Эффект Google: как наша память ускользает в поисковую систему?

Давайте вспомним, когда мы последний раз задумывались о чем-то, чего не могли вспомнить? Наверняка это происходило не так давно, возможно, даже сегодня… Мы часто задаемся вопросом «Почему моя память стала хуже?» Как правило, этот вопрос приходит, когда мы замечаем, что нам приходится «гуглить» даже самые, казалось бы, явные вещи и факты, к сожалению, покидающие нашу память. Что же это – глобальное ухудшение памяти? Нужно ли искать способы того, как развивать память? Стоит ли беспокоиться по этому поводу? И есть ли научное название у этого феномена? Будем разбираться в этих вопросах.

Немного об истории хранения информации

Еще в далекие времена люди должны были запоминать большое количество информации без возможности ее материального фиксирования. Все донесения, приказы должны были быть точно процитированы; природные закономерности хранились в памяти людей и передавались из поколения в поколение; носители имеющихся научных знаний слыли мудрецами и были в почете, т.к. именно они обладали ученостью, заключавшейся в сохранении полезных данных, и отвечали за их передачу из уст в уста; хозяйственный учет был прерогативой владельца или специально нанятых людей, державших в голове весь современный бухгалтерский учет в его упрощенной форме, и т.д.

Наскальные рисунки были одной из первых и примитивнейших форм хранения информации. Люди в те древние столетия с помощью наивных изображений передавали окружающий мир, изображали Богов, которым молились и поклонялись, рисовали бытовые и хозяйственные ситуации. Затем появляется письменность и людям становится проще передавать массивы данных, а острая необходимость помнить все до мелочей пропадает в одночасье, т.к. все детали можно записать и сохранить.

Поразительно, но первоначально роль письменности недооценивалась многими известными личностями. К примеру, древнегреческий философ Сократ пренебрегал письмом, обращался к нему довольно редко, т.к. всегда располагал услугами писаря – специально обученного для таких целей человека. Аналогично поступал и Платон, когда говорил, что письменность – это всего лишь вспомогательный инструмент языка и служебная техника запоминания. Однако именно благодаря письменности мы сейчас можем наслаждаться их философскими трудами и изучать разные концепции других ученых.

В упомянутой платоновской точке зрения можно увидеть связь письменности и памяти. Очевидно, что с появлением первой вторая стала играть уже не такую существенную роль. Так, с усовершенствованием средств хранения информации, среди которых были и папирус, и бумага, и перфоленты, и магнитные ленты, и гибкие диски, и жесткие диски, и флэш-карты, развивался и способ их хранения. И вот сегодня мы говорим уже о цифровом способе передачи данных, упрощающем нашу жизнь в разы, делающем ее быстрее.

Бесспорно, не бывает явления, оцениваемого однозначно. Вот и в супербыстром, доступном, простом и удобном цифровом способе хранения и передачи информации присутствует один серьезный недостаток – наши когнитивные способности, использовавшиеся раньше в большем объеме, теперь уходят в отставку…

Что вообще такое память?

Ученые до сих пор не могут ответить на вопрос о том, каков механизм запоминания на уровне головного мозга, поэтому можно сказать, что память – явление довольно неизученное и хранящее большое количество загадок. Однако кое-что науке все же известно.

Очевидно, сложно обнаружить в нашей голове какие-то материальные объекты, хранящие совокупность данных, но, что принципиально важно, наша память связана с синтезом белка внутри клеток, который образуется из аминокислот. Этот белок служит для активации нейронных связей – синапсов. Так, существует пресинаптический нейрон, синапс и постсинаптический нейрон, составляющие одну цепочку, по которой двигаются аминокислоты. Когда мы учим что-то новое, нам бывает сложно погрузиться в процесс, запомнить, потому что как раз в этот момент у нас формируется новая нейронная сеть, и фактически структура нашего мозга меняется.

И что же сложного в этом механизме? Вроде, все понятно. Но на самом деле большая часть аминокислот живет не более нескольких дней. Тогда получается, что информация, закодированная в аминокислотах, движущихся по нейронам и образующих связи между ними, должна храниться не более недели-двух? Но это мы можем легко опровергнуть, припомнив какой-нибудь случай, произошедший несколько лет назад.

Ученые сходятся во мнении, что не существует какого-то одного вида молекул, отвечающих за работу памяти, будь то аминокислоты или конкретные нейроны. Здесь, скорее, работает целый комплекс молекул головного мозга, создавая уникальный механизм запоминания. К тому же, память – это явление довольно многогранное, о чем говорит еще и тот факт, что за нее отвечает не один отдел головного мозга. Среди таковых и гипоталамус, и гипофиз, и миндалевидное тело, и обонятельные луковицы, и гиппокамп.

Но, вернувшись к нашей теме, зададимся вопросом: уменьшается ли количество таких нейронных связей, да и вообще эффективность работы головного мозга, если большую часть информации мы храним не в голове, а на цифровых носителях? Разберемся более подробно в этом вопросе.

Ok, Google!

В любой момент времени мы можем задать интересующий нас вопрос поисковой системе, которая ответит нам в различных формах, трактовках, покажет, расскажет и предложит похожие запросы. Казалось бы, у нас безграничные возможности к познанию многих вещей, к саморазвитию, самообразованию, повышению личностного потенциала, причем в интересующих нас сферах. Но одним из серьезных последствий такой доступности становится так называемый эффект Google.

В 2011 году на базе Калифорнийского университета в США было проведено исследование с целью выяснения влияния компьютерных технологий на нашу память.

Хранение информации вне памяти конкретного индивида никогда не носило характера новизны. Существует понятие так называемой трансактивной памяти, означающее, что в пределах рабочей команды или другой социальной группы людям не свойственно хранить всю информацию об особенностях какого-то явления. К примеру, если человек занимается продвижением сайта, ему может понадобиться изменение его внешнего вида. В таком случае он обратится к специалисту по сайтостроению, т.е. ему не нужно будет самому запоминать алгоритм изменения внешнего вида сайта, потому что он в любой момент обратится к этому специалисту. Такая память и называется трансактивной, т.е. памятью из вне.

А теперь представим, что этими людьми стали компьютеры, передающие друг другу информацию. А мы, как потребители этой информации, обращаемся уже в большей степени не друг к другу, а к поисковой системе, выдающей ответ нам сразу. И, как показывает проведенное исследование, при постановке какого-либо вопроса, мы сразу начинаем думать не о том, какое у него содержание, а о том, какие источники данной информации нам могут помочь. Опишем сущность проведенных экспериментов.

Эксперимент №1

Сущность. В первом эксперименте участникам предлагалось отвечать на простые или сложные вопросы в рамках одной тематики с ответами «да»/«нет», объединенные в два блока. После каждого блока они выполняли задание на определение цвета букв слов, причем слов, связанных с компьютерными технологиями, или обычных, включая названия компаний в сфере IT или какие-либо общие бренды. Данная методика была выбрана, потому что люди склонны замедлять время реакции при определении цвета слова, т.к. обычно их внимание приковывает его содержание, что значительно мешает главной задаче – различению цвета.

Результат. После блока со сложными вопросами реакция на опознавание цвета слов, связанных с компьютерной тематикой, оказалась быстрее, чем на опознание цвета общих терминов.

Объяснение. Это подтверждает то, что, если мы обнаруживаем какой-то пробел в знаниях, первым делом мы думаем о компьютерных системах, способных нам в этом помочь.

Кстати, реакция опознания цвета слов, связанных с компьютерными технологиями, оказалась быстрее и после простого блока вопросов, что говорит об общем ассоциировании решения интеллектуальной задачи с компьютерными системами.

В другой серии тестов участники, отвечавшие на блоки простых и сложных вопросов, вновь распознавали цвета слов, но уже не обычных, а именно двух названий поисковых систем (Google и Yahoo) и двух других популярных брендов (Target и Nike). Оказалось, что после блока со сложными вопросами время реакции участников оказалось заметно более быстрым при распознавании цветов брендов Google и Yahoo. И здесь острая потребность в компьютерных системах прослеживается четко.

Эксперимент №2

Сущность. Участникам предлагалось прочитать 40 простых утверждений с условием, что они смогут впоследствии получить доступ к онлайн-поисковикам. В числе утверждений были как новые для участников факты (к примеру, «Глаз страуса больше его мозга»), так и общеизвестные, но активные в памяти не всех (например, «Космический шаттл «Колумбия» распался при входе в атмосферу над Техасом в феврале 2003 г.») Затем им предлагалось напечатать каждое из утверждений, чтобы сконцентрировать их внимание и тем самым обеспечить большую достоверность теста на память.

Половину участников заверили в том, что информация впоследствии будет стерта, а другую половину – что она сохранится. Следом их попросили запомнить как можно больше утверждений, а в завершении – написать их отдельно.

Результат. Из всех манипуляций, описанных выше, наибольший эффект оказало влияние сохранности теста или его удаления после того, как испытуемые его напечатали на компьютерах. Оказалось, что те, кто был уверен в том, что утверждения исчезнут, запомнили утверждения лучше тех, кто полагал, что они так и останутся на экранах.

Объяснение. Это подтверждает тот факт, что мы не напрягаем память, когда знаем, что данная информация будет доступна в любой момент времени. Поэтому, когда мы уверены, что поисковик даст нам релевантный ответ в нужный момент времени, мы не заставляем себя запоминать.

Эксперимент №3

Третий эксперимент был направлен на то, чтобы выяснить работу памяти по части запоминания источников поиска информации.

Сущность. Участники эксперимента вновь читали и впоследствии печатали незамысловатые утверждения. Для одной трети испытуемых было поставлено условие «Ваша запись была сохранена». Для второй трети – «Ваша запись была сохранена в папке X», причем X – это одна из папок с названиями «Факты», «Данные», «Инфо», «Имена», «Единицы информации», «Пункты» (Facts, Data, Info, Names, Items, Points – как видно, названия контекстуально похожи). Для последней трети было условие «Ваша запись утеряна».

Затем участники подверглись заданию на узнавание. Они вновь увидели 30 утверждений, однако половина из них была немного изменена (имена или даты). Испытуемым нужно было понять:

  • во-первых, действительно ли перед ними то самое утверждение без изменений;
  • во-вторых, было ли утверждение сохранено или удалено;
  • в-третьих, если утверждение было сохранено в папку, в какую именно.

Результат. Отвечая на первый вопрос, участники в большей степени оказались правы. А что касается запоминания, то испытуемые вновь продемонстрировали большую запоминаемость тех утверждений, которые должны были быть удалены.

В то же время другая закономерность наблюдалась при ответе на вопрос «Было ли утверждение сохранено или удалено?» Среди испытуемых правильный ответ был в большей степени дан теми, кто сохранил информацию. Те же, кому было сказано об удалении, помнили в меньшей мере.

Объяснение. Этот результат говорит о следующем: когда нам дают понять, что к данной информации больше не будет доступа, мы пытаемся запомнить ее содержание и концентрируемся на этом. В то же время, когда мы осознаем, что доступ к информации утерян не будет, мы помним о месте ее хранения, при этом не сильно обращая внимание на содержание.

На последний же вопрос (насчет названия папки с сохраненным утверждением) участники показали худшую запоминаемость в сравнении с фактом удаления. Этот вывод описывает наши действия, когда мы читаем что-то онлайн и хотим это запомнить или поделиться, но не запоминаем, где именно мы нашли эту информацию. Как правило, такое происходит, потому что в связи с возможностями современных компьютерных сетей нам не составляет труда находить эту информацию снова.

Наконец, рассмотрим заключительную экспериментальную серию.

Эксперимент №4

Сущность. В данном эксперименте проводилась оценка того, насколько хорошо мы запоминаем источники информации в сравнении с их содержанием. Вновь испытуемым предлагалось несколько утверждений сначала к прочтению, а затем к печатанию и сохранению в папках с именами из предыдущего эксперимента. Затем они должны были написать в течение 10 минут так много утверждений, как они могли припомнить. Наконец, к каждой фразе был дан ключ, базирующийся на ее содержании. Участники по этому ключу должны были сказать, где фраза находится, напечатав в диалоговом окне название соответствующей папки.

Результат. Участники показали наилучшую запоминаемость названий папок, где хранились утверждения, в сравнении с содержанием утверждений, т.е. вывод, противоречащий выводам третьего эксперимента. Однако здесь присутствовал небольшой нюанс в качестве ключа к утверждениям. По этим ключам участникам было легче запоминать названия папок, которых, кстати, было гораздо меньше, чем самих утверждений.

В целом, ученые были заинтересованы в поисках ответов на вопросы о запоминании:

  • и утверждения, и папки;
  • утверждения, но не папки;
  • не утверждения, а папки;
  • ни утверждения, ни папки.

Оказалось, что наилучший результат был по третьей и четвертой позициям.

Объяснение. Из этого следует, что люди обычно не помнят, где находится информация, если они помнят ее содержание; но в случае, когда люди не помнят содержание информации, им легко вспоминается ее источник. Возвращаясь к изучению поисковых систем, люди не стремятся запомнить информацию, если они помнят, где ее можно найти. Кто-то может называть это адаптивной функций памяти – искать источники извне, чтобы не напрягаться самому.

Исследование, описанное выше и состоящее из четырех экспериментов, представляет огромный научный интерес и называется «эффект Google». Это понятие в наше время на слуху как раз в связи с его актуальностью, потому что мало кто из нас может с уверенностью отметить нечастое обращение к поисковикам с целью моментального нахождения ответа на какой-то вопрос. Но все бы ничего, если бы от этого не страдала наша память.

Кстати, возможно, среди нас есть те, кто старается этим не злоупотреблять. Вполне возможно, что мы и вовсе не видим в этом ничего плохого.

Выводы исследования

Вновь обращаясь к описанной выше научной работе «Гугл Эффект: когнитивные последствия постоянного наличия информации под рукой», выделим основные ее итоги:

  • Когда мы чувствуем какой-то провал в знаниях, первое, что приходит к нам в голову, – это обращение к поисковикам, поэтому сегодня из-за такой доступности мы делимся информацией довольно быстро
  • Отношение к форме хранения информации так же меняется: мы стараемся запомнить информацию, зная, что к ней больше не будет доступа; и напротив, если мы уверенны в легком доступе к ней, мы ее не запомним
  • Трансактивная память работает лучше, когда мы концентрируем внимание не на информации, а на ее источнике; либо мы помним ее содержание, но забываем о ее нахождении

Надеемся, что мы помогли разобраться с сущностью данного эффекта. Теперь давайте посмотрим, как он влияет на нашу жизнь.

Google Effect: за и против

Получается, эффект Google – неизбежное явление для каждого пользователя продуктами сферы IT. Кстати, еще одно название этого феномена – «цифровая амнезия», что очень точно передает его механизм. Если отвечать на вопрос «Что это?», можно сказать, что это привыкание человеческой памяти к новому формату хранения данных – к быстрому, легкому и повсеместно доступному. Хотя «повсеместно» – явно спорное прилагательное. Ведь все же гугл эффект может появляться только там, где есть доступ к интернет-соединению. И в этом есть небольшая проблема.

Еще одна проблема заключается в том, что если ранее у нас возникала потребность в ответе на какой-то интересующий нас вопрос, мы спрашивали об этом знающих людей, специалистов, коллег, наставников, в общем, людей. Сейчас же мы можем справиться самостоятельно благодаря системам Google, Yahoo, Яндекс и т.д., что сигнализирует о том, что все мы становимся более уединенными, менее общительными и социально адаптированными.

К тому же нельзя отрицать растущую зависимость от гаджетов, становящихся настоящими помощниками, источниками работы, развлечений, полезной информации, средством удовлетворения многих потребностей и даже общения. А возможность потерять связь с Интернетом кажется все более угрожающей и нежелательной, словно лишение одновременно многих жизненно важных аспектов. Согласно статистике, только в 2019 году число пользователей Интернета в России увеличилось почти на 6 млн. человек в сравнении с 2018 годом, составив 95,9 млн. человек.

Конечно, нельзя рассуждать о компьютерных технологиях исключительно в негативном ключе. Ведь есть и огромный плюс – неограниченная база данных, соответственно, отличные условия для саморазвития, поиска себя, самоопределения, налаживания личной жизни и т.д. Но помните: посмотреть информацию в Интернете и запомнить, где она находится, вовсе не тождественно тому, чтобы узнать эту информацию, впитать ее в себя и запомнить на долгий период времени. Знание не равно одномоментному поиску ответа.

Какие же еще последствия таит в себе Google Effect?

Еще немного исследований

Рассматриваемый выше феномен граничит с таким понятием, как когнитивная самооценка, а если быть точнее, завышенная когнитивная самооценка.

Когнитивная самооценка представляет собой то, как мы оцениваем свои когнитивные способности. В Калифорнийском государственном университете задались вопросом: влияет ли гугл эффект на то, как мы оцениваем свои способности? Т.е. переоценивают ли люди, имеющие доступ к поисковым системам и способные быстро найти ответ на любой вопрос, свою эрудицию, интеллектуальные данные?

Сущность. Для нахождения ответа на этот вопрос, участники должны были решить задачу, причем им разрешалось использовать Google.

Результат. Испытуемые, не имевшие проблем с соединением, имели когнитивную самооценку выше, нежели те, кто имел более проблемное соединение.

Объяснение. Это подтверждает тот факт, что если мы имеем прямой и неограниченный доступ к неким ресурсам, мы думаем, что мы знаем о них все.

Но что значит «знать»? В словаре находим следующее понятие: «ведать, разуметь, уметь, твердо помнить, быть знакомым». Обращаем ваше внимание на формулировку «твердо помнить», т.е. знание напрямую связано с памятью, не говоря уже о структурировании информации, проведении аналогий, запоминании деталей, мелочей изучаемого явления. Поэтому в какой-то степени эффект Google представляет собой самообман, веру в то, что иллюзорно и спорно.

Другое исследование использовало в своей экспериментальной базе и другое приложение – Snapchat.

Сущность. Ученый отправлял участникам фотографию, они могли видеть ее без проблем, но всего лишь несколько секунд, затем она удалялась со всех устройств. Повторно посмотреть можно было только последнюю фотографию, но только один раз за 24 часа. Однако фотографию можно было увидеть и в формате СМС-сообщения, где она хранилась неограниченное количество времени.

Таким образом, экспериментаторы проверяли следующие гипотезы:

  • Snapchat способствует лучшему запоминанию.
  • Участники, пользовавшиеся СМС-сообщениями, имели более высокую когнитивную самооценку.
  • Чем выше когнитивная самооценка, тем хуже память человека.

Всего в эксперименте участвовало 199 студентов, поделенных на три группы. Так, в первой группе участники видели анимированное изображение с текстовой подписью не более 10 секунд. Во второй группе участники смотрели только на текстовое сообщение в Snapchat. А испытуемые третьей группы получали СМС-сообщения со статичной картинкой и текстовой подписью.

Картинки и текстовые подписи были посвящены какому-то животному. После того, как участники видели в течение 10 секунд каждое изображение и подпись, им предстояло заполнить опросник в четыре этапа со следующими действиями:

  • назвать всех животных;
  • вспомнить все факты о животных;
  • узнать, была ли из представленных пяти картинок та, что им показывали вначале;
  • озвучить факт, сопровождавший выпавшую картинку.

Результат. Удивительно, но ни одна из гипотез не подтвердилась. Выяснить удалось только то, что когнитивная самооценка не ухудшает память, а только улучшает ее.

Объяснение. Получается, что когда мы уверены в том, что мы что-то знаем, это придает нам уверенность и действительно улучшает когнитивные способности.

Однако, безусловно, в данном случае лучше опираться не на когнитивную самооценку, а на реальные знания и когнитивные навыки, в которых мы уверены.

Заключение

Итак, как бы мы ни относились к гугл эффекту – с доверием или скептически – есть очевидный факт: сегодня способ хранения памяти изменяется, и наша память адаптируется к нему. И принципиально важным становится четко понимать разницу между тем, что мы знаем, где хранится информация, и тем, что означает знать. Развиваем свои когнитивные навыки, обогащаем багаж своих знаний. Конечно, мы имеем мощную поддержку для развития в виде поисковых систем, но нужно использовать их только в вспомогательных целях – все же основная работа на нас.