ВС РФ допустил возможность ретроспективного применения расширенных оснований для субсидиарной ответственности в банкротстве

Верховный суд (ВС) РФ в понедельник отправил на пересмотр спор, в котором государство ранее безуспешно пыталось привлечь к субсидиарной ответственности бенефициаров сомнительной бизнес-модели за действия в период до кодификации такой ответственности.

Этот спор возник в рамках дела о банкротстве ЗАО "Управляющая горная машиностроительная компания - Рудгормаш" ("УГМК-Рудгормаш"). Управление Федеральной налоговой службы (УФНС) по Воронежской области обжаловало решения трех нижестоящих судов, которые в деле о банкротстве этой компании отказались привлекать к субсидиарной ответственности владельца 80% ее акций Марию Герасимову, бывшего генерального директора Аркадия Можаитова, а также другого участника группы "Рудгормаш" - ООО "Управляющая компания "Рудгормаш".

Ключевой вопрос в споре - ответственность УК "Рудгормаш". Налоговики считают, что в рамках группы компаний она играла роль центра прибыли за счет того, что убытки аккумулировались на других структурах, которые затем банкротились. Такая схема, говорится в материалах дела, была создана посредством заключения договоров на переработку давальческого сырья, в результате чего из оборота "специально убыточных" организаций изымались деньги, а расчеты с внешними контрагентами шли через расчетные счета УК "Рудгормаш".

При реализации этой схемы в центрах убытков не хватало денег даже на налоги и выплату заработной платы, отмечает УФНС. В 2014-2015 годах за счет выручки, которая должна была поступать на расчетные счета "УГМК-Рудгормаш", но миновала их, УК "Рудгормаш" произвела платежи контрагентам должника на общую сумму 502,13 млн руб. в обход установленной законом очередности удовлетворения требований кредиторов, в том числе при наличии неисполненных обязательств по обязательным платежам, приводят пример налоговики.

Во время заседания в ВС РФ в понедельник представители УФНС акцентировали внимание на цикличности применения модели, предусматривающей неуплату налогов с последующим освобождением от них через банкротство. До "УГМК-Рудгормаш" в качестве центра убытков выступали ЗАО "РудГорМаш" и ООО "РГМ-Комплект", говорится в материалах дела. По мнению налогового органа, подобная бизнес-модель выходит за пределы предпринимательского риска и подтверждает злоупотребление корпоративной формой с целью причинения вреда независимым кредиторам.

"Сейчас структура долга перед кредиторами состоит из уполномоченного органа и контрагентов, которые находятся в данном холдинге", - подчеркивала представитель УФНС. По ее словам, иных обязательств нет, поэтому налоговый орган и считает, что цель этой бизнес-модели в неплатежах в казну, а выгода извлекается всем холдингом.

Действующее сейчас законодательство устанавливает, что подобные действия влекут ответственность лица, которое получает выгоду от незаконных действий (подпункт 3 пункта 4 статьи 61.10). Но эта норма была введена законом №266-ФЗ от 29 июля 2017 года, а потому применять ее в настоящем споре нельзя, сочли нижестоящие инстанции - претензии возникли раньше. Норма, ужесточающая регулирование не имеет обратной силы.

Поэтому, настаивал адвокат Константин Лавров, представлявший УК "Рудгормаш", эта организация не может быть признана контролирующим лицом в части событий 2011-2014 годов. "[Это юрлицо] не знало и не могло знать, что оно, совершающее [тогда] эти действия, будет в 2017-м и позднее называться контролирующим должника лицом, поскольку оно якобы извлекало преимущества", - говорил Лавров.

"Если слушать коллегу, то получается, что до 266-ФЗ не было [такой] субсидиарной ответственности, - спорил юрист УФНС. - Она вот только появилась, мы только начинаем по ней жить. Это не так!" По его словам, основания для привлечения к ответственности в подобных ситуациях были, просто в других нормах.

"До вступления в силу закона 266-ФЗ, установившего презумпцию контроля над деятельностью должника в силу извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения лиц, имеющих право давать ему обязательные для исполнения указания, возможность доказывания на общих основаниях наличия контроля со стороны данных лиц со ссылкой на извлечение выгоды не была исключена", - говорилось в жалобе УФНС. По словам представителя управления, в 2017 году произошло не введение новой ответственности, а произошло систематизация, улучшение действовавшей ранее нормы. "Основания для привлечения к ответственности изменений не претерпели, статус контролирующего лица тоже не претерпел изменения.

После непродолжительного совещания судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отменила решения нижестоящих судов и отправила спор на новое рассмотрение в Арбитражный суд Воронежской области.

А вот введения обеспечительных мер в виде ареста имущества и имущественных прав в пределах 316 млн рублей "Рудгормаш" избежал.

Это помешает компании продолжать деятельность, так как ни один банк не будет ее кредитовать после наложения обеспечительных мер, отмечал Лавров. "Будет ли лучше, если предприятие пойдет на дно? А оно в этом случае очевидно пойдет на дно", - говорил адвокат.

Один из судей заметил, что и ранее обеспечительные меры налагались.

"[Тогда предприятие перебивалось предоплатами по открытым контрактам, а банки разговаривать с предприятием не хотели", - ответил Лавров. Судя по его словам, раньше экономическая ситуация была лучше, чем сейчас.

Впрочем, УФНС вправе попросить об обеспечительных мерах уже при новом разбирательстве в суде первой инстанции.

"Рудгормаш" производит буровое, горно-обогатительное, нефтегазовое и транспортное оборудование, а также металлоконструкции.

Дело о банкротстве "УГМК-Рудгормаш" было возбуждено по заявлению налоговых органов 27 июня 2014 года. В 2013 года выручка организации снизилась в 1,8 раза - до 913,17 млн руб., затем до 707,19 млн руб. (2014 год) и 241,15 млн руб. (2015 год). Согласно информации в Едином федеральном реестре сведений о банкротстве ("Федресурс", bankrot.fedresurs.ru), арбитражный управляющий считает, что ответственность контролирующих лиц по долгам организации составляет не менее 1,39 млрд руб.

Выручка УК "Рудгормаш" увеличилась с 1,33 млрд руб. в 2014 году до 2,25 млрд руб. в 2019 году, а чистая прибыль - с 51,48 млн руб. до 146,09 млн руб.

Упоминавшаяся выше в качестве акционера "УГМК-Рудгормаша" Герасимова владела в прошлом 80% УК "Рудгормаш". Сейчас единственным владельцем компании, согласно данным аналитической системы "СПАРК-Интерфакс", значится Елена Анатольевна Чекменева. Анатолий Чекменев на сайте "Рудгормаша" указан как президент компании. В одноименном ОАО, ныне ликвидированном, он был генеральным директором с 1998 года.

Источник: https://fedresurs.ru/news/c0a4279d-a4a3-452d-83f0-65a869d04915

По информации: https://ifx.ru/