Помогают ли плановые проверки снизить число пожаров?

Более трети всех плановых проверок за 2012–2016 гг. в Российской Федерации (915 966 проверок) пришлось на Государственный пожарный надзор (ГПН). Такое деятельное внимание к пожарной безопасности позволяет предположить, что контроль рисков в данной области является приоритетом государственной регуляторной политики. Уменьшение числа пожаров через профилактические меры — в том числе с помощью надзора — признается в качестве одного из основных показателей состояния системы обеспечения пожарной безопасности.

Регрессионный анализ показывает, что пожары являются событием, происходящим независимо от плановой проверочной деятельности ГПН. Значит ли это, что проверки в целом не работают и от них нужно отказываться?

Нет, не значит. Важное уточнение заключается в том, что не работают именно плановые проверки, осуществляемые в том виде, который характерен для современной России. Существует ли альтернатива? Так, исследования в области регулирования в США показали, что государственные проверки OSHA (Occupational Safety and Health Administration — Управление по технике безопасности и гигиене труда Министерства труда) способны примерно на 9,4% снизить риск возникновения травмы у работников коммерческих предприятий без существенного снижения финансовых показателей компании. Общее число отраслевых инспекторов (не только специалистов по пожарной безопасности), работающих в этой организации, составляет всего примерно 2100 человек на 300 миллионов населения США. Каким образом такому сравнительно небольшому ведомству удается контролировать соблюдение стандартов безопасности в самой большой экономике мира?

Дело в том, что часть регуляторного бремени забирают на себя страховые компании. Так, базовые стандарты, используемые OSHA в области превенции пожаров, напрямую скопированы из стандартов отраслевой ассоциации страховщиков NFPA (National FirePrevention Association — Национальная ассоциации по противодействию пожарам).

Категории риска, используемые ГПН, напротив, являются умозрительными, включая в себя, к примеру, «социальную значимость». Проверка государством самого себя в отрыве от объективно определенной категории риска (через историю предыдущих наблюдений) является контрпродуктивной. Можно ли предположить, что фокус ГПН на «социально значимых» объектах, которые проверяют на порядок чаще, чем объекты торговли, сделал возможным трагедию в торговом центре «Зимняя вишня»? Означает ли это, что необходимо чаще проверять магазины и торговые центры (на основании того, что они горят чаще, чем школы и больницы)? Нет, простая перефокусировка внимания ГПН с одного сектора экономики на другой при текущем RRR-подходе к проверкам, принятом в России, не приведет к улучшению ситуации.