Я Считал, что Относительно Спокойно Живу Своей Жизнью, но Вы Скоро Заметите Ошибку в Моих Рассуждениях. Несколько Раз

by Gwellir
Я Считал, что Относительно Спокойно Живу Своей Жизнью, но Вы Скоро Заметите Ошибку в Моих Рассуждениях. Несколько Раз

Глава 6. Болезненное безразличие


Дневная конференция с журналистами и представителями общественности закончилась. Количество присутствующих корреспондентов удивило бы любого жителя Намиды, но тут уж было ничего не поделать, целый рой их вылетел на курьерском судне с Гоэрама, как только началась шумиха с терминалом (при этом Гоэрам, естественно, был в курсе даже раньше, как центральный мир сектора). По "удачному" совпадению, все они появились буквально к моменту, когда пара администраторов и военные решили выступить с заверениями в полной безопасности и наличии больших продвижений в поисках виновных. Привлекли даже залётного представителя Совета, который, впрочем, просто сидел в сторонке, улыбаясь и излучая уверенность.

Гайя слегка скривила губы. Одетая в строгий серый брючный костюм с металлическим отливом, создававшим сложный голографический узор, она сидела за столиком в банкетном зале. Её длинные волосы были разделены на две части и уложены в виде плоских спиралей хитрой формы, каждая на своей половине головы.

За тем же столиком находился и её молодой коллега из местного "Вестника ветра равнин". Он, похоже, очень скучал на местных равнинах, и с тех пор как Гайя ему вежливо улыбнулась при передаче очереди на вопрос, старался держаться поближе и сбивчиво сыпал комплиментами.

Раздался мелодичный звук, после чего их заказ — пара стаканчиков кофе на подносе — торжественно рухнул с подвеса на потолке, чтобы быть подхваченным антигравом и величаво опуститься между ними. Плёнка на стаканчиках растаяла и они потеряли структурное единство с подносом. Мальчик (как же его звали, кажется, Хавьер) бросился стремительно подавать Гайе её кофе с подноса. Она снова сверкнула в его сторону ослепительной улыбкой.

— Вы не представляете, мисс Абрамс, как у нас здесь уныло проходит жизнь — мне обычно даже немного стыдно получать выплаты за новости уровня "на центральной площади посёлка обнаружен хромой воробей, животное было излечено и передано для наблюдения в школьный кружок натуралистов", — продолжил тараторить её новый знакомый. — Такая большая конференция для меня первое событие в жизни, я так рад...

Тут он внезапно вспомнил, из-за чего, собственно, происходил сбор и мило смутился.

— Я... я вовсе не хотел сказать, что рад произошедшим событиям и вообще... это было ужасно... — Хавьер отвёл взгляд, схватил свой стакан, отпил и закашлялся.

Гайя вздохнула и приняла решение. Как всегда, её сознание было слишком близко к оригиналу, при этом оставаясь человеческим. В этой ситуации давление иногда становилось нестерпимым. Вносимые изменения были практически безразличны для будущего в пределах текущего конфликта. Она улыбнулась.

— Хави.

Тот встрепенулся, не особо понимая, что она обращается к нему. Затем он робко поднял глаза и улыбнулся ей в ответ.

— Уверяю тебя, большинство находящихся здесь "журналистов" скучает всю жизнь так же, как и ты сам, а они ведь даже не видели активации планетарной защиты. Ты пока ещё слишком молод, чтобы понять, что такое скука и по-настоящему страдать от неё. — Тут её собеседник приподнял бровь, но она продолжила: — Не стоит слишком верить облику случайных встречных. Я видела вещи, в которые ты не сможешь поверить. Гиперперехватчики, обращающиеся в ничто при контакте с внепространством. Я смотрела, как Вселенная переливается внутри гравитационных лучей у гейта Терры Прайм. Все эти события растворились во времени, но я могу поделиться памятью с тобой. Как звучит моё предложение?

Хавьер обалдело посмотрел на неё, а потом яростно закивал.

— Тогда сбегай возьми мне хороший букет местных цветов, а потом мы с тобой прогуляемся по городу. Всё в силе, если ты успеешь обернуться за пять минут. Время пошло.

Мальчишка вскочил с места и с криком "я сейчас вернусь, только не уходите!", бросился к выходу.

Гайя прислушалась к разливавшемуся по её сознанию чувству глубокого удовлетворения и горько усмехнулась. Она поднесла ко рту стакан с кофе и отпила немного.

Кофе, конечно, был дерьмовый.

***

Небольшой корабль висел в глубоком космосе почти на месте формальной границы сектора Гоэрам с необжитыми территориями сегмента А3, который был объявлен потенциально опасным для обитания тысячелетия назад. Его формы показались бы странными для тех, кто привык к обычным сигарообразным корпусам современных кораблей с утолщениями в местах расположения двигательного отсека, генераторов защитных полей и средств вооружения.

С эстетической точки зрения объединённый Галактический Флот в подчинении Совета достиг определённых высот — хищные обводы корпусов представительно выглядели на голозаписях, а отработанные чёткие манёвры, вкупе с гипергенераторами и вооружением высочайшего класса, доступного человечеству (щедрый "подарок" Праймов) обычно делали боевые столкновения с залётными соединениями независимых миров тривиальными.

Этот же корабль выглядел как капля жидкости длиной не более пятидесяти метров, проткнутая вдоль тонкой спицей, вокруг которой располагались четыре набора из трёх ромбообразных модулей, каждый всего примерно втрое меньше центрального корпуса. Два кольца из модулей охватывали центральную ось корабля перед, а еще два — за основным отсеком. Все поверхности имели пыльно-серый цвет.

Двигательные установки в данный момент были пространственно разделены с корпусом — одна из них, примерно в километре позади корабля, располагалась на той же основной оси, постоянно реформируя поле готовности к случайному гиперпереходу. Вторая же, удалённая вперёд значительно сильнее, раскинула тонкую многомерную сеть, прислушиваясь к возможным перемещениям и направленным гиперсигналам.

Интеллектуальный разведывательный корабль "Затейник", реликт затерявшегося в веках Проекта Утопия, ждал новостей из системы Намиды.


На вахте в данный момент находились всего три члена экипажа — командир Реон Алир, задумчиво в очередной раз просматривавший сводки докладов о готовящейся провокации, навигатор — Милна Кирк, её безмятежное спокойствие от погружения в интерфейс корабля только изредка нарушалось пробегавшей по телу волной вынужденного напряжения мышц. Последней в рубке была совсем молодо выглядевшая девушка — биоинтерфейс корабля; анализируя входящую информацию с развёрнутой гиперантенны, она параллельно развлекалась моделированием бомбардировки газового гиганта системы Намиды меньшими планетами системы.

— Ариэль, — Реон неожиданно развернул кресло к ней. Использованное имя было скорее кличкой, но по традиции капитан был волен придумать любое удобное обращение для своего интерфейса. — Сведи все доступные косвенные данные об атаке на эту несчастную орбитальную станцию. На данный момент, в соответствии с плановыми сеансами связи мы должны были получить информацию от практически всех подразделений и массивов наблюдательных модулей.

— Секунду, капитан, — лицо Ариэль приняло отрешённое выражение. — В целом, ничего нового свежие данные нам не приносят — обстрел осуществлён из области над эклиптикой, которая практически не наблюдалась, так как произвести туда гиперпереход на двигателе третьего рода довольно сложно — в том направлении нет маяков и гипертрасс. Мы используем ограниченные силы и постоянное наблюдение ведётся только за самыми вероятными зонами подхода.

— И направленные в ту область пространства зонды ничего не обнаружили, — задумчиво произнёс капитан, слегка покачивая кресло ногой. — Но это ничего не означает... Если предполагать участие не Гоэрама, а сил уровня Совета, которые неожиданно засветились в окрестностях, то становится возможным и сбор гравитационной установки на месте, и её тихая гипердиссоциация или один из способов микроразложения.

Реон повернулся обратно к главному экрану, где в системе Намиды были подсвечены все известные объекты, представлявшие интерес для проводимой операции.

— Я не понимаю пару вещей, — тихо продолжил он. — Зачем для очевидной провокации был использован такой странный метод, как релятивистская бомбардировка, при том, что и у них, и у нас полным полно вполне традиционных тяжелых ракет разной степени скрытности? Как это было произведено с такой точностью? А также... как вообще Кольцо допустило пролёт сверхскоростного объекта практически в экзосфере планеты? Этак можно было бы поверить в слухи, что Праймы отказались от человечества.

— Маловероятно, — ответила Ариэль. — Корабль помнит, как выглядел Постижимый космос. Завеса всё ещё на месте, и создать гипердвигатель первого рода невозможно. Значит, Снай с любовью приглядывает за галактикой.

— Тебя никогда не называли религиозной? — покосился на неё капитан.

— Нет, — она склонила голову набок. — Но разве религия — это не слепая вера в потенциально несуществующее?

Реон выдал в ответ кривую улыбку. Он не особо распространялся об этом, но тоже помнил вид пространства до появления Завесы. И, конечно, любовь Праймов. Горячую любовь к не очень удачным результатам Утопии.

— ... капитан? — донесся до него ровный голос Ариэль. Он вернулся к настоящему.

— Да?.. Впрочем, вижу — входящий пакет сообщений, — ответил он и погрузился в изучение новых данных.

Через несколько секунд Реон хмыкнул и прокомментировал:

— Молодёжь бьёт копытом. Наши смертнички хотят атаковать подразделения Гоэрама, накопленные у Шестой, раз они уже запустили свою провокацию, и не уведомляют официально о перемещениях.

— И вы не собираетесь вмешаться? — Ариэль неожиданно перешла на эссенц-связь.

— Конечно же, нет. Не я воспитывал это поколение в духе готовности к наступающей последней войне за свободу и независимость. При этом сидя в болоте, от которого даже боги брезгливо отвернулись. У меня есть свои обязательства. Передай приказ всем разведывательным кораблям держаться подальше и следить за галактическим флотом. Совет давно испытывает, сколько свободы действий им предоставлено, и никак не нащупает предел.

Капитан подгрузил последнее сообщение из набора и нахмурился.

— Информация от агента на поверхности Намиды, откуда-то из командных структур. Маневрирование носителя тяжёлых торпед замечено службой космического обзора. Сообщение скрытно передано на носитель, который лёг в дрейф и только сейчас смог выйти на связь. Какого чёрта они вообще потащились туда... Их цель — добывающая инфраструктура астероидного пояса, там хотя бы можно устроить впечатляющее шоу без риска испариться от вооружения Кольца.

— Приложены голоизображения от системы обзора, видимо, для убедительности, — Ариэль вывела их на пространственный экран. В течение нескольких часов почти незаметное пятнышко корабля, завёрнутого в индивидуальный карман гиперпространства, проходило через угол наблюдения системы. — Это грозит разрушением элемента неожиданности для всей операции.

Она перевела глаза на Реона, но тот только внимательно вглядывался в каждое изображение по очереди. Так прошла примерно минута.

— Ариэль, проведи, пожалуйста, обычную многоракурсную сравнительную очистку изображений от шума, — со странным напряжением произнёс тот наконец.

— Выполнено. Вы хотите разглядеть какую-то конкретную деталь, капитан?

— Нет, я уже увидел достаточно, — Реон жадно вглядывался в бесконечную чистоту космических глубин, разворачивавшихся в каждом кадре. — "Шум" на самом деле имеет чёткую структуру, не так ли? Проанализируй её с точки зрения оптимальной передачи сообщения с избыточностью.

— Выполнено. Расшифровка займёт некоторое время.

— Не нужно, скинь его мне сырым.

Капитан прикрыл глаза и размышлял ещё примерно полминуты.

— Направь в штаб весь набор сообщений, кроме последнего. Дополнительно оповести командование, что мы уходим приглядывать за молодёжью поближе. Пусть считают, что на старости лет во мне проснулась сентиментальность.

— Милна, — он обратился к навигатору.

— Да, капитан?

— Курс к Намиде, выход из гипера как минимум в двух световых часах от светила, продублировать наш переход двумя модулями в режиме наблюдения-имитации с полуминутным опережением.

— Курс рассчитан.

— Выполняй, Ариэль. Мне требуется вторая вахта в рубке за полчаса до выхода в реальный космос.

"Затейник" отделил от себя два ромбовидных объекта, подтянул двигатели ближе к основному корпусу и покинул пространство.

Реон всё обдумывал своё импульсивное решение, но его взгляд не отрывался от очищенных изображений с невероятным разрешением, полностью лишённых следов Завесы.

***

Гайя закончила глоток кофе, вернула стаканчик на стол и откинулась на спинку стула. Увиденное в целом подтверждало — Реон не верил в собственное командование и был готов ухватиться даже за намёк на возвращение Скитальца, которая отрешилась от масштабных дел несколько тысячелетий назад. В момент, когда то, что теперь называлось системой Намида, мгновенно превратилось в громадное кладбище. Момент, когда все находившиеся там гипергенераторы, и основанные на них защитные и энергетические системы потеряли стабильность. Момент, когда Праймы устали делиться знаниями и приняли текущий бесконечно медленный план развития.

Тогда Скиталец отказалась защищаться, отказалась от эскалации конфликта, отказалась становиться Праймом. Она просто ушла, потому что галактика могла и не выдержать ещё одного столкновения интересов. Многие из тех, кто донёс горечь от разрушения Утопии до текущих дней, считали её трусом и ничтожеством. Кое-кто скорее всего бросился бы атаковать её с пеной у рта, стоило им только прознать о том, что Скиталец вернулась. Но Реон знал слишком много и сохранил избыточное количество ясности рассудка, чтобы заниматься подобной ерундой.

Руководитель проектов Утопия, Прайм концепта Познания Гайя, спавшая с тех пор вечным сном и взаимодействовавшая с миром только через Неделимых, тоже не стала бы осуждать Скитальца, всегда старавшуюся найти компромисс.

Девушка за столом горько улыбнулась и снова поднесла стакан с кофе ко рту.

***

Нехитрые пляжные развлечения подошли к концу, и компания перебралась обратно в гостиницу. Элли почти сразу утащила Эйго потренироваться и опробовать новое оружие в специально оборудованную для таких целей лощинку невдалеке, Ада отправилась проводить очередную видеоконференцию, а Айшу привела Рэй в свой номер и, по указанию Ады, стала готовиться к установке сканирующего барьера вокруг территории пляжного комплекса.

Долговременное использование сканирующих формаций с таким охватом могло бы стать проблематичным даже для мага с максимальным уклоном в сенсорику, но Ада предоставила ей доступ к своему вычислительному интерфейсу, так что Айшу могла спокойно сидеть, медленно размазывая расширяющийся барьер поверх точной модели окружающей местности, висевшей у неё перед дополненным зрением.

Магам не было доступно настолько сильное ускорение восприятия и передача управления конструированием магии наружному оператору, чем в крайнем случае могли воспользоваться акселы (Айшу до сих пор с содроганием вспоминала показательный бой Эйго с отключёнными ограничителями под прямым управлением Администратора в период вступления его в должность "телохранителя"). Но на данный момент от неё требовалось только проверить территорию на наличие уже заложенных неприятных сюрпризов, уточнить её виртуальную карту и оптимизировать формацию для быстрого развёртывания готового барьера, когда он потребуется. Всего лишь упражнение на внимательность и концентрацию.

Рэй лежала на соседнем диване и просматривала каталог примечательных мест полуострова Отдыха (удивительно подходящее название), изредка подёргивая ногой. Айшу в очередной раз задумалась, насколько сильно та изменилась с тех пор, как они последний раз пересекались на территории Института — даже проявления внимания в виде объятий и усаживания на коленки с требованиями рассказать чего-нибудь интересного теперь никогда не происходили не вовремя, а наоборот, помогали Айшу отвлечься от неприятных подозрений о будущем. И вчера, во время их импровизированной разминки, и сейчас Айшу ощущала неотрывное внимание с её стороны — это не раздражало, а было похоже на то, как будто бы кто-то всё время держал прохладную ладонь на её лбу, следя за температурой.

Барьер расширился уже слишком сильно для отвлечённых размышлений, и Айшу погрузилась в расчёты с головой. Какое-то время прошло в полном молчании, затем она поняла, что купол накрыл предварительно намеченную территорию; она провела оптимизацию, но решила всё-таки испытать свои новые возможности до предела — попыталась выполнить формацию для расширения барьера сразу на десятую часть.

Айшу охватило странное ощущение — она решила отменить последнее построение, но не смогла собраться с мыслями — сознание лениво ворочалось, отказываясь формулировать чёткие команды. Неожиданно картинка с окружающей местностью исчезла и все связанные с ней магические воздействия разрушились, потеряв привязку к объектам в её восприятии: Ада разорвала соединение с вычислительным интерфейсом со своей стороны.

Айшу шумно втянула воздух и открыла глаза — перед ней стояла Рэй, держа в протянутой руке стакан воды.

— Выпей, Айшу-нее-саан.

Она приникла к стакану, жадно глотая прохладную воду. По эссенц-связи донеслось:

— Как ты?

— В порядке, Ада-сан, кажется, я замахнулась на большее, чем стоило.

— Да уж, похоже... Будь осторожна, мне через интерфейс не видно, чем ты там занимаешься в своей голове. На этом задании больше никаких экспериментов. Благодарю за предупреждение, Рэй.

— Не за что, Ада-сан, я тоже не хочу, чтобы что-нибудь случилось с моей старшей сестрёнкой! — подала голос третья сущность, находившаяся в эссенц-контакте, которую раньше Айшу слышать не доводилось. — Я послежу за ней тут.

Рэй мило улыбнулась и потрепала Айшу по голове.

— Хорошо, у меня тут происходит очередное переливание из пустого в порожнее, но выглядит очень похоже на то, что рано или поздно вояки с Гоэрама всё же объявят военное положение, особенно если ещё какая-нибудь гадость случится. И тогда уж... — Администратор замолчала на полсекунды. — Ладно, это не имеет значения. Только что прибыла первая группа учеников, которые решили разделить с нами отдых на этом замечательном курорте. Официальным сопровождающим выступает мисс Кейт Раусс, которая, судя по всему, одумалась и решила смыть с себя позор от вчерашнего полёта во время гипершторма. Я думала, что с этим возникнут проблемы, но пока что она ведёт себя в соответствии со своим положением Гоэрамской знати, перестала подкалывать людей по первой возможности, и, кстати, хочет увидеться с тобой, Рэй.

— Оу! — вырвалось у той. — Конечно, но, только, наверное, лучше это делать в сопровождении Айшу. У меня-то нет никакого официального статуса...

— Да, она подойдёт в вашу комнату, как только закончит следить за размещением. Думаю, вы можете мне понадобиться разве что вечером. У меня всё.

Эссенц-связь разорвалась и две девушки озабоченно переглянулись.


Мисс Раусс выглядела так, как и положено молодой девушке на своём первом официальном задании — формальный сине-чёрный мундир сидел на ней прекрасно, но было видно, что носить его она не привыкла. Получив от Айшу разрешение войти, она строгим голосом направила своего персонального телохранителя распаковать вещи в свой номер, на что тот невыносимо серьёзно исполнил полупоклон и ушёл, развернувшись на каблуке. Минимум двойная разница в возрасте и блуждающая по лицу телохранителя ухмылка, впрочем, намекала, что он здесь больше не затем, чтобы быть на побегушках у своей хозяйки, а, скорее, следить, чтобы та не напортачила больше необходимого.

Кейт зашла в номер и, слегка нервно окинув глазами помещение, кивнула сидевшей за столом в летнем платье Айшу, а затем на секунду задержала взгляд на Рэй, которая в шортах и футболке пристроилась на диване, обхватив колени руками.

— Мисс Раусс, — нейтрально поздоровалась Айшу.

— Пожалуйста, зовите меня Кейт, Цуруми-сан, — тихо возразила та, поднимая руку.

— Конечно, Кейт, но тогда и ты зови меня Айшу, не будем усложнять! Садись и рассказывай, как тебя вообще сюда занесло.

Кейт немного замялась, бросила ещё взгляд на Рэй, которая теперь сверкала глазами из-за своих коленок, но потом всё же аккуратно отодвинула для себя стул и присела на краешек.

— Я... честно говоря, не знаю, как начать... — произнесла она, теребя одну из четырёх коротких косичек, которые попарно обвивали с двух сторон её голову, сходясь на затылке поверх хвоста каштановых волос, доходившего примерно до середины спины. Косичка отсоединилась, но Кейт только задумчиво продолжила крутить её в руке. — Всю жизнь мне объясняли, что я, как выходец из славного рода Раусс, сильнее, умнее и более искусна в магии, чем все вокруг. И что если я вложу все силы в обучение применению магии, пользуясь знаниями нашего рода, в том числе секретными, я смогу выйти победителем из любой ситуации.

Она вздохнула и подняла глаза на Айшу.

— Понятно, что я не в первый раз в жизни проиграла тебе бой, к этому чувству меня старательно приучали: здесь на окраине мы не можем себе позволить просто загнивать в осознании своего превосходства. Это скорее меня раззадорило — мне захотелось превзойти в дуэли девушку, изначально воспитанную и тренированную как боевой маг на протяжении всей её жизни.

— Думаю, тебе бы это удалось довольно быстро — дуэли не моя сильная сторона, как ты должна понимать, если уж изучила мою скромную персону, — губы Айшу слегка подрагивали во время ответа, а Рэй отчетливо хмыкнула.

Кейт слегка смутилась и прокашлялась.

— Не важно. Я имею в виду другое — по-настоящему меня шокировал момент, когда всегда верная магия, которая была рядом, была первым, что я ощущала, просыпаясь, которой я верила больше, чем своему телу... отказала мне, — Кейт прерывисто вздохнула. — Мне рассказывали о мерах предосторожности и значении сигналов глобального предупреждения, но никто из тех, кто говорил, сам никогда не наблюдал этого и не особо-то верил, что оно может пригодиться. Я была абсолютно уверена, что ко мне это никак не может относиться.

— Если тебя это успокоит, могу сказать, что я провела весь гипершторм в отключке. Если бы не мой партнёр...

— Партнёр... — с грустью повторила Кейт. — Теперь я понимаю, что настоящий маг в действительно опасных ситуациях просто обязан полагаться на своего аксела, сам-то он никак не успеет среагировать на многое. Соответственно, когда происходит неожиданное — надо всегда быть готовым просто поднять Кокон и затем уже размышлять. Но я всегда относилась к тем напарникам, с кем меня пытались свести, свысока, тренировалась по необходимости и выполняла необходимые задания за счёт грубой силы и продвинутой магии. Теперь я вижу, что даже наш клан подходит к подготовке спустя рукава...

— Я всё ещё не совсем понимаю, какое у тебя дело к Рэй.

— Тогда, во время шторма, я взлетала над зданием школы, не прислушиваясь к советам инструктора, потому что была в раздражённом настроении. Потом я полностью потеряла управление полётом, и вместо того, чтобы использовать простую защитную формацию, пыталась восстановить сложный воздушный контроль... Я бы наверняка разбилась, если бы... Маки-сан не остановила меня перед самой крышей.

Кейт впилась глазами в Рэй и продолжила почти что шёпотом:

— То, что по-настоящему перевернуло моё восприятие — непредставимая лёгкость, которая читалась в позе незнакомой мне девушки младше меня. Ей как будто бы ничего не стоило использовать магию в этот шторм, когда я даже не ощущала обычное биение Сети. Как будто бы она нехотя спасла меня со снисходительным удивлением, что в мире есть люди, для которых какой-то там шторм является такой проблемой... — Заметив, что глаза Рэй недоверчиво раскрываются всё шире и шире Кейт покраснела и отвела свой взгляд. — Прощу прощения, в тот момент я ещё не вполне хорошо соображала, я не имею в виду, что весь этот набор чувств действительно имел место быть — мне так показалось, потому что я лежала на земле и пыталась осознать, что всё ещё жива.

— А, так вот почему у вас был такой странный голос, когда я подошла спросить, как вы себя чувствуете, мисс Раусс, — тихонько прокомментировала Рэй.

— Обращайся ко мне на "ты", пожалуйста... Рэй? Могу я тоже называть Вас так, Маки-сан?

— Конечно же!.. Кейт, не знаю, наводила ли ты справки и обо мне...

— Безусловно, я сразу же бросилась заниматься этим. Ты ведь вообще экспериментальный маг. Я даже узнала, что у тебя какие-то проблемы с Институтом, но я так и не поняла, почему сестра не может на недельку выбраться побыть с братом, Институт ведь настаивает, что большинство их подопечных и дня бы не прожило вне его стен, а они занимаются ими исключительно из чувства сострадания, и ради их же потенциального исцеления. А ты выглядишь вполне себе здоровой.

— Ну, когда-то они были бы правы, — немного смутилась Рэй, — Несколько лет назад я с трудом могла ходить без специальных препаратов. Мне предвещали медленное угасание и смерть, либо впадение в кому, но я, как видишь, выкарабкалась!

— Да уж, и мне очень с этим повезло, — радостно прокомментировала Кейт. — Вообще они ведут себя странно таинственно, я уж думала, что смогу точнее узнать, что там у вас происходит, и даже выступить посредником, но несмотря на общие Гоэрамские связи, Институт хранит странное молчание.

Она помолчала несколько секунд, видимо, давя в себе чувство любопытства.

— В общем, я решила, что мне хватит разгильдяйничать, и решила заняться чем-нибудь общественно полезным, параллельно пересматривая своё отношение к тренировкам. — Кейт провела пальцем по переносице, собираясь с мыслями. — Собственно, вторая часть моего плана заключалась в том, чтобы встретиться с тобой, Рэй, и пригласить тебя провести некоторое время у меня дома, исключительно чтобы выразить благодарность и, возможно, помочь в разрешении твоих проблем с исследователями. Ну и чему-нибудь у тебя научиться!

Лицо Рэй на несколько секунд приняло рассеянное выражение.

Кейт стремительно продолжила:

— Нет, я абсолютно всё понимаю, и ни на чём не настаиваю. Просто, мне было бы очень приятно, если бы это было возможно. Я не против общаться с тобой прямо здесь!

— Не уверена, что в нашей текущей ситуации нам удастся так поступить, Кейт, не держи зла, — вступила в разговор Айшу, которая тоже покосилась на Рэй.

Но тут Рэй моргнула, слегка улыбнулась и со странной интонацией сказала:

— Спасибо за предложение, Кейт, не переживай, это было слишком неожиданно. Мне нужно время подумать об этом до завтра. Возможно, так будет даже лучше, чтобы не мешаться под ногами у моего брата и Айшу-нее-сан. В конце концов, они сейчас практически на официальной службе. — Тут Рэй спустила ноги с дивана и исполнила импровизированный полупоклон.

— Д-да, конечно, я подожду! — ответила Кейт, тоже кланяясь в ответ. Она суетливо подскочила с места и добавила. — Ну, я, пожалуй, пойду, мне ещё нужно доложить отцу, что всё прошло хорошо, и убедиться, что никто не нарушает правила поведения гостиницы.

— Конечно, Кейт, — спокойно ответила Айшу, неопределённо взмахнув рукой.

Та было направилась в сторону двери, но хлопнула себя по лбу, достала из внутреннего кармана жилетки небольшую бутыль и поставила её на столе перед Айшу.

— Фирменная настойка от нашего шеф-повара. Попробуйте... если вам, конечно, можно... — тут она засомневалась и уже протянула руку за бутылкой снова.

— Нет-нет, как минимум, мы с Эйго находимся в статусе взрослых граждан, которые могут позволить себе иногда расслабиться, — нестерпимо серьёзно ответила Айшу, смотря Кейт прямо в глаза. — Благодарю, мы найдём этому достойное применение.

— А-а... Ну, тогда... как угодно. — Кейт ещё раз поклонилась и стремительно выскочила за дверь.

Рэй громко фыркнула, а Айшу отпустила довольную улыбочку. Впрочем, она тут же спросила:

— Что это ты придумала с визитом к Рауссам? Они уж должны быть глубже других повязаны с Институтом.

Рэй задумчиво посмотрела в окно:

— Мне нужно проконсультироваться с Администратором, — сказала она наконец. — Если они и правда считают, что Институт ведёт себя странно...

— Очень сомнительное утверждение. К тому же, насколько скромной нужно быть, чтобы говорить, что ты путаешься под ногами...

— Я. Пойду. Поговорю. С Адой, — раздельно произнесла Рэй, смотря в ничем не занятый угол номера напротив кровати.

— Ладно, я что, я просто лицо на официальной службе, — буркнула Айшу в ответ.

— Прости, Айшу-нее, — улыбнулась Рэй в ответ, — я просто действительно не хочу вам помешать в неудачный момент.

Она вышла из номера. Дверь за ней закрылась, а Айшу, стоявшая в углу всё время этого визита, непрерывно исполняя теневой сдвиг в свою иллюзию за столом, медленно сползла по стене на пол и принялась тереть заболевший правый висок, глядя на дурацкую бутылку.


Рэй прошла по коридору мимо номера Эйго — они с Элли уже возвращались к гостинице, и на обратном пути можно было бы нагрянуть к нему в номер, поймав братика, например, на выходе из душа. С другой стороны, этот разговор с Администратором, похоже, будет не совсем таким, как обычные. Тот же братик постарался сегодня на пляже. Рэй слегка надула губки. Впрочем, теперь уже было несколько поздно. Очень мало вещей могли серьёзно повлиять на происходящее, и разговор с недовольным менеджером не входил в их число.

Дверь в нужный номер раскрылась перед ней без лишних приветствий, и Рэй зашла внутрь и опустилась на стул напротив Ады, которая устало следила за ней слегка покрасневшими глазами. Солнечные лучи, почти достававшие до стола, рассеялись и наполнили помещение странной призрачной подсветкой, когда включились системы защиты от подслушивания и фильтр-барьеры затянули все пути доступа в комнату.

Ада прикрыла глаза на секунду, с видимым усилием разрывая часть внешних соединений, а затем задействовала какое-то персональное глушащее устройство.

Она выпрямилась в кресле, с силой провела пальцами по глазам и начала разговор:

— Достаточно ли этого? Я была бы уверена на 100% ещё вчера, но сегодня ты подключилась к защищённому эссенц-соединению, не имея даже своего идентификатора, которые я сама и выдаю, так что предпочту уточнить.

— Не беспокойтесь, Администратор, — прозвучало в её сознании, — эссенц-связь — это лишь технологическая сторона умения, присущего теперь большинству людей. С одной стороны, существуют те, от кого не скрыть содержание никаких разговоров, с другой — им не интересны мелкие людские разборки, так что даже если кто-то и слушает, — что-то, похожее на тень смешка, раскатилось по восприятию Ады, — вы можете не волноваться по этому поводу.

— Нужно ли мне задавать какие-то вопросы? — устало спросила Ада про себя.

— Необязательно, Администратор. Я примерно догадываюсь, что вас интересует.

***

Девушка почти допила кофе и теперь сидела, опираясь щекой на ладонь правой руки, тогда как в левой болтался полупустой стакан.

Ей не было особо интересно, что иронизирующий ИИ тяжёлой системной защитной станции "Скиталец" расскажет администратору окрестностей Альфы. Та для себя уже практически всё решила, к тому же её исследования истории должны подсказать, что привязанности командира Скитальца лежат не в области нового населения некогда выжженной, а затем терраформированной Намиды.

Значение имели другие нюансы, но установить их можно было только после начала столкновения. Понять, как прореагирует руководство населения необжитых территорий, выяснить, что выросло из сплетённых в своём дуализме командира Скитальца — Фаэф Нииксташ и основанном ей на своей же личности ИИ.

Оставалось проверить только последнюю запись. Улыбка появилась на лице Гайи, когда она заметила, как суетящийся Хавьер помогает упаковывать букет цветов. Немного жаль, что ему уже не успеть.

***

Бесконечное заседание в малом конференц-зале управляющего сектора Кольца продолжалось уже больше двух часов. Предложения разнообразной помощи от военного корпуса Гоэрама за день постепенно переросли в намёки на глубину существующего холодного конфликта с непризнанными обитателями соседних территорий на границе А3, а теперь достигли уровня пересказа страшных ужасов большой войны, которая могла вот-вот разразиться. Для непосредственного вмешательства в планетарные дела им требовалось решение простого большинства администраторов о временной передаче управления.

Изначально четверо остальных админов, кроме Таркса, присутствовали в виде голограмм, но в момент, когда молоденький, но любящий пафос лейтенант разведки попытался пристыдить Аду тем, как мало значения она придаёт разрушению Спутника-1, где сама родилась, тогда как весь народ Намиды дружно плачет по погибшим, Ада извинилась и попросила вызвать её, если начнётся что-нибудь серьёзное. А затем отключилась.

В ответ на действия лейтенанта седовласый Таркс (ему было уже к двумстам годам, намного больше, чем другим админам) покачал головой, и даже Хироки скорчила брезгливую рожицу на секунду. Особый статус Спутника был известен почти всем присутствующим, а основное население его не имело никакого отношения к поселенцам Намиды, а состояло почти целиком из "социальных" жителей, собранных из всего сектора Гоэрам, плюс еще одной очень сомнительной прослойки, своевременный вброс компромата о которой в центральном мире поставил власти в текущее неудобное положение. Согласно принятому порядку секретности практически никто из них не контактировал с жителями планеты больше абсолютно необходимого. Немногие же выжившие результаты генетических экспериментов, проводившихся там, по какой-то причине не питали особой привязанности к своей малой родине. Собственно, большая их часть сейчас собралась под крылышком Ады.

Совершенно нелегальные возвышающие эксперименты и были причиной, по которой лабораторию основали на спутнике, находившемся вне пределов обороны Кольца. "Серая" зона на орбите никому, казалось бы, не нужной на тот момент планетки выглядела неплохим местом для подобного заведения. Для отвлечения внимания Спутник официально отстранённо назывался "космической лабораторией высокой степени автономности".

Не то чтобы население Намиды не было приведено в шок развернувшейся прямо над их головами катастрофой, но вынужденно невнятные сообщения о числе и списках погибших, вкупе с отсутствием, собственно, пропавших знакомых, привели к тому, что люди скорее уверились в своей защищённости. Ведь почти никто из обитателей планеты никогда не видел защитные системы в работе, гарантия безопасности впитывалась неосознанно, во время взросления, как некое неотъемлемое право. Несколько магов за работой потеряли сознание или получили незначительные травмы, но не более того. Официальное объявление неопределённо говорило либо о случайном столкновении с релятивистским объектом, либо скрытой атакой со стороны флота Изгнанников, опасность которых никто не подвергал сомнению, но, с другой стороны, никто и не помнил никаких нападений до этого.

Титаническая вспышка от второго попадания, переходящая в стремительно летящие рассеивающиеся потоки плазмы, и временно растворяющаяся на фоне изображения планета, зафиксированные космической аппаратурой со всевозможных ракурсов завораживали людей, которые с трудом могли проассоциировать подобное с действием какого-либо человеческого оружия.

Таркс знал, что интуиция не подводила их, но сейчас перед ним стояла совершенно другая, весьма специфическая задача. Мьен и Лора, отвечавшие за окрестности Гаммы и Дзеты, признанные формальными центрами постепенно разраставшихся поселений, строго следовали букве инструкций. Они утверждали, что если даже всезнающая Система не защитила станцию сомнительного назначения, не принадлежащую, собственно, юрисдикции Администраторов Намиды, бомбардировке не стоит придавать никакого особенного значения с точки зрения внутренней планетарной безопасности. Если у военных Гоэрама есть лишние силы, говорили они, пусть разбросают патрули по системе и займутся поиском внешних опасностей. А во внутренние дела лучше не лезть, так как никто не имеет лучшего доступа к информации Намиды, чем Администраторы, собравшиеся здесь.

Осторожная Кали, занимавшаяся разведкой всех остальных территорий планеты и организацией добычи полезных ископаемых, колебалась, поскольку представляла, насколько тонка наблюдательная сеть вне пределов заселённых территорий. По её мнению, нельзя было быть абсолютно уверенной в том, что Система готова защитить жителей планеты от всего и вся, и вообще приоритеты той могут неожиданным образом расходиться с их представлением.

Например, нигде в условиях, разграничивавших сферы ответственности, не было сказано, что Система предназначена для разрешения вооруженных конфликтов на поверхности, если те не угрожали разрушением экологического равновесия или полным вымиранием населения.

Таркс получил пару любопытных сообщений от запущенных им наблюдательных циклов и, прокашлявшись, прервал речь гражданского консультанта со стороны Гоэрама, который снова старательно намекал на безответственность отсутствующей сейчас Ады:

— Господа, эти рассуждения бессмысленны — на данный момент существует только три решения проблемы. Первое: вы приводите неоспоримые аргументы касательно того, что на поверхности планеты уже находится некая диверсионная группа, просочившаяся мимо систем наблюдения, в том числе и ваших. Второе: вы приводите свидетельства вашей разведки о том, что Изгнанники совершенно точно готовятся к серьёзной атаке на ближнюю орбитальную инфраструктуру и поселения глубокого Космоса в системе — тогда я предоставлю вам полный доступ к наблюдательным и пропускным системам Кольца, и мы соберём ещё одно экстренное совещание. Третье: вы, наконец, выдадите нам полную информацию о ваших вопросах к администратору Альфы по поводу её ближайшего окружения, которое по странной случайности происходит со Спутника-1; как я понимаю, вас в основном интересует девушка — Рэй Маки, химера, тесты которой показывали намеки на доступ к формациям для варп-трансляций информации или вещества внутри гипербарьера. — Тут Таркс слегка улыбнулся, а Хироки, наоборот, напряглась и взглянула прямо на него.

Он продолжил:

— Если у вас есть неопровержимые доказательства того, что Ада действует не в интересах Намиды, либо же совершенно определённые подтверждения того, что в наших руках оказалось революционное открытие, мы могли бы решить вопрос временным отстранением её от обязанностей. Этот путь доступен для нас, если все остальные администраторы логически придут к консенсусу на основании неких свежих данные от вас. — Таркс слегка склонил голову. — В конце концов, она самый молодой управляющий, которой к тому же пришлось лечиться практически до самого совершеннолетия. Я горжусь её стойкостью, но допускаю развитие психических проблем, которым обычные администраторы неподвластны. — Он протянул руку, повёрнутую ладонью вверх, в сторону Хироки.

Полковник разок смежила глаза, а затем картинно повернулась в сторону Таркса и начала:

— Таркс, мы с тобой старинные знакомые, и ты знаешь, что я уже предоставила всю информацию, которая у нас есть. Я бы сказала, что поведение Ады вызывает некоторое удивление, еще с той истории, когда она вытащила для себя одного из лучших наших экспериментальных акселов, опираясь в итоге, не больше и не меньше, на его сексуальную эксплуатацию. Тогда я так и не поняла твоего мнения на этот счёт. Неужели ты считаешь, что сверхинтеллект администраторов должен применяться для крючкотворства в подобных занятиях, вместо того, чтобы улучшать жизнь граждан.

— У меня нет особого мнения на счёт сексуальных отношений, я уже слишком стар, дорогая Тацуми-сан. Он вам жалуется на жизнь? Хотя понимаю, если уж администратор может навешать лапши на уши целой юридической службе, то промыть мозги подростку не составит для неё проблемы... Тем более, что она была обязана это сделать, чтобы какие-то там ваши очередные секреты не утекли ненужным людям. — Таркс перестал улыбаться и зафиксировал взгляд на глазах Хироки.

— Интересный ход мысли, Администратор, — ядовито ответила та. — Вы как будто бы не против того, чтобы Ада добилась простого женского счастья с помощью своих полномочий. Запомним. Ладно, давай начистоту — я предоставила тебе всё, что было у Института. Эксперты оттуда считают, что формации Рэй нарушали причинность и пределы скорости распространения магических эффектов. Касательно способа её прибытия в гости к брату мы не смогли установить ничего, поскольку записи из их домика могут соответствовать как каким-то тренировкам Айшу, так и десятку телепортирующихся слонов. Мы ведь не знаем, как может выглядеть такая формация на выходном конце. А допросить Айшу мне не даёт та же Ада.

Она шумно выдохнула и продолжила:

— Я уже было собиралась задержать их во время визита на Кольцо, но была немного занята с Представителем, а небольшая последовавшая атака совсем сбила меня с ритма.

— Первый раз слышу об этом! Это бы слегка вышло за пределы ваших полномочий, полковник, — язвительно бросил Мьен. — Не следует ли нам опасаться, что ваши подчинённые окажутся той самой диверсионной группой, старающейся наложить руки на людей Ады?

— Даже если бы мы попробовали, наличие там Айшу делает попытки осуществить тайную операцию почти бессмысленными, — мило улыбнулась в ответ Хироки. — Как вы не понимаете, Мьен, насколько подозрительно выглядит желание Ады собрать рядом с собой действительно боеспособных, практически уникальных специалистов в такой странной ситуации. Ей бы следовало поделиться ими с нами, чтобы мы могли использовать их таланты в полной мере.

— Я могу только предположить, что она не очень доверяет тем, кто вынес грязную генетическую разработку на развивающуюся планету, а потом бросился устанавливать там свою власть, как только не смог наложить лапу на положительные результаты, — добавила Лора и неожиданно обернулась через плечо.

На пороге комнаты для совещаний стоял Представитель Совета Хаим Даан, за его спиной виднелась телохранитель, замершая в безмятежной позе. Лора повернулась к Тарксу и, видимо, задала вопрос по эссенц-связи, но он только отмахнулся и жестом пригласил Хаима присесть. Тот оставил аксела снаружи и прошествовал во главу стола, напротив Таркса.

— Милейшая Лора, — начал он, смешно шевельнув уголком рта, как будто сдерживая снисходительную улыбку. — Я понимаю вашу горячность, ведь в глубине своей администраторы — в некотором роде абстрактные создания, превыше всего ценящие стабильность и прозрачность на всех уровнях. Но логика говорит нам, что такой подход не может выдержать столкновения с реальностью. И что-то подсказывает мне, что втыкать шпильки тем, кто стремится добиться полноты информации, только потому, что их планета когда-то занялась чем-то сомнительным — не самое лучшее занятие, когда ваш собственный дом рискует вспыхнуть в любое мгновение. — Он резко поднял глаза на Лору, вложив в речь и взгляд оттенок величия, присущих этерналам. — Я прожил долгую жизнь, и никогда не жалел о моментах, когда все стороны договаривались выложить на стол всё, что им известно. Если мисс Ада имеет серьёзные причины не делиться тем, что она знает, ей бы стоило сообщить вам о них.

Он вздохнул и продолжил:

— Я думал, что этот формальный визит пройдёт легко и беззаботно, раз уж слух о новом Терминале развеялся так же, как и появился, но сложившаяся ситуация заставляет меня проявить ответственность, как я её себе представляю. Я присоединяю свой голос к разумной стороне и призываю всех поделиться наличной информацией. Мы не можем вечно надеяться на Праймов, подчинение которым заложено в самую глубину души Администраторов. За сотни лет своей жизни я не встречал ни одного, и теперь, после ситуации с вашей станцией, не могу быть уверен в безопасности, которую предоставляет Система защиты. Может быть, человеческое их начало оставило Галактику, и теперь только тень мёртвой Гайи следит за тем, чтобы заведённые ими механизмы работали.

Холодок прошёл по мыслям присутствующих. Администраторы попытались представить себе мир, лишённый начал логики и порядка, надежда на которые лежала в основе самого их мышления. Только Таркс спокойно и неподвижно сидел, изучая данные от невероятно чувствительных датчиков космического наблюдения Кольца. Ага, вот оно, оставалась всего пара минут. И ещё минут пять, пока информация об атаке на флот Гоэрама не будет передана всем остальным по дальней связи. Какой точный расчёт времени.

Хитрец перед ним распинался про тень Гайи, пытаясь впечатлить молодёжь страшным голосом и непроверяемыми заявлениями. Но какая разница, если этот призрак может распоряжаться знанием и энергией, превосходящими доступные всему человечеству. Тарксу была нужна всего одна маленькая услуга. Вероятность её осуществления выросла с астрономически маленькой до просто небольшой, но лучшего он добиться уже не мог, да и жизненный срок дефектной Ады практически истёк.

— Я распорядился привести эскадру Галактического Флота, патрулирующую сектор, в систему Намиды. Нам надлежит убедиться, что Изгнанники, сидящие вне охвата цивилизации Людей и хранящие вековую ненависть к мировому устройству, не представляют опасности, — торжественно продолжил Представитель. — Либо же окончательно обезвредить их.

Он поднял глаза, теперь светящиеся мудростью и добротой с небольшой примесью скорби и утвердительно кивнул Хироки.

Та благодарно склонила голову. Никто, кроме Таркса, не заметил отданной ей по эссенц-связи команды, да и тот смог только установить сам факт, но не её содержание, либо направление. Впрочем, ему это не было нужно. Он знал план даже, пожалуй, в лучших деталях, чем все, кто его составлял на разных уровнях и в разных структурах.

Полковник даже поднялась с места и с жуткой серьёзностью отправилась пожимать представителю руку.

Тарксу оставалось внести последнюю коррективу, пока стороны не получили странной информации и не задумались о том, кто же всё-таки взорвал Спутник-1. Он подключился к системам наблюдения в холле, где журналисты всё ещё обсуждали невнятные заявления от планетарного правительства. Трейсеры, давно настроенные им, подсказали ему, какими ключами управлялось небольшое устройство, закреплённое среди голопроекторов в центре зала. Оно только что было задействовано на срабатывание через пять минут. Таркс тщательно подчистил логи последних обращений, оставив только намёк на доступ из административной сети, и опустил таймер до пятнадцати секунд. Это должно было устранить его из списка кандидатов и повысить вероятность до практически возможной.

Он бросил последний взгляд на людей в зале, которые мирно болтали, ели, флиртовали или дремали. Его внимание привлекла девушка, смотревшая в направлении камеры, которую он использовал. Таркс увеличил её изображение и слегка расширил глаза в узнавании. Гайя Абрамс, время регистрации которой на Кольце не соответствовало никакому прибывающему кораблю, медленно подняла пустой стаканчик из-под кофе, изображая тост, и улыбнулась ему.

— Время... — прочитал он по её губам, — умирать...

Изображение с камеры исчезло, когда компактная осколочная бомба разнесла обеденный зал вместе со всеми людьми. Почти мгновенно включившиеся фильтр-барьеры за стенами отклонили уже испарявшиеся сверхскоростные осколки вверх, вдоль здания пресс-центра, создав картину жуткого фейерверка. На улице спешивший со всех ног Хавьер остановился, раскрыв рот, ошеломлённый грохотом, и выронил тщательно собранный букет. Он не успел.

Практически в этот же безотносительный момент на расстоянии нескольких десятков световых минут выпущенные катерами Изгнанников гиперторпеды материализовались посреди накопленного флота Гоэрама.

December 27, 2018
by Gwellir
Lightest Novel