departure.

«— Ты сумасшедшая. Уходи.
— Нет, я не сумасшедшая, - сказала она. - Я люблю тебя.
— Тогда уходи.
— Хорошо. Я уйду. А если ты меня не любишь, то я люблю тебя за двоих.
Он взглянул на неё и улыбнулся, продолжая думать о своём.»

Его самолет приземлился в городе М. и стук шасси по взлётной полосе (почему самолет прилетает, а полоса остается взлётной?) тяжелым чувством отозвался у меня в груди.

Я ничего не хотела так сильно, как встретить его еще раз, а потом еще, и миллион раз смотреть ему в глаза. Ток носился по всему телу и иногда задерживался напряжением где-то в нижней части живота. Не смотря на то, что он был на другом конце города, это расстояние оставалось самым близким с того момента, как мы виделись в последний раз, и поэтому создавалось впечатление, что я практически дышу ему в ключицы стоя неприлично близко.

Мысли о нем в очередной раз сбежались, как тараканы на хлебную крошку в темноте, да что там, мысли о нем и были тараканами в моей голове с самого начала. И тогда как я была последним в списке того, о чем бы могла подумать его голова, я ни на день не смогла перестать верить в него. Складывалось впечатление, что я буду верить в него до последнего, даже если последнее окажется где-нибудь далеко далеко или вообще в другой жизни, где-нибудь на краю существования нашей планеты.

Не могла решить ненавижу или люблю тот день, когда вселенная выкинула его в мою жизнь на абсолютном, как мне тогда показалось, рандоме. Никогда так сильно мне не хотелось перевернуть себя вверх ногами и вытрясти из головы всё, что произошло со мной за шестьдесят два дня спустя тот февральский негромкий.

Перестала понимать зачем мне вообще даны чувства, если они разбиваются о таких людей, как он. Зачем мне даны буквы, когда всё, что я ими напишу всё равно не долетит никакой почтой, не отразится ни на каких радарах, потому что у него их нет и не было, а если были, то он давно повыдирал из себя все провода и выкинул к черту, а все существующие эмоции проиграл в карты.

Сидела раскачиваясь и со всем возможным отчаянием сжимала телефон, разглядывая гугл карты, как будто хотела, чтобы они показали кружочек с его местоположением, понятия не имея, как это поможет почувствовать себя спокойнее. Я понимала, что меня поправит, рано или поздно мысли о нем соберут чемоданы и уедут так же далеко, как скоро уедет он.

Поправит. В крайнем случае нет.