Спасительное людоедство

Почему так плохо?

Я давно слежу за различными направлениями политической мысли. Какими-то интересуюсь, какими-то восхищаюсь, от каких-то немного страшно, а другие навевают скуку. Но у всех политических систем есть одна общая черта: в число их последователей обязательно входит фракция людоедов, способных любую идею низвести до Холокоста.

Примеров людоедства вообще очень много, и в каждом движении они найдутся. Вот лишь некоторые из них:

  • Мужчин бить можно, потому что они угнетатели.
  • Мигрантов бить можно, потому что они воруют наши рабочие места.
  • Женщин бить можно, потому что иначе они не познают спасительный стыд.
  • У верующих надо забирать детей, потому что они промывают им мозги.
  • У геев надо забирать детей, потому что они вырастят извращенцев.
  • У анти-прививочников надо забирать детей, потому что кто еще им вколет ртуть ради их же блага?
  • Женщин можно грабить, потому что они глупые и плохо работают.
  • Мужчин можно грабить, потому что они патриархальные угнетатели.
  • Богатых можно грабить, потому что они эксплуататоры.
  • Бедных можно грабить, потому что все люди равны перед законом.
  • Евреи должны отвечать за вымышленные преступления перед Рейхом.
  • Белые потомки крепостных в России должны отвечать за вымышленные преступления перед черными.
  • Кулаки должны отвечать за вымышленные преступления перед красными.

К счастью, большинство видов людоедства сегодня универсально порицается. Но некоторые методы, тем не менее, для многих людей привлекательны.

Людоедские методы почти всегда объясняются насущной необходимостью: "Сегодня мы людоеды, потому что мы боремся с исторической несправедливостью, и никакого другого способа бороться с ней нет — а так-то никто из нас есть людей не хочет"

Мы людоеды во имя добра; пожалуйста, полезайте в котёл, чтобы мы скорее могли перестать вас есть.

Но давайте представим на секунду, что никакой насущной необходимости нет. Нам не надо бороться, чтобы сломить сложившиеся в обществе порочные практики — вместо этого, мы можем начать с чистого лица. История начинается сегодня, и мы можем построить идеальный мир без оглядки на прошлое. Как будет выглядеть этот идеальный мир? Останется ли в нем место людоедству и угнетению, которые сейчас кажутся многим людям такими привлекательными?

Если вы боритесь с расизмом, задайтесь вопросом: будет ли в идеальном мире равенство людей, вне зависимости от их цвета кожи? Или же белый человек не имеет права быть невиновным даже в идеальном мире?

Если вы боритесь с бедностью, задайтесь вопросом: будет ли в идеальном мире у человека право на свой труд? Или в любой системе людей надо принуждать, чтобы они работали на ваши соцпрограммы?

Если вы боритесь с сексизмом, задайтесь вопросом: будет ли в идеальном мире одинаковое отношения к людям разного пола, или в утопическом обществе, построенном строго по вашему плану, жизнь мужчины — это мусор?

Возможно, в вашем представлении об идеальном обществе действительно нет места социальному злу. Вы всего лишь хотите, чтобы все люди относились друг к другу справедливо.

Но почему тогда поддержка и распространение социального зла сегодня является чем-то допустимым и даже одобряемым? Если в идеальном обществе зла не должно быть вовсе, то как увеличение зла сегодня поможет уменьшить его завтра?

Задайтесь вопросом: действительно ли ваши действия сегодня направлены на приближение идеального общества, где всем будет лучше, или вами движет лишь злоба, которую вы готовы выместить на любом прохожем? Не превратились ли вы сами в чудовище, с которым так долго сражались?

Мы все должны понимать, что приумножая социальные пороки мы лишь отдаляем день, когда с ними будет покончено. Нет такой цели, которая оправдывала бы людоедские методы. Светлое будущее можно построить только в блеклом настоящем, начав сейчас притворять в жизнь наши идеалы. Зло можно победить только добром, и добро требует от нас всех работы над собой и терпимости к тем, кто на нас не похож.

Добро требует доброты к людям.

Впрочем, у некоторых даже идеальная картина общества включает в себя людоедство и угнетение. Некоторые действительно считают себя лучше других по праву рождения, и для них нет ничего странного в том, чтобы жизнью одного человека пожертвовать ради забавы другого. Не все рабы хотят свободы: многие просто хотят иметь собственных рабов.

Но я надеюсь, что каждому из вас эти люди так же отвратительны, как и мне.