***

***
На первичные консультации, которые я проводил, бывало, по несколько человек в день приходили абсолютно разные люди с одной драмой — их близкие употребляли наркотики, нанося ущерб себе и терроризируя свои семьи, выпивая их жизнь, сила которой убывала с каждой новой инъекцией наркотиков.
С вопросом «что делать?» приходили, например, бывшие генералы силовых ведомств. Одного такого, пожилого и уставшего от наркомании в семье мужчину в свое время уволили за то, что его сын многократно совершал преступления, связанные с наркотиками. Последней каплей для семьи стало то, что он вымогал крупную сумму денег у своей сестры, депутата Государственной Думы, схватив ее 6-месячного ребенка и грозя выкинуть его в окно.
Приходили врачи. Помню семью гинекологов — муж и жена средних лет. Их 13-летняя дочь начала пропускать школу. Преподаватели позвонили родителям и конце концов выяснилось, что ребенок уже год употребляет внутривенно первитин. Обычно таких девочек наркоманы использовали в целях сексуального удовлетворения во время «прихода». Вспоминаю одну изможденную и обессилевшую мать, дочь которой привела наркомана-сожителя к ней в квартиру, они устроили там притон, а все деньги, которые мать зарабатывала тяжелым трудом, отнимали у нее и тратили на наркотики.
На детоксикацию к нам попадали профессиональные хоккеисты, имевшие контракты, если не ошибаюсь, в Швеции, которые в период межсезонья уходили в кокаиново-алкогольный штопор, а потом пытались максимально быстро прийти в себя, чтобы потом уехать дальше зарабатывать деньги.
Помню одного прекрасного в прошлом хирурга-кардиолога, который медленно спивался, пока заведовал крупным кардиологическим отделением, а когда ушел на пенсию, докатился до самого дна. Его сын, врач, со слезами на глазах умолял что-нибудь сделать и как-то помочь отцу.
Приходили мелкие и крупные бизнесмены. Однажды ко мне обратился владелец всем известного в стране бренда продуктов питания. У его старшего бухгалтера сын был наркоманом, и потерявшая надежду женщина больше не могла выполнять свою работу.
Мы как-то помогали двум бывшим чеченским полевым командирам, сугубо конфиденциально: эти люди находились на самом верху политической иерархии.
На консультации приходили самые разные люди учителя и инженеры, чиновники разных уровней и нефтяники, когда-то в перестройку покинувшие пределы нашей страны и обосновавшиеся в Эмиратах.
Вспомнился случай, как однажды женщина привезла девочку откуда-то с Крайнего Севера, кажется, из Сургута. Чтобы полететь на лечение, та поставила матери условие, что у нее должны быть наркотики в дорогу, иначе она не поедет. Перед рейсом, на борту самолета и после девочка кололась героином, и когда появилась с матерью в моем кабинете, была абсолютно невменяемая. Периодически она приходила в себя и в один момент уловила информацию, что реабилитация будет длиться минимум 6 месяцев. Попыталась поставить матери условия, и когда я ее жестко остановил, фыркнула и выбежала из кабинета. Вскоре в кабинет ворвались врачи из соседнего офиса и спросили, не наша ли пациентка вешается в туалете. Пока я работал с мамой, наши сотрудники вытащили ее из петли. В конце концов девочка прошла полный курс реабилитации и начала выздоравливать.
Было много всего. Но самое главное, что я понял за все эти сотни часов консультаций, так это то, что абсолютно никто не обладает информацией, в чем действительно заключается проблема, какое должно быть решение и какие шаги необходимо предпринять. Максимум чего хотели приходящие люди — чтобы те прекратили употреблять наркотики.
У всех были простые и невесть откуда взявшиеся идеи о том, что зависимых надо куда-то положить, изолировать, снять ломку и еще что-то сделать, чтобы через 7-10 дней их близкие стали "нормальными", сделали нужные выводы, больше не употребляли наркотики и жили как все остальные люди. Какие "все остальные", и где грань "нормальности" — этот вопрос всегда оставался без ответа.
При этом каждая семья, с которой приходилось иметь дело, считала, что наркомания и алкоголизм их не коснутся. Родители перекладывали ответственность за воспитание детей на детский сад, а потом на школу, армию, институт, которые в свою очередь, естественно, считали, что за воспитание ответственны родители. Родители винили окружение своих детей и государство в том, что те употребляют наркотики; сами зависимые при этом считали, что виноваты вообще все вокруг.
Правда проста: в обществе не было и нет понимания, как снизить риск развития зависимостей, и что делать, если зависимость уже появилась.

***
Мой бывший партнер, человек с необычайной жизненной энергией, коммерческой жилкой и интуицией, однажды привел меня в книжный магазин и сказал, что надо писать книгу по первичной профилактике наркомании, чтобы она была доступна каждой семье. Я подумал, что он не в себе, так как мой срок чистоты только-только приближался к двум годам. Но он был настроен серьезно, начал двигаться в этом направлении, а я начал помогать ему ресурсами и знаниями, связями и опытом. «Мы слишком часто твердим себе о том, что недостаточно умны, красивы или талантливы, чтобы реализовать свои мечты. Мы доверяем мнению других людей, ограничивая собственные возможности. Что может быть хуже?! А между тем, думая так, вы ограничиваете возможности Бога, которые Он приготовил для вас! Ведь вы – Его творение. Он создал вас для определенной цели». (Ник Вуйчич)
К созданию проекта мы привлекли лучших копирайтеров и маркетологов. Я надиктовывал информацию, а затем специалисты "упаковывали" мои сухие медицинско-психологические выкладки в стильные и простые тексты качественных глянцевых изданий. Мы подбирали уникальные фотографии в фотобанках, долго работали над названием на фокус-группах. Летом 2006 первая «Энциклопедия независимости» вышла в свет. Мама нашего бывшего пациента, который на тот момент уже больше 12 лет не прикасался к алкоголю, поучаствовала финансово и помогла выпустить небольшой тираж книги.
В результате получился принципиально новый продукт, который тогда не имел аналогов — не имеет он их и сейчас. Мы поделились с читателями принципиально новым взглядом на проблему игромании, наркомании и алкоголизма. Важным было то, что книга раскрывала не только методы помощи зависимым людям, но и была посвящена методам предотвращения зависимостей. Главный акцент делался на профилактику зависимости в рамках семьи.
Основными целями и задачами издания мы обозначили следующие:
- просветительская функция, заполнение информационного вакуума по вопросам профилактики и лечения зависимости от наркотиков, алкоголя, азартных игр;
- помощь специалистам, которые занимаются проблемами зависимости;
- помощь родителям в деле построения отношений с ребенком таким образом, чтобы он не попал в зависимость от азартных игр, наркотиков и алкоголя;
- профилактика зависимости для каждого члена семьи и, как следствие, оздоровление российского общества в целом.
Впоследствии проект получил одобрение и поддержку представителей Организации Объединенных Наций, Государственной думы РФ, ФСКН Ро��сии, партии «Единая Россия», Правительства Москвы, Департамента образования и других госструктур.
С одобрительными рецензиями выступили известные общественные деятели, политики, медицинские работники, писатели, звезды эстрады, в том чисде, Ю. Лужков, академик РАМН Л.А. Бокерия, директор НИИ Склифосовского А.Ш. Хубутия, депутат Госдумы И. Роднина, генерал-лейтенант ФСКН РФ ИНИЦИАЛЫ Михайлов, глава российского представительства ООН Флавио Мирелла, вице-спикер Госдумы РФ В. Пехтин, председатель правления Сбербанка А. Казьмин, писатель Чингиз Айтматов, певец Александр Розенбаум и другие.
В период с 2007 по 2010 год правительства Москвы, Новосибирска, Калининграда и других регионов, а также Федеральное агентство по делам молодежи и центральный офис Сбербанка России приобрели у нас около 100000 экземпляров «Энциклопедии независимости». Книгу развезли в школы и другие учебные заведения Москвы, библиотеки, наркологические диспансеры столицы.
Правительством Москвы книга была оценена высоко по достоинству. Планировалось, что она будет дариться каждому родителю выпускника начальной школы и каждому выпускнику средней школы. Дальше мы совместно с московским психолого-педагогическим университетом разработали методические рекомендации, чтобы учителя, не имевшие представления, что такое профилактика зависимости, могли с помощью наших разработок проводить такие мероприятия со своими учениками. Книга прошла экспертизу, и все шло к тому, что она войдет в систему государственного образования. Несколько раз все руководители комитетов по социальной работе Правительства Москвы собирались, чтобы утвердить совместный проект первичной профилактики. Мы подписали предварительное соглашение на 2008 год на 15 миллионов долларов.
Для того чтобы проект получился, мне приходилось много учиться, и мне нравилось это делать. В какой-то момент я, выйдя вечером с очередной учебы, понял, что мои силы закончились. Я задался вопросом «почему?» и вдруг осознал, что параллельно учусь в четырех местах. Помимо работы я начал работать над кандидатской диссертацией, получал образование НЛП-мастера, обучался ораторскому искусству и навыкам ведения переговоров. Кажется, была еще какая-то учеба, но какая именно, я не помню.
Я понял, что еще одна из идей, на которую я рассчитывал в поисках счастья, не сработала. Когда мы заработали на одном из тиражей книги миллион долларов, у меня внутри вообще ничего не поменялось. Там по-прежнему царил московский ноябрь в своих наихудших проявлениях.