Джошуа

Telegram

Здесь на побережье никогда не Тихого океана
Посреди ухоженных, загорело кожаных лиц
Исходить на нет даже немного странно
Распластав себя среди капельниц, и медицинской сталью сверкающих спиц.

Среди солнца холено-соленого
видеть во сне Бердск, по колено в снегу,
Маму с санками, шоколадки с Алёнками…
Доктор, капельницу, заклинаю, я уже не могу.

После того, как под веками перестанет дрожать,
И от доктора выслушав очередную бодрую ложь,
Я жду долго. (что же ещё мне осталось, кроме как ждать?)
На кушетку рядом со мною садится Джош

Джошуа всем говорит, что русский,
Хоть и крестится слева направо, и ругается на фарси.
И пока готовит снедь и закуски,
Испугавшись салюта, напоказ шепчет «сохрани и спаси».

Вспоминает про чай из самовара,
Громко, чтобы и мне в палате было слыхать.
Разливает по блюдцам, что-то достанет из бара
Сядет рядом, скажет: «что-то ты расклеилась, мать»?

Загустеет вечер под небом печёным
На постель уляжется его рука.
Я ему говорю: «Джошуа, ты же чёрный,
Ну, какой ты русский, не валяй дурака».

Белозубо смеётся: «Ты меня раскрыла.
Я давно работаю на MI6 и Моссад.
И я должен узнать состав земляничного мыла
И ещё заодно, где ракеты стоят»

«Джошуа», говорю «что ты городишь,
Я же буду тверда, как Мальчиш-Кибальчиш.
Мы не в Бердске с тобой, а в округе Ориндж.
Джо, а чего ты, так странно молчишь?».

«Джош, скажи мне, я умру этой ночью?»
Он серьёзный вдруг станет «Нет, утром умрёшь».
И изложит спокойно, хирургически точно.
«А откуда ты знаешь всё это Джош?»

Джошуа своими руками мою укутывает, как в кокон.
Целует бережно, будто боясь повредить,
Одеяла валик подоткнёт под боком
И с пижамы смахивает невидимую нить.

«Джош, я не о том спросить хотела,
Умирать это страшно? А больно? Ответь.
«Нет, моя хорошая, просто выйдешь из тела,
Как из дома. Верь, мне пришлось умереть».

«Джо, а ад? Ты меня отмолишь?
я же чувствую, ты с Ним накоротке».
«Ада нет, моя славная, страшилка, всего лишь -
Он не изверг, чтобы варить людей в котелке».

Заполняя карту, под кружку кофе нехорошего
Доктор впишет «галлюцинации, бред.
Перед смертью звала чернокожего русского Джошуа
А родных и знакомых с таким именем нет».
(2017)