследования последних пятидесяти лет опровергли это распространённое мнение. Как показали научные опыты, наш мозг – это удивительно пластичная структура, которая способна расти и развиваться вплоть до момента смерти человека.

Каждая новая привычка, каждое воспоминание и каждая новая способность – это новая связь между нейронами головного мозга, а значит – новое изменение его структуры.

Человеческий мозг имеет в себе уникальную особенность – развитую кору полушарий, которая имеет складчатую структуру. Два полушария связываются через мозолистое тело, и даже несмотря на то, что они отвечают за разные функции, они работают вместе над одним делом – они создают уникальную картину мира для каждого человека, дополняя друг друга.

Разные люди обладают совершенно разными личностями, но их мозг, который как раз-таки и отвечает за эту личность, имеет полностью идентичную структуру. Расположение кровеносных сосудов, отделов, полушарий, разных типов тканей – всё будет практически полностью повторяться у двух совершенно разных людей, однако каждый из двух головных мозгов, будет иметь уникальное строение тканей своей коры.

Кора головного мозга – это скопление нейронов, которые создают уникальные сети, в которых непосредственно «зашифрованы» все наши таланты, возможности, знания, способности к аналитическому и творческому мышлению. Сеть каждого человека полностью уникальная и неповторима.

В самой глубине нашего мозга располагаются клетки лимбической системы. Лимбическая система – это единственная система нашего мозга, которая не развивается со временем, и остается одинаковой в течение всей нашей жизни. Лимбическая система отвечает за наши реакции и эмоции. Именно из-за её неизменности, мы, например, чувствуем страх абсолютно одинаково как в детстве, так и в глубокой старости.

Сигнал от внешнего мира сперва вызывает реакцию в лимбической системе, а только потом сигнал передаётся прямиком в кору головного мозга. То есть, говоря простым языком, мы сначала чувствуем эмоцию, а уже только потом начинаем думать над тем, что чувствуем.

Так, например, если человек оказывается в обстановке, которая вызывает у него страх или гнев, если он не чувствует себя в безопасности, то активизируется его миндалевидное тело, организм вырабатывает гормоны стресса и находится в состоянии «боевой тревоги», активизируются древние слои его мозга и подавляется работа мыслящей, разумной коры. Нарушаются его когнитивные функции — в состоянии тревоги человек плохо запоминает новую информацию, не может мыслить логично. Ведь главная задача для него — укрыться от опасности. Именно поэтому для продуктивной работы и обучения новому человеку необходима безопасная обстановка. Тревога делает нас в разы глупее.

Если говорить прямо, всё, что мы чувствуем, понимаем и видим, всё, что так или иначе составляет нас – это только лишь результат работы нашего мозга. В случае его внутреннего или внешнего повреждения, мы можем потерять нашу личность, измениться до неузнаваемости или же вовсе погибнуть.

Мысль вторая: «Левое и правое полушарие нашего мозга имеют массу отличий друг от друга»

Скорее всего, если вы что-то читали о работе мозга, вы обязательно читали информацию о том, что наши полушария отвечают за разные функции в нашем организме. Автор книги говорит, что это действительно так, но с небольшими отличиями, не совсем так, как это представлено в популярной литературе.

По факту, наши полушария действительно отличаются. Каждое из них по-своему обрабатывает собственную информацию, если говорить совсем буквально – наши полушария мыслят по-разному.

Основная задача полушарий головного мозга – это дополнение друг друга для того, чтобы человек мог целостно воспринимать окружающий его мир, имел возможность анализировать его и взаимодействовать с ним разными способами.

Также у них есть свои уникальные функции.

Левое полушарие очень хорошо мыслит именно в категории времени, отделяет прошлое от будущего. Во многом оно способно это делать из-за своей способности к анализу, упорядочиванию и созданию категорий, дифференциации. Оно логично и сконцентрировано на мелочах, все классифицирует, распознает закономерности и на их основе планирует и предсказывает наши реакции. В левом полушарии находятся наши речевые центры, оно — обитель нашего внутреннего голоса, который вы слышите внутри себя и который рассказывает связные и логичные истории о том, кто мы и что нас окружает. Этот внутренний голос отвечает за наше восприятие себя как отдельного объекта, он сравнивает нас с другими, от него исходит критика и самокритика, это голос нашего эго. И именно его мы чаще всего идентифицируем со своей личностью.

Правое полушарие, в отличие от левого, живет непосредственно в текущем моменте. Это полушарие ответственно за сбор образов воедино, сбор информации вокруг и составление из них общей картины мира. Оно не анализирует, а собирает и обобщает, находит взаимосвязь и подмечает детали этих связей. Правое полушарие участвует в создании чего-то нового прямо здесь и сейчас, во многом оно отвечает за нашу фантазию, так как наши фантазии состоят из уже собранных нами образов, за сбор которых отвечало правое полушарие. Лобная доля правого полушария связывает нас с другими людьми, отвечает ��а эмпатию и сопереживание другим людям.

Правое полушарие отвечает за восприятие невербальной информации, левое же воспринимает вербальную информацию, приходящую к нам от внешнего мира.

Если правое полушарие будет повреждено, пропадёт тот самый "клей", который будет связывать всё воедино, и делать эту смесь логичной, соответственно, вполне вероятно, что человек начнет воспринимать любую информацию без подтекста, совершенно буквально. Если же повредить левое полушарие, но оставить правое целым, то человек может утратить способность воспроизводить и понимать речь, но не перестанет различать эмоции человека, который беседует с ним.

Взаимодействуя друг с другом, наши полушария рисуют нам полную картину мира, где слова – это не просто слова, а обозначения для чего-то или кого-то, которые имеют подтекст, двойные смыслы, которыми можно обмениваться и общаться.

Здоровое функционирование двух полушарий – это здоровая и полная картина мира.

Мысль третья: «У инсульта есть очень много способов проявить себя»

Для начала необходимо понять, что вообще за зверь такой – инсульт?

Инсульт – это разрыв капилляра головного мозга, с последующим появлением тромба или образованием обильного кровотечения. Из-за давления, оказываемого на окружающее пространство, инсульт так или иначе либо повреждает головной мозг, либо приводит к его полной гибели.

У инсульта один метод воздействия, но эффектов, которые вызывает это воздействие, крайне много. Чаще всего инсульт поражает левое полушарие, из-за чего человек утрачивает способность говорить и понимать речь.

Большую часть инсультов можно разделить на два лагеря — ишемический и геморрагический инсульты. Ишемический — более распространенный вид инсульта, который возникает из-за сгустка крови, образующего тромб, из-за чего ухудшается снабжение мозга кислородом и начинается повреждение и гибель клеток мозга. Более редкий вид — геморрагический (около 17 процентов случаев). Он возникает, когда кровь из поврежденного сосуда попросту заливает мозг. Частая причина — аневризма, разрыв сосуда, иногда причина в наследственности и особенностях строения артерий. Именно такой вид инсульта случился у автора, когда ей было 37 лет, — кровь залила область левого полушария мозга.

Как понять, что перед вами человек, которого настиг инсульт? Какие симптомы у этого ужасного явления?

Среди основной симптоматики выделяют нарушение памяти, онемение частей тела, очень сильную головную боль, ухудшение зрения, речи и ее восприятия, нарушение в координации движений.

Но, что удивительно, даже сам автор книги, будучи специалистом по работе мозга, не сразу поняла, что с ней происходит, несмотря на все симптомы.

Проснувшись декабрьским утром, она почувствовала, что с ней что-то не так — ужасно болела голова. Она ощущала себя не как обычно — ей казалось, что она будто наблюдает за собой со стороны. Нарушилась координация движений, автор прилагала усилия, чтобы идти. Восприятие звуков обострилось — изменилась способность обрабатывать сигналы органов чувств. Именно это заставило автора наконец всерьез задуматься о своем состоянии. Сосредоточиться на мысли стоило невероятных трудов, также автор заметила изменения во внутреннем голосе — мысли были бессвязными, внутренний голос замолкал, хотя чувство «я» еще сохранялось.

Несмотря на то что автор понимала, что с ней происходит что-то странное, ее переполняло ощущение удивительного внутреннего покоя. Обычные мысли и тревоги уходили, воспоминания стирались, на их место пришло чувство единства со всем миром и ощущение, что все в нем понятно. Автор видела, как у нее размывается представление о границах собственного тела. На смену чувству индивидуальности пришло чувство взаимосвязи со всем миром, почти экстатический восторг перед тем, как удивительно быть живой частью нашего мира. Мир воспринимался как целое, и себя автор не отделяла от него, замолк вечно щебетавший внутренний голос. Все прежние заботы казались ничтожными.

Это состояние покоя и связи со всем миром было невероятно соблазнительным, автор готова была полностью в него погрузиться, пока она внезапно не поняла, что с ней происходит что-то странное. Несмотря на то что практически любое действие требовало от нее огромных усилий, автор пыталась собраться на работу, но когда она увидела, что правая рука ее не слушается, то осознала, что у нее инсульт. Однако эта мысль не испугала ее и даже не расстроила, ведь привычные реакции страха и тревоги от��тупили. Она была даже рада тому, что ей представилась возможность, как ученому, изучить это состояние изнутри. Она чувствовала себя невероятно уставшей, но в то же время что-то подсказывало ей, что если она не вызовет помощь и заснет, то никогда больше не проснется. Однако вызвать помощь было очень непросто, ведь прежние когнитивные функции полностью нарушились.

Мотивы автора разделились — одна часть сознания хотела навечно остаться в состоянии безвременного покоя, в то время как другая понимала необходимость попыток вызвать помощь. В то же время автор будто со стороны наслаждалась уникальным зрелищем того, как ее мозг создает восприятие реальности.

Несмотря на то что погрузиться в состояние вечного покоя казалось очень соблазнительной перспективной, Джилл напоминала себе, что нужно позвать на помощь, но как это сделать, она уже представляла плохо — память нарушилась, она утратила последовательное мышление, она не могла понять, что такое числа — область, ответственная за восприятие чисел, была особенно повреждена, поэтому набрать номер телефона казалось непосильной задачей. Она долго сидела у телефона, периодически напоминая себе, для чего она здесь. Она пыталась сконцентрироваться и просто ждала. Больше 40 минут она пыталась вспомнить, как позвонить. Сложность состояла еще и в том, что автор с трудом вспоминала, для чего вообще нужен телефон. К счастью, в момент озарения она смогла вспомнить телефонный номер работы. По телефону ответил ее коллега и друг, она услышала голос, но не смогла понять, что он говорит. Сама она смогла произнести только что-то нечленораздельное.

Тем не менее коллега понял, что ей нужна помощь, а Джилл это поняла не по смыслу произнесенных им слов, а по тону его голоса.

Затем Джилл с огромным трудом нашла визитную карточку своего врача, хотя в процессе поиска стало ясно, что она уже не может распознавать текст, не видит границ между изображениями и разницы между цветами. Пока автор ожидала помощи, ей приходилось бороться с тем, чтобы не погрузиться в манящий мир блаженства и вечного покоя правого полушария и удержать функции левого.

Когда Джилл привезли в больницу, ей сделали компьютерную томографию мозга, которая показала, что у нее произошло кровоизлияние в левом полушарии мозга. В больнице она наконец почувствовала, что находится в надежных руках и что ей можно расслабиться.

Мысль четвертая: «О том, насколько сильно меняется жизнь после повреждения левого полушария»

Когда женщина находилась в своей больничной палате, она с большим трудом узнавала мир, который находился вокруг.

Левое полушарие было повреждено, а это значило только то, что правое полушарие начало работать более активно, чем обычно. Мир уже не был прежним, точно также не была прежней и сама Джилл Тейлор.

По её описанию, она больше не ощущала границы собственного тела. Её тело было сгустком триллионов движущихся уникальных частиц, которые почему-то сосуществовали в идеальном порядке внутри тела женщины. Остальной мир также имел форму взаимосвязанных между собой миллиардов частиц, где каждая частица всего окружающего мира без исключения находилась и жила в абсолютном мире и покое с остальными частицами.

В новом мире для Джилл не было ни беспокойства, ни переживаний о будущем, ни ощущения хаоса, а также никакой спешки и, что главное, никакого одиночества.

Автор книги говорит, что её знания из мира физики, а именно – из изученной ею части квантовой физики, подтвердились: у предметов не было границ, это были просто сгустки энергии, где каждый сгусток был неразрывно связан с другим.

Самое большое открытие Джилл было в том, что наше классическое представление о мире, а также – о себе как о личностях, было лишь ложной иллюзией, выдумкой. Не являясь чем-то однородным, мы, тем не менее, живем в иллюзиях нашего левого полушария о том, что мы – это отстраненная от остального мира самостоятельная часть, хотя это, в сущности, совсем не так.

Этот опыт заставил автора книги задуматься о том, что он больше никогда не сможет жить в нормальном мире нормальных людей, где не существует подобной всеобщей взаимосвязи и уникального по своей сути абсолютного покоя.

Тем не менее, даже не смотря на такие мысли, автор не чувствовала страха. Джилл ощущала себя важной частью мира, ей нравилось быть его частью. Это ещё раз доказывает то, что повреждения мозга не лишают нас осознания себя, они просто заставляют человека видеть мир в ином свете, так как большую часть работы в его голове теперь выполняют другие, неповрежденные части его головного мозга.

Мысль пятая: «Часто пациентов с инсультом очень тяжело понять, даже если понять их старается врач»

Во время своей реабилитации, Джилл чувствовала себя полноценным человеком и делала всё возможное, чтобы заново прийти в норму, но даже не смотря на все её попытки, улучшать общение прежде всего не стремились её лечащие врачи.

Джилл воспринимали уже не как прежнюю Джилл, а как умственно-отсталого человека, хотя по факту это было совершенно не так! Больше всего ей хотелось, чтобы окружающие её люди сами поняли её состояние, говорили помедленнее и были более доброжелательны, но она не получала этого. Это можно было сравнить с заключением в звуконепроницаемой камере из стекла.

Каждое движение давалось автору с большим трудом, каждое новое достижение в реабилитации было сродни покорению Эвереста.

Однако, чувство всеобщей связанности и абсолютного спокойствия не покидало автора книги, а потому весь её негативный опыт воспринимался ей чуть-чуть легче, чем это могло бы быть.

Врачи же судили о состоянии Джилл только по тому, хорошо или плохо она отвечала на их вопросы. Они совершенно не учитывали, какие усилия она предпринимает, какой внутренний путь ей нужно пройти, чтобы что-то найти в своей поврежденной памяти (ей даже сложно было вспомнить, что значит «мама»). Вся ее внутренняя работа оставалась ими незамеченной, и врачи делали выводы, что она полностью утратила когнитивные способности, хотя главная ее трудность состояла в том, чтобы вновь научиться извлекать сведения из памяти.

Когда автор пошла на поправку, она захотела рассказать о том, как ощущает себя человек во время инсульта. Она пришла к выводу, что больницам необходимо заботиться об уровне энергии пациентов, оградить их от негативного влияния со стороны спешащих и грубых людей, также не должно быть никаких лишних раздражителей вроде телевизора и радио. Успех восстановления в огромной степени зависит от того, кто заботится о пациенте. Автор на собственном опыте убедилась в том, как много значит внимательное отношение врача к пациенту. Не менее значимую роль играет поддержка друзей и близких. Мама автора сопровождала ее в течение всего периода выздоровления, оказав неоценимую поддержку, и помогла ей решиться на операцию по удалению сгустка крови в мозге.

Во время всего срока восстановительной терапии, Джилл осознавала, что её воспринимают за неадекватную, больную женщину «не от мира сего». Она рассказывает, что больше всего её обижало именно это, а ещё – простая физическая неспособность повлиять на такой ход событий.

Мысль шестая: «Способности мозга к восстановлению по-настоящему фантастичны»

На определенном отрезке этого сложного пути, вопрос перед Джилл Тейлор встал ребром. Ей нужно было решить, оставаться в таком состоянии до конца своей жизни или же решиться на операцию и избавиться от сгустка крови в своей голове.

Лишиться постоянного спокойствия, граничащего с блаженством или остаться в этом прекрасном мире, где всё взаимосвязано? Какой бы выбор сделали именно вы?

Джилл решила, что ей пора возвращаться к нормальной жизни, как минимум для того, чтобы поведать всему миру об «обратной стороне» этого мира, знают о которой далеко не многие люди.

Самое главное влияние на её решение повлияли самые близкие люди, который поддерживали её на пути всего восстановления. Во многом, именно благодаря из заботе, автор книги не сдался и не бросил всё так, как есть.

Перед Джилл стояла действительно сложная задача. Проблема была в том, что она разучилась делать абсолютно всё, все когнитивные функции были недоступны, и даже обычному сидячему положению необходимо было учиться по-новому, не говоря уже о речи, письме и всём, что составляло её многогранную научную жизнь до инсульта.

Потребность во сне резко возросла. После похода в ванну, автор книги восстанавливал свои силы во сне по 5-6 часов, что во многом помогло её мозгу восстановиться после перенесенного заболевания. Автор книги считает абсолютно неуместной желание врачей подбить режим пациента под установленные нормы. Джилл не хватало сна в обычном режиме, но, во многом благодаря своей семье, она смогла уговорить врачей дать ей гораздо больше времени на восстановление своих сил.

Автору очень помогло деление больших задач на малые действия. Представьте себе, что вы разучились делать вообще всё, что могли делать до этого.

Как научиться всему заново в кратчайшие сроки, при этом не опустив руки? Только делить большую цель на маленькие задачи и вознаграждать себя за выполнение каждой из частей.

Мама, которая всё это время заботилась об авторе книги, помогла ей отмечать даже самые маленькие победы, что всегда мотивировало автора двигаться вперед и не сдаваться, ведь если получается побеждать в чём-то маленьком, это неизменно приведет к победе гораздо большей!

Так, например, автор читала детские книжки, вновь запоминая, что означают буквы, которые казались ей просто закорючками. Автор долгое время не различала цвета, но эта способность удивительным образом вернулась, когда мама ей напомнила о том, что существуют разные цвета, и так же вернулось пространственное восприятие. В мозгу автора во время инсульта погибли клетки, отвечающие за математические способности, и их восстановление было особенно трудным.

Но упражнения делали автора сильнее. Уже через пару недель после инсульта Джилл смогла набрать простое письмо на компьютере, несмотря на то, что еще не могла говорить и не было понятно, сможет ли когда-нибудь вообще. Тем не менее благодаря постоянным занятиям автор смогла восстановить свою речь.

Ровно через четыре месяца, Джилл Тейлор уже смогла выступить с докладом о том испытании, что она прошла, перед многочисленной толпой в институте.

Для этого она усердно готовилась и из��чала свои предыдущие выступления, удивляясь тому, что женщина, которую она видит на экране, это она сама. Вскоре вернулся и внутренний голос, который снова стал сочинять связные истории, мысли вновь стали последовательными. Поначалу автор сомневалась в том, что сможет восстановиться полностью, поэтому она стала задумываться о новой профессии, которая бы больше соответствовала ее новому положению, например, она размышляла о профессии садовника. Но в итоге она решила вновь восстановить свои знания по нейроанатомии. Через несколько месяцев после инсульта автор уже вновь села за руль, стала выходить в свет, вести более активную жизнь, вернулась к работе, стала заботиться о себе самостоятельно, работать с большими объемами информации, вернулось ощущение независимого «я». Даже математика стала вновь ей даваться. Но на полное восстановление ушло 8 лет.

Большая часть врачей говорит о том, что если человек не восстанавливается за короткий промежуток времени после инсульта, то он не восстановится уже никогда.

Джилл Тейлор не разделяет этого мнение, утверждая, что, если наш мозг настолько пластичен, он сможет восстановиться после инсульта практически любой тяжести, если человек останется жив и будет иметь достаточную поддержку от близких для него людей. Для полного восстановления важен психологический настрой пациента, его вера в способности своего мозга и цель, к которой он должен идти. Если всё это есть в его жизни, восстановиться можно буквально в кратчайшие сроки, и ярчайшим примером для этого стала сама Джилл Тейлор.

Мысль седьмая: «После инсульта автору удалось невозможное – создание новой личности, а также понимание того, что именно может сделать всё человечество более счастливым»

В тот момент, когда Джилл сидела на больничной кровати и ощущала себя безмолвной спокойной деталью в одном большом и идеальном механизме вселенной, она смогла понять кое-что очень важное по поводу того, что именно заставляет нас чувствовать себя плохо в обычной жизни.

Причина того, что мы чувствуем себя несчастными, кроется только в нашем отношении к тому, что именно происходит в мире вокруг нас.

Единственный источник оценки – это мы сами, и наше я, соответственно, контролируя оценку, мы контролируем своё счастье.

Это Джилл поняла, когда смогла в момент печали просто дать своему мозгу команду на переключение. Она просто сказала ему перестать испытывать чувство грусти, в результате чего грусть снова сменилась спокойствием, которое она чувствовала до этого.

Автор поняла, что раздражительность, негативное отношение, язвительность, зависть, эгоцентризм и склонность к драматизму – это лишние детали, которые мешают движению её счастья в этой жизни.

Собирая себя заново, автор очень пристально следила за тем, что именно она добавляла в новую «себя», а потом именно вышеописанные качества она решила выкинуть насовсем.

Она лишилась множества прежних личных качеств, но приобрела много новых.

Этот выбор она предоставила своему правому полушарию.

Именно благодаря своему опыту, Джилл Болти Тейлор узнала, что мнение о том, что левое полушарие — более здравомыслящие, а правое — неуправляемое и импульсивное, в корне неверно. Инсульт дал ей возможность увидеть две личности, живущие в ней, их различия, их способы восприятия реальности. Возможно, вы замечали, что один и тот же человек в разное время может быть как критичным, придирчивым и дотошным, так и удивительно великодушным и понимающим. То же самое мы можем заметить и в себе. Автор считает, что это происходит из-за своеобразного спора между полушариями. И, как она предполагает, возможно, наш мир был бы лучшим местом, если бы все мы чаще давали право голоса правой части мозга.

Автор приходит к заключению, что, хотя мы и воспринимаем себя как единое целое, но в реальности наше сознание разделено на два сознания разных полушарий, которые дополняют друг друга. Разные полушария мозга фактически по-разному мыслят, они, по сути, разные личности со своими ценностями, которые нередко противоречат друг другу. То, как мы их используем, зависит от человека. Кто-то может использовать преимущества обоих полушарий, кто-то отдает полную власть лишь одному из них. Тогда человек становится либо очень критичным аналитиком, либо, если власть отдаётся правому полушарию, становится неприспособленным к жизни беззаботным мечтателем.

Самое важное в работе полушарий – это баланс их работы, который нужно научиться осознанно контролировать, идя от обратного. Чем больше вы совершаете, например, аналитических действий, тем сильнее работает левое полушарие, что вызывает обратную связь – рост сосредоточенности и аналитических навыков. Такой баланс – это только ваш выбор, изменить который вы можете в любой удобный момент.

Помимо этого, автор пришла к выводу, что то, что не даёт нам покоя и заставляет нас жить в постоянной тревоге и нескончаемом стрессе, находится в нас самих.

Эта неприятная часть нас называется нашим «эго».

По научным данным, наш внутренний голос не исходит от всего мозга, а исходит из маленького участка левого полушария. Именно этот голос заставляет нас нервничать, быть неуверенными в себе, заставляет сомневаться, не верить в себя и делать что-то, что нам не нравится. Когда этот голос затихает, мы внезапно обретаем абсолютный покой и заветные ключи от нирваны, которых нам так не хватало.

Это факт подтверждается опытом, который был проведен с тибетскими монахами, чей мозг ученые просканировали во время практики медитации. В этот момент в головном мозге испытуемых отключал свою работу речевой центр, который находится как раз-таки в левом полушарии, а также ослабляли свою работу зоны мозга, ответственные за ощущение границ собственного тела. Монахи ощущали покой и полное единение с природой, и всё благодаря тому, что они отключали истошный крик нашего эго, который постоянно звучит в нашей голове.

Но для того, чтобы познать истинное спокойствие, не нужно травмировать себе мозг или становиться тибетским монахом. Достаточно просто чаще осознавать тот факт, что каждый из нас – это часть вселенной, которая нас окружает.

Сам автор автор регулярно напоминает себе о том, что она часть огромного и взаимосвязанного мира, что мы навсегда останемся частью его энергии, и понимание этого избавляет от страха смерти. Важно перестать торопиться, отключиться от отвлечений, очень внимательно прислушиваться к ощущениям, вкусам, запахам. Стать более восприимчивым к чувствам, которые мы обычно не замечаем, к изменениям в уровне энергии внутри и снаружи.

Если вас охватили негативные эмоции, если они не отходят от вас ни на минуту, автор книги даёт очень полезный рецепт по избавлению от них.

В первую очередь осознайте, что вы находитесь под влиянием негатива, и что это – всего лишь неосознанная реакция. Отстранитесь от того, что вы ощущаете, постарайтесь посмотреть на всё как бы со стороны.

Во-вторых, дайте себе 1.5-2 минуты на то, чтобы побыть в таком подвешенном состоянии, именно за это время вы полностью успокоитесь.

Затем, когда вы уже придете в норму, просто отключите мысли о негативной теме, сосредоточьтесь на чем-то другом, что вас интересует.

Сама автор разрешает своему мозгу отправляться в свободное плаванье и ныть ей только два раза в день, по полчаса, в строго отведенное для этого процесса время. Вам просто нужно осознать, что только вы решаете, что думать и чувствовать, а не кто-то, кто якобы решает за вас, как вы об этом думаете. Главная помеха состоит в том, что мы просто не знаем, что у нас есть право выбора. Когда мы поймем, что наши эмоции — не истина и не реальность, а лишь продукт работы внутренних микросхем, то сможем осознанно подходить к их выбору, лучше отслеживать, замечать, как мы сами влияем на эмоции других людей. Опыт автора научил ее тому, как важно сострадание и что мы должны перестать мучить критикой не только других, но и самих себя. Каждому человеку стоит больше внимания уделять тому, какое влияние оказывают негативные мысли на его состояние. 

Автор своим примером доказала, что нет совершенно ничего невозможного, и даже в той ситуации, когда в вашем мозгу разрывается капилляр, и вы находитесь на грани смерти, нельзя опускать руки во что бы то ни стало, ведь если вы пройдёте этот урок от вашей жизни, вы сможете постичь гораздо более ценное знание, чем могли себе позволить.

Наши эмоции, желания, вся наша жизнь – это один большой выбор. Наш выбор, влиять на который способны мы и только мы. Ни внутренний голос, ни тяжелейшая болезнь не способны приказать вам делать что-то против вашей воли. Этот приказ отдаёте себе исключительно вы.

Научившись управлять своим мозгом, научившись отделять свои эмоции от своего настоящего состояния, научившись работать с самим собой, вы сможете постичь тайну этого мира и получить вашу связку ключей от двери к счастью и спокойствию, точно так же, как это произошло с Джилл Тейлор.