О мудром решении старика Кабаева