Джеймс Шуровьески - Мудрость толпы

Основные идеи

  • Случайно сформированные группы неспециалистов систематически демонстрируют бóльшую проницательность, чем отдельные эксперты.
  • Общее мнение относительно ситуации на фондовых рынках или исхода скачек редко бывает ошибочным.
  • Большие группы людей хорошо справляются с когнитивными задачами, решают проблемы координации и взаимодействия.
  • Для того чтобы проявить свою мудрость в полной мере, толпа должна быть разнородной, независимой и децентрализованной.
  • Кроме того, для работы коллективного разума требуется умение принимать на основе индивидуальных суждений общие решения.
  • Информационные каскады, возникающие, когда люди подражают в своих действиях друг другу, обычно лишают их способности принимать рациональные решения.
  • Слишком сильное взаимовлияние членов группы провоцирует стадное поведение.
  • Организации обычно стремятся подавить самостоятельность суждений.
  • Рынок политического анализа предоставил бы широкой публике возможность делать ставки на политические и иные прогнозы: так руководство страны получило бы доступ к “мудрости толпы”.
  • Демократия, признающая разнообразные, независимые и децентрализованные мнения, – вероятно, самая мудрая форма правления.

Краткое содержание

Сколько весит бык?

В 1906 году английский ученый Фрэнсис Гальтон сделал интересное наблюдение на ежегодной региональной выставке животноводства и птицеводства. В своей научной деятельности Гальтон уделял большое внимание изучению умственных способностей людей, в результате чего пришел к выводу, что добиться стабильности и процветания человечества можно, лишь доверив управление обществом немногочисленной элите: лишь она обладает “данными, необходимыми для поддержания здоровья общества”. Однако результаты эксперимента, проведенного на выставке, заставили ученого подвергнуть сомнению элитизм в его крайних формах и задуматься о роли масс. На выставке проводились соревнования для публики: нужно было на глаз определить вес быка, который находился тут же, в специальном загоне. Точнее, нужно было угадать, сколько этот бык будет весить после забоя. Желающие участвовать в конкурсе покупали билеты и высказывали свои предположения.

“Группы, не подверженные эффекту поляризации, принимают более правильные решения и дают более точные ответы, чем все их участники по отдельности, и, как ни удивительно, коллективный разум зачастую превосходит потенциал самых эффективных участников”.

Гальтон хотел доказать, что средний посетитель ярмарки даст ответ, далекий от истины. К удивлению ученого, расчеты показали, что усредненный показатель, полученный на основе ответов ярмарочной толпы, был очень близок к реальному весу быка. Когда животное освежевали, оно весило 1 198 фунтов, а коллективный прогноз сходился на 1 197 фунтах! Разница составила всего один фунт. “Результат был в большей степени в пользу надежности демократических суждений, чем того следовало ожидать”, – писал Гальтон.

“Если вы сформируете большую группу независимых друг от друга участников с целью решения некой проблемы и заинтересуете их, вместо того чтобы направлять их усилия «сверху», то совместное решение этой группы, скорее всего, окажется успешным”.

Более поздние многочисленные эксперименты в самых разных областях позволили выявить феномен, названный мудростью толпы. Большие массы людей, как выяснилось, прекрасно справляются с проблемами трех основных типов:

  • Когнитивные проблемы. Толпа хорошо решает задачи, имеющие четкий ответ: например, прогнозирует, кто победит в спортивном соревновании; сколько единиц товара будет куплено; где именно находится затонувшая подводная лодка.
  • Проблемы координации. Толпа отлично координирует перемещения составляющих ее людей. Так, продавцы и покупатели находят друг друга на рынках, а пешеходы на многолюдной улице быстро идут каждый в свою сторону и при этом не сталкиваются.
  • Проблемы взаимодействия. Даже не знакомые между собой люди способны вместе работать ради общего блага. Например, понимая, что налоговые органы не в состоянии отследить все случаи уклонения от уплаты положенных сборов, многие продолжают честно платить государству, чтобы оно продолжало функционировать.
“Люди... способны координировать свои действия во имя достижения комплексных, взаимовыгодных результатов, даже не зная с самого начала о том, какие это будут результаты или как их достичь”.

Разумеется, групповые решения не всегда безошибочны. Повышению их эффективности способствуют три важных фактора:

  1. Разнородность. В группе должны быть представлены самые разные мнения: только тогда усредненное суждение окажется близким к истинному.
  2. Независимость. Люди, составляющие группу, должны вести себя самостоятельно, не подражая поведению окружающих. Мудрость толпы определяется независимостью действий и оценок каждого из ее членов.
  3. Децентрализация. Централизованное управление негативно сказывается на коллективном разуме, подавляя независимость его носителей и направляя его в сторону однородности мнений.
“Централизация – не решение. Агрегирование – да”.

Мудрость толпы зависит от соблюдения равновесия по многим параметрам. Группа должна руководствоваться правилами, “чтобы поддерживать порядок и согласованность”, но этих правил не должно быть слишком много. Коммуникация между членами группы нужна, но не слишком интенсивная. Группы должны быть не слишком малочисленными, но и не чрезмерно большими (это справедливо в целом, для некоторых же задач, таких как угадывание веса быка, группа должна быть очень большой).

“Сила децентрализации состоит в том, что, с одной стороны, она поощряет независимость и специализацию, а с другой – позволяет людям координировать свои действия и решать сложные проблемы”.

При совпадении всех условий коллективный разум способен творить чудеса. В 1968 году на подходе к порту затонула американская подводная лодка. О ее местоположении было известно лишь то, откуда она в последний раз вышла на связь. Что случилось потом, в каком направлении и как далеко переместилось судно, не знал никто. Один из офицеров ВМС США, руководивший поисковой операцией, выдвинул необычное предложение: он собрал вместе разных специалистов – спасателей, конструкторов, математиков – и попросил их, не консультируясь друг с другом, высказать свои соображения относительно того, где могла затонуть субмарина. Чтобы сильнее заинтересовать членов группы в решении задачи, он предложил им заключить между собой пари на хороший виски. Собрав все гипотезы, выдвинутые участниками, офицер, как и Гальтон, провел статистический анализ полученных данных. Впоследствии оказалось, что усредненные данные о местоположении затонувшей подлодки, высчитанные на основе предположений всех участников группы, были практически верны: лодку нашли в 200 метрах от указанного места.

Мыслительная деятельность

Участникам телевикторины “Кто хочет стать миллионером?” в случае затруднения разрешено позвонить другу, компетентному в той или иной области знаний, или попросить убрать два заведомо неверных варианта ответа из четырех, или обратиться за помощью к залу. Интересно, что знающие друзья давали правильные ответы только в 65% случаев, а вот мнение большинства людей, случайно собранных в студии, оказывалось верным в 91% случаев.

“Создать децентрализованную систему не так уж просто и еще труднее ее поддерживать. Кроме того, децентрализация очень легко превращается в дезорганизацию”.

Когда в 1986 году шаттл “Челленджер” взорвался сразу после старта, биржи немедленно отреагировали на катастрофу. В подготовке полета принимали участие четыре подрядчика: Rockwell International, Lockheed, Martin Marietta и Morton Thiokol. Акции всех четырех компаний упали в цене, но больше других обесценились бумаги Morton Thiokol. Не пошли они вверх и после того, как курсы акций трех остальных компаний вновь стали подниматься. При этом у участников рынка не было никакой информации, позволяющей предположить, что именно Morton Thiokol была ответственна за аварию. Лишь спустя полгода в результате расследования выяснилось, что к фатальным последствиям привели неполадки в ракете-носителе, которую построила именно эта компания.

“«Стадность» поведения уникальна тем, что она имеет место даже среди людей, у которых, на первый взгляд, есть все основания думать и поступать независимо друг от друга, например у менеджеров-финансистов”.

Совершенно неясно, как участники рынка, не являющиеся техническими экспертами, пришли к тому же выводу на полгода раньше. Нет никаких свидетельств того, что руководители Morton Thiokol сразу же после взрыва “сбросили акции”; нет также оснований думать, что брокеры располагали инсайдерской информацией. И все же коллективное мнение разнородной группы независимо мыслящих и самостоятельно действующих индивидуумов почему-то оказалось верным. “Толпа” раз за разом доказывает правоту своих суждений. Например, в таких ситуациях, как предсказание исхода скачек или футбольных матчей очень трудно быть проницательнее коллективного разума.

Разнородность

Как пчелы находят пищу? Они не координируют свои действия, не летят большой группой на те поля, где, по их общему разумению, больше всего цветов. На разведку вылетают лишь отдельные пчелы. По возвращении разведчицы, обнаружившие нектар, исполняют что-то вроде танца. Чем больше найдено нектара, тем интенсивнее танец. Следом за каждой разведчицей-проводницей вылетает группа пчел, причем нектара обычно хватает именно тому количеству добытчиков, которое прилетело на место сбора. Пчелы проявляют “мудрость толпы”, как и современники Гальтона на ярмарке, и команда, искавшая затонувшую подводную лодку, но выбор здесь делается не из заведомо известных вариантов, а из тех, что нужно идентифицировать в процессе поиска (о которых “докладывают” члены роя).

“Фундаментальная проблема информационного каскада состоит в том, что в определенный момент люди считают разумным игнорировать свои собственные знания (частную информацию), наблюдая за поведением окружающих и подражая им”.

Разнообразие оценок настолько важно, что, по данным политологов, случайно собранная группа неспециалистов может решить сложную проблему лучше, чем группа экспертов. Судя по всему, познания и опыт последних настолько однородны, что эффект разнообразия подходов теряется. Отсюда вполне закономерно предположение, что организация, целиком состоящая из людей с интеллектуальным уровнем значительно выше среднего, может в рыночных условиях оказаться не так эффективна, как та, в которую входят люди с разным уровнем интеллекта.

“Бывают времена (вспомните потрясения на фондовом рынке или восстания), когда совокупность индивидуальных решений порождает полностью иррациональное коллективное решение”.

Сказанное вовсе не означает, что невежественные люди умнее экспертов. Однако группа людей, обладающих разным опытом и разными знаниями, может коллективно быть мудрее, чем самые умные и опытные индивидуумы. В этом отношении показательным примером служит неудачная операция в заливе Свиней, проведенная администрацией президента Кеннеди. Его советники и штабные офицеры, которые планировали высадку, буквально заставили несогласных и сомневающихся замолчать, и за это пришлось дорого заплатить. Признание права на разные точки зрения гарантирует независимость и повышает потенциал группы.

Независимость и подражание

Независимость усиливает эффект “мудрости толпы”: во-первых, она препятствует взаимовлиянию неудачных вариантов решения, которые могли бы увести всю группу в неверном направлении; во-вторых, она обеспечивает разнообразие подходов к решению проблемы – от привычных и традиционных до новых и неожиданных.

“Чем важнее решение, тем ниже вероятность возникновения каскада”.

Независимость – важнейшее качество, которого часто не хватает членам групп. Люди – животные общественные, им свойственно влиять на окружающих и испытывать их влияние. Слишком сильное взаимное влияние членов группы порождает стадное поведение. Этот феномен приводит к возникновению пузырей на фондовых рынках и к другим негативным последствиям. Стадное поведение часто провоцируют “информационные каскады”: это явление возникает в результате уверенности, будто поведение окружающих несет в себе важную информацию.

“Просто знать и осознавать собственное знание – это два разных свойства”.

Информационные каскады бывают не только негативными: порой они полезны для общества. Например, деятельность механика Вильяма Селлерса спровоцировала возникновение каскада, благодаря которому был принят единый стандарт для крепежных болтов. Сначала Селлерс убедил крупных клиентов, таких как Пенсильванские железные дороги, перейти на стандартизированный крепеж. Чем больше покупателей соглашалось с его доводами, тем легче становилось убеждать в необходимости стандартизации остальных. Этот каскад привел к широкому распространению стандартных болтов, без чего их массовое производство было бы невозможно.

Децентрализация

Система разведки в США сильно децентрализована. Разведывательные данные собирают и анализируют многочисленные агентства. К сожалению, все эти организации не смогли сопоставить все данные, которые в совокупности могли помочь им предсказать и, возможно, даже предотвратить теракты 11 сентября 2001 года. Следует ли из этого, что только при централизованном управлении можно решать подобные задачи?

“Вполне возможно, что главным критерием здорового общества являются отношения незнакомых между собой, нежели близких друг другу людей”.

Децентрализация обеспечивает независимость, разнородность и специализацию, необходимые группам для принятия верных решений. Однако случается, что в условиях децентрализации информация, доступная одной части группы, остается неведомой для других. Разведывательному сообществу на самом деле “недоставало реальных механизмов агрегирования не только самой информации, но и суждений”. Сотрудники Агентства национальной безопасности, ЦРУ и ФБР не смогли “подключиться” к коллективной мудрости. Поэтому первым шагом к выходу из такой ситуации было бы объединение баз данных при сохранении самостоятельности агентств: это позволило бы обеспечить более свободный обмен информацией.

“Решения, которые принимаются в условиях демократии, могут и не свидетельствовать о мудрости толпы. Решение принимать их демократически – это верный признак такой мудрости”.

Другой путь – создание рынков, задачей которых стало бы предсказание вероятности определенных событий, в том числе нежелательных. Такие рынки могли бы быть “внутренними”, то есть состоящими из экспертов – представителей различных агентств, либо публичными, где рядовые граждане делали бы денежные ставки на вероятность событий. Впрочем, предложение организовать Рынок политического анализа (Policy Analysis Market) встретило резкое неприятие в Конгрессе и было отклонено. На этой площадке предполагалось организовать коллективное прогнозирование вероятности террористических актов и покушений. Такой метод мог бы помочь политикам в поиске эффективных решений.

Координация

Бар El Farol в городе Санта-Фе (штат Нью-Мексико) стал часто упоминаться в экономической литературе после того, как специалисты изучили его в качестве примера координации. Когда этот бар заполнен посетителями примерно на 60% своей максимальной вместимости, он кажется отличным местом, где можно весело провести время. В случаях превышения указанного порога в нем становится слишком тесно и не так весело. Как же люди решают, заинтересовался экономист Брайан Артур, когда стоит пойти в это заведение, а когда нет, учитывая, что им хочется, чтобы бар был полон чуть более чем наполовину? Оказалось, что, принимая это решение, потенциальные посетители используют разные стратегии. Конечно, случается, что El Farol неделями переполнен или, наоборот, почти пуст, но вот что примечательно: чаще всего он заполнен именно настолько, насколько нужно – примерно на 60%.

Удивительно, насколько хорошо большие группы людей координируют свои действия, основываясь на общности культуры, обычаев и ожиданий. Социолог попросил группу студентов-юристов представить, что им нужно встретиться с кем-то в Нью-Йорке, но при этом они не согласовали заранее место либо время встречи. Как ни странно, подавляющее большинство респондентов назвало в качестве места, куда они бы направились, справочное бюро на вокзале Гранд-Сентрал. Что касается времени, большинство выбрало полдень. Исследователь сделал вывод о том, что люди склонны подсознательно выбирать некие “центральные” пространственные и временные координаты. Выбор таких ориентиров, несомненно, обусловлен общим культурным фоном и ожидаемыми способами решения проблемы. Смогли бы, допустим, найти нужный ориентир на Манхэттене два жителя Манчжурии?

Об авторе

Джеймс Шуровьески – штатный сотрудник журнала The New Yorker, в котором регулярно публикуется его популярная “Финансовая страница”.