Подлинная ̶л̶о̶ж̶ь̶ основа.

(бомбёж)

В качестве эпиграфа можно взять следующую реплику Сократа:

«Я говорю только, что вводить свою душу в обман относительно действительности, оставлять ее в заблуждении и самому быть невежественным и проникнутым ложью – это ни для кого не приемлемо..»

Улучшить и углубить

Мифология, как единый способ познания мира, делала греческое общество греческим. Кто-то поклоняется Фебу, кто-то неистовствует на мистериях, кто-то приводит отрывки из "Илиады" в качестве аргумента в споре, но это есть для всех одно окно, через которое всякий может обозревать мир. Сократ это все понимает, поэтому для моделирования идеального государства ему требуется поправить мифы и откорректировать образы богов. Видя, что Гомер сам по себе является своеобразным методическим пособием для воспитания человека и организации его мировосприятия, Сократ решает, так сказать, увеличить эффективность пособия путем создания в нем более явного вектора, направленного на воспитание именно таких добродетелей и создания именно такой картины мира. Неважно, хорошо это или плохо, важно, насколько это предприятие было бы успешным. Сам факт такой задумки, кстати, иллюстрирует и отношение образованных граждан к мифам. Да, это было нечто, объединяющее людей ментально, в том числе и то, что отличает эллина от варвара, это нечто в той или иной степени давало определение таким понятиям, как судьба, справедливость, верность и т.д., преподавало определенную модель поведения, но тексты Гомера и Гесиода не были священным писанием в понимании, приближенном к нынешнему. Принимая все это во внимание, Сократ понимает, что редактировать мифы на предмет устранения ненужных противоречий в целях воспитания лучшего общества нужно, а также и можно. Несмотря на то, что Сократ поплатился за свои манипуляции с богами, все же отношение к богам не было строго регламентировано в обществе, все знают, что боги участвовали в людских распрях, видят, что они изображаются на сцене в трагедиях, боги подвержены людским страстям и вожделеют человеческой телесной красоты. Поэтому предприятие Сократа нельзя назвать революционным. С другой стороны, объявляя ложью те или иные места из Гомера, Сократ, по сути, как и всякий еретик(скажем так), пытается улучшить и углубить то, что казалось ему не достаточно хорошо и не достаточно глубоко. Он-то как раз и пытается сакрализовать тексты, сделав их исключительно источником благ и добродетелей. Он, выражаясь языком христианкой риторики, пытается вернуться к первоначальной чистоте, но так как никакой первоначальной чистоты не было, он хочет смоделировать эту чистоту искусственно, волей человека.

Законы о богах

Отсюда и два закона о богах, которые вводит Сократ.

1.  Бог источник не всего вообще, а только благого. Для зла нужно искать какие-то другие причины, - говорит Сократ. Логика довольно простая. В случае, когда человек терпит страдания и подвергается каре, нужно либо не признавать все это делом рук божьих, либо утверждать, что страдалец виноват, а справедливое возмездие ему же на пользу. Сократ исходит из того, что «бог благ по существу», а все, что благо, не может наносить вред. Все мифы упоминающие о том, что бог наносит вред человеку, либо запрещены, либо интерпретированы в особым образом. В начале я хотел сделать на эту тему большой доклад с блэкджеком и пруфами, но потом подумал, нафига эту простыню тянуть? А ссылки на конкретные места из Гомера Сократ и сам дает, см. Вторую книгу.

2.  «Боги не колдуны, чтобы изменять свой вид и вводить нас в обман словом или делом». Все мифы о том, как боги появляются «облекшись в образ людей чужестранных», а так же и, надо полагать, все похождения ненасытного Зевса, который в чьем только облике не появлялся с целью незамысловатого овладения, - все это допустить никак невозможно. Бог – это «во всех отношениях наилучшее», он совершенен и любое его изменение будет лишь переходом в худшее состояние. А это невозможно по определению, значит, он не может менять свой облик.

Рационализм такой

Следуя принципу рационализма, которого придерживались и Гесиод, и Анаксимандр, Парменид опять же, Платон расправляется с мифами и делает выводы о том, какое именно нужно иметь представление о богах. Платон совершенно сознательно решается создать замкнутый мирок, который бы полагал то ограниченное количество информации своем социуме и о мире вообще, как безусловно объективное и достаточное. Этакое шоу трумана с подопытными, которые верят в придуманный мир и смотрящими, знающими все и контролирующими, чтобы это все не узнали подопытные. Если этот Джим выберется из  шоу, он больше никогда не поверит в объективный мир. Вот этими пальцами конструируя традиции отдельного социума и космос вообще, Платон подает всем желающим прекрасный способ сойти с ума от навязчивой идеи заговора. Если есть даже гипотетическая возможность просто собрать весь исторический процесс из говна и палок и представить его, как традицию и единственно верную объективность, которая есть та самая подлинная ложь по определению самого же Платона, а именно «обман относительно действительности», когда ты наблюдаешь этот падонский процесс сделать тебе хорошо без твоего же ведома, то ничего, кроме подлинной лжи ты больше никогда не сможешь видеть. «Обман относительно действительности» - это та платформа, на которой строится «Государство» Платона, он растит ущербных дезадаптированных людей, за которыми придется следить, как за детьми, потому что элементарное любопытство может повлечь за собой большой мозговой пиздос.

"Если же человек, обладающий умением перевоплощаться и подражать чему угодно, сам прибудет в наше государство, желая показать нам свои творения, мы преклонимся перед ним, как перед чем-то священным, удивительным и приятным, но скажем, что такого человека у нас в государстве не существует и что не дозволено здесь таким становиться, да и отошлем его в другое государство, умастив его главу благовониями и увенчав шерстяной повязкой.."


То замечательное место, где Платон рассказывает, как непременно следует поступить с человеком, который умеет подражать и перевоплощаться (актер, видимо), каким-то образом забредшим в идеальное государство, это невозможно. Человек, который никогда не видел актера, не пошлет его, он его полюбопытствует. Платон, нужно учить невостребованности, а не невежеству!

Можно сколько угодно бомбить, сидя здесь, в кресле нашего засиженного сегодня. Ясно, что представление о свободе было иным, и неясно было ли в античности понимание о личности человека, например, Лосев говорит, что нет. На поверхности лишь сюжет о том, как Платон традицию представления о богах, мифологическую традицию превращает в нормативную структуру, создает идеологию и хитро вы@#$ное счастье.