Я и друг мой деревянный крокодил

Telegram

Я и друг мой деревянный крокодил, мы оба бесконечно древние, как и сама Пустошь, наши внутренности обросли седыми мхами, густыми с северной стороны, а души затопило песком. Мы видели много странного в этой жизни: людей не верящих, что деревья говорят, красавиц, разрывающих сердца на куски, только тронь их за кольцо. Двенадцать братьев, в каждом из которых жил кот внутри, человека, который каждое утро отмечал свои именины и состарился за три месяца, и тех, кто видели больше нас. Но мы никому не доверяли пределов того, что слышали, что говорил нам Песок Пустоши. Каждая песчинка может рассказать своей сестре историю, и для каждой это будет разная история. Главное это уметь слушать Песок…. Мы знаем их все, мы родились раньше Пустоши, мы воспитывали время, мы учили часы ходить, мы слушали Песок, нам не нужно завтра мы знаем все, что уже произошло и будет, мы даже свыклись с усталостью… Иногда мы идем по Песку, и попираем его ногами, иногда Песок приходится воспитывать, напитать кровью и потом, иначе он озлобится от голода. Когда нам хочется изменить направление нашего Пути мы поворачиваем… мы поворачиваем Песок, потому что Я и Друг Мой Деревянный Крокодил всегда идем вперед, либо покоимся, об этом мы рассказали одному странному англичанину, который ронял себе яблоки на голову… Когда нам надоедает ходить, я беру моего друга, который уже так стар, что даже солдатские сапоги жертвуют ему свою кожу, и смазываю его деревянные колесики. Выбиваю песок из наших одежд, из ушей и сердец и смею надеяться. Однажды, старая вонючая цыганка предсказала мне, что меня убьёт изумрудный электрический скат, с тех пор я хожу по Пустоши останавливаю караваны и спрашиваю у торговцев, нет ли среди их товаров аквариумом со скатом, они смеются надо мной и плюют в мою седую бороду… тогда я превращаю их в волосы моей бороды. Некоторые из них предлагают мне пряности, которые могут изменить вкус пищи, я говорю: «не надо, я могу менять миры». Некоторые, дают мне приправы меняющие миры, я отвечаю: «не надо, миры я ем на завтрак». Некоторые дают мне надежду, говоря, что иногда видели в песках странного старика древнего как ужас, который всегда водит за собой аквариум на веревочке, в котором живет плоская изумрудная рыба. И я смею надеяться тогда. Но иногда даже меня охватывает сомнение – возможно, что торговцы не знают разницы в песках и Песках. Если Пустошь — это не все, если Пустошей столько, сколько песчинок в Пустоши? Но даже тогда мы найдем друг друга, я даже думаю иногда, что и тому, у кого мой закат, предсказали что его пожрет деревянный крокодил…

(давно)